You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Лавровый венок

Содиректор русского Сhristie´s Екатерина Винокурова – о своем пути из Нью-Йорка в Москву, от классики – к современному искусству

23 Июня 2013 Оксана Кравчук

На стене — фотография Сергея Сапожникова, 2010. Шелковое платье, Peter Pilotto; кожаные туфли, Miu Miu
На стене — фотография Сергея Сапожникова, 2010. Шелковое платье, Peter Pilotto; кожаные туфли, Miu Miu
Екатерина Винокурова, содиректор российского отделения аукционного дома Christie’s, нисколько не смущена, хотя только что призналась мне, что еще шесть лет назад не знала о современном искусстве ровным счетом ничего. Высокая блондинка в сером кашемировом платье Alexander Terekhov, без грамма косметики, с собранными волосами и приятным голосом, в московском офисе Christie’s работает уже три года, а до этого еще три трудилась в московском представительстве известной лондонской галереи современного искусства Haunch of Venison. «Конечно, я прослушала курс лекций по истории искусств в университете, но ведь этого мало для того, чтобы стать специалистом, — говорит Винокурова. — Пришлось разбираться. Я ездила на все ярмарки и выставки, много читала, прошла стажировку, и сейчас, кажется, уже неплохо ориентируюсь».

Умение сохранять безупречную улыбку и спокойствие, отвечая на самые каверзные вопросы, у нее наследственное: Винокурова — единственная дочь действующего министра иностранных дел России Сергея Лаврова. До двадцати двух лет жила в Нью-Йорке, где ее отец представлял Россию при ООН и снискал репутацию жесткого переговорщика, галантного джентльмена и денди с неизменной хамфри-богартовской сигаретой в углу рта. Там же, в Нью-Йорке, Катя поступила в Колумбийский университет, где училась на политолога. Потом окончила магистратуру в Лондоне — изучала экономику. И хотя она уже семь лет живет в Москве, у нее до сих пор всплывают в речи английские слова, а иногда она может спросить: «Как это по-русски?»

У девушки, выросшей в закрытой дипломатической касте сотрудников ООН, было все, о чем только можно мечтать: музеи Гуггенхайма и Метрополитен по выходным, концерты, выставки, опера и балет, а еще занятия танцами. «Классическое образование, недаром у меня мама филолог. Помню, сначала она боролась за мой английский: когда мы переехали в Штаты, я языка совсем не знала, а потом, наоборот, началась борьба за русский. Но ни Кабакова, ни Васильева, например, я тогда не знала». Да и вообще о современном искусстве, в отличие от Пуссена с Фрагонаром, тогда имела смутное представление.

Но потом Катя решила переезжать в Москву. «Это было моим сознательным выбором, я же русский человек. Сначала, конечно, было непросто — вот я не могу никуда опаздывать, очень пунктуальна, а тут вечная проблема с пробками, транспортом, на Манхэттене-то все пешком ходят. Да и к климату я тяжело привыкала». И все же она освоилась: здесь у нее теперь семья — сыну Леониду уже два с половиной года, муж Александр занимается бизнесом — у него логистическая компания, а сама она успевает и на фитнес, и на йогу, и на танцы.

Самое большое увлечение теперь — современное русское искусство. «Когда я приехала в Москву, здесь только открылся «Гараж», начинался Baibakov Art Projects. Мне все это было интересно, чувствовалось движение, и было ощущение, что ты лично присутствуешь при начале чего-то большого и важного, а это всегда здорово. Поэтому, когда через друзей мне сделали предложение уйти из нефтегазовой компании, где я занималась пиаром, и стать представителем галереи Haunch of Venison, я долго не раздумывала. Помню, Маша Байбакова, с которой мы вместе учились в Америке, сказала: «Иди, тебе понравится». И была права».

Теперь Винокурова не только профессионально занимается современным искусством, но и коллекционирует его. Любимые авторы — Павел Пепперштейн, Гоша Острецов, Сергей Сапожников: люди из мира, принципиально противоположного натертому паркету посольских особняков. Но именно в этом, с Катиной точки зрения, вся прелесть: «Современное искусство может казаться мусором, бурлящим хаосом, но если вы начинаете понимать, улавливать его, то в одной работе видите акт подлинного творения, а другая так и остается бессмыслицей. Так у меня было с одним из любимых фотографов Сережей Сапожниковым, автором картины в моей коллекции — с надувными матрасами. Она хаотична, но при этом в ней есть структура».
Картина Павла Пепперштейна из серии «Город Россия», «Группа небоскребов «Хоровод», холст, акрил, 2007. Шерстяное платье, кожаные туфли, все Louis Vuitton
Картина Павла Пепперштейна из серии «Город Россия», «Группа небоскребов «Хоровод», холст, акрил, 2007. Шерстяное платье, кожаные туфли, все Louis Vuitton
Кроме фотографий двадцативосьмилетнего Сапож­никова, начинавшего карьеру с граффити (две даже забрал в свой офис муж, обычно, по словам Кати, «отстраняющийся от всех культпоходов и темы искусства вообще»), она гордится работой Пепперштейна «Группа небоскребов «Хоровод». «Эта картина из проекта «Город Россия» — мое первое приобретение, я тогда только начала работать в сфере искусства. Паша ведь считает себя больше писателем, чем художником, и потому его работы всегда узнаваемы — всегда есть текст на картине и какая-то причудливая идея за ней. Я помню, как пришла на его выставку, а тогда еще мэром Москвы был Юрий Михайлович Лужков. И Паша призывал мэра не портить столицу новыми офисами для политиков и банкиров, а выделить для этих нужд территорию под отдельный город, назвать который следует Россия. И создал картины — зарисовки из жизни этого города. Вот эту, под названием «Группа небоскребов «Хоровод», я и полюбила с первого взгляда».

В старой квартире у Винокуровой помещались все работы из немногочисленной пока коллекции. «Я люблю лаконичные интерьеры, даже минималистичные. Идеальное пространство для меня — бежевое, нейтральное, удобное. И работы — яркие акценты. Но пока, увы, мы снимаем квартиру в Хамовниках, переехали сюда после рождения сына. Так что приходится мириться с тем, что Пепперштейн висит на фоне обоев, а какие-то работы и вовсе пришлось перевезти пока на дачу».

Не экономили лишь на месте для двух картин. Первая — подарок крестной матери Лени Марии Байбаковой, работа молодой американки Кэтрин Эндрюс Финчер с четырьмя свечами. Вторая — «очень смешная работа Гоши Острецова. Я его попросила нарисовать на годовщину моей свадьбы наш портрет, и вот я там в виде русалки, а Саша — как рыба-воин, забавно, в Гошином стиле».

Видно, что она по-хорошему влюблена в свое новое дело. «Когда мы готовим проекты, то на каждый уходит до полугода, график работы всегда очень напряженный: когда у нас уже ночь, то Нью-Йорк только просыпается, а Гонконг уже спит — так что получается такой вот круговорот. Это-то мне и нравится».

Частенько всякие чудаки пишут ей, что нашли в сундуке своей прабабушки яйцо Фаберже, или просят продать автомобиль, принадлежавший Брежневу. И тогда она чув­ствует себя героиней «Острова сокровищ», к которой в окно вот-вот посту­чится одноногий Джон Сильвер. Получается, что ее коллекция — логичное продолжение всего, что с ней происходит в жизни.

Катя снова смотрит на картину Пепперштейна — почти полтора метра в длину, с силуэтами танцующих в хороводе: «Мне вот уже предлагали продать ее втридорога, но я не буду. Это мое самое первое приобретение, и оно имеет для меня символическое значение. У нас множество талантливых молодых художников с огромным арсеналом идей и новых форм: Арсений Жиляев, Анастасия Рябцова, Давид Тер-Оганьян, они работают совершенно в разных стилях, от фотографии до инсталляций, но у каждого есть своя идея и особая концепция. Так что я надеюсь вскоре пополнить свое собрание».

Получается, что пока она наводит порядок в собственном доме, собирая коллекцию. А там, глядишь, займется и русским искусством всерьез, выйдет на другой уровень — сама она такой возможности, говоря дипломатическим языком, не отрицает.

Стиль: Катерина Золототрубова. Макияж: Эрнест Мунтаниоль/Chanel. Ассистент фотографа: Константин Сывак. Продюсер: Елена Серова. Ассистент продюсера: Валерия Школяр.

еще в разделе Журнал

Лавровый венок

Гранж-отель

Важную тенденцию осени можно осваивать уже сейчас — гранж родом с пляжей Калифорнии

Лавровый венок

Лори и лофт

Хозяйка бутика The Webster в Майами Лори Эрияр-Дюбро, закрутив роман с художником Аароном Янгом, навела свой порядок в его студии в Нью-Йорке

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Закрытый прием Christie’s и Breguet
Выход в свет

Закрытый прием Christie’s и Breguet

Коллекционеры, деятели культуры и искусства посетили выставку Christie’s в бутике Tourbillon

Дом Тейлор
Украшения

Дом Тейлор

Элизабет Тейлор в своей любви к бриллиантам не ограничивалась одним лишь коллекционированием. Увы, уникальные драгоценности House of Taylor появляются теперь только на аукционах


самое популярное

10 смешных аксессуаров для летней вечеринки
Новости 10 смешных аксессуаров для летней вечеринки

Вентилятор-мороженое, укулеле и подводный фотоаппарат — атрибуты веселого уик-энда

Черным по белому: берлинская квартира Лидии Александровой
Новости Черным по белому: берлинская квартира Лидии Александровой

В Москве она руководит модным бизнесом, а в Берлине заряжается молодой энергией. Для этого ей даже не обязательно выходить из дома


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

facebook

Vogue Россия
в Facebook

vkontakte

Vogue Россия
в Vkontakte

Twitter

Vogue Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
VOGUE Россия

instagram

vogue россия
в instagram

Instagram
pinterest

Самые яркие
фото VOGUE.ru