You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Пластическая хирургия: резать все и сразу

«За» и «против» новой моды проводить все нужные вам операции за один прием

Пластическая хирургия: резать все и сразу
Пятнадцать лет назад Анна сделала ринопластику. В Тбилиси, куда она ездила к знаменитому тогда хирургу, ей исправили перегородку и сделали вздернутый нос, как она и заказывала. Спустя два года решилась на операцию по уве­личению груди. Тогда на пике славы были бразильские модели во главе с Жизель, и на их фоне первый раз­мер казался возмутительно малень­ким. Затем была липосакция: ни за­нятия спортом, ни диеты не могли избавить девушку от «ушей» на бед­рах. Не обошлось и без филлеров: едва заметное увеличение губ и кор­рекция подбородка. После родов, ко­торые прошли с осложнениями, при­шлось делать интимную пластику. И это притом, что каждая операция для моей подруги стресс, она плохо переносит наркоз.

И вот на днях Анна была на консультации у хирурга по поводу омоло­жения лица: не может видеть брыли, нависшие веки и грыжи под глазами. «Все это мне исправят за один раз, — с облегчением рассказывает Анна. — Врач сказал, что все мои предыду­щие операции сегодня сделали бы одновременно. Жаль, что такой воз­можности не было раньше, было бы меньше мучений».

Да, теперь провести и три, и четы­ре операции на лице и теле можно за один раз! «Мы называем такие опе­рации сочетанными, они составля­ют половину моей практики, — гово­рит пластический хирург, кандидат медицинских наук Георгий Чемянов, к которому я обратилась за разъяс­нениями. — Это стало возможным благодаря развитию науки и, конеч­но, желанию клиенток получить все и сразу, сэкономить время и деньги».

Пластическая хирургия: резать все и сразу

Накануне Чемянов как раз провел шестичасовую сочетанную опера­цию. «Я сделал коррекцию верхних век, затем небольшую липосакцию в области живота, бедер, талии и спи­ны. Полученный жир мы тут же прогнали через фильтрационную систему, и я использовал его для уве­личения ягодиц, им же скорректиро­ вал половые губы. После чего провел абдоминопластику: подтянул ткань в районе живота и удалил шрам по­сле двух кесаревых сечений».

Я, честно говоря, шокирована. Не­ужели такое количество операций не увеличивает риск осложнений, ведь нагрузка на организм огромная? Вместо ответа врач показывает ста­тистику: проблем не больше, чем при обычных операциях. «К примеру, многие думают, что если после уве­личения груди возникнут осложне­ния, то ткани в области липосакции будут заживать хуже, но это не так. Большинство манипуляций происхо­дит на поверхности, мы не вмешива­емся в работу органов, а воздействуем на мягкие ткани, их восстановление проходит проще».

Разумеется, есть и противопоказа­ния. К примеру, наркоз может стать причиной тромбоза, и если у пациентки проблемы с венами, ей предло­жат делать за раз не больше двух-­трех операций. Самое частое осложне­ние — падение давления, ведь под наркозом приходится провести до семи часов, поэтому главное, чтобы в клинике было высокотехнологич­ное реанимационное отделение, где круглосуточно дежурят специали­сты. «Сочетанные операции не так вредны, как серия одиночных, — считает Чемянов. — Ведь предсто­ит только один наркоз, одно вмеша­тельство, один реабилитационный период, один курс антибиотиков и болеутоляющих».

А что думают другие специалисты? Иду на прием в Институт пластической хирур­гии и косметологии, который считается кузницей кадров отечественной пла­стической хирургии. И слышу то же самое: в последнее время сочетанные операции здесь проводят постоянно. «Еще десять лет назад был совершен­но другой наркоз, более токсичный, и без серьезных показаний держать под наркозом пациента шесть часов было опасно, — говорит пластичес­кий хирург, кандидат медицинских наук Ксения Авдошенко. — Сегодня анестезиологические препараты ста­ли совершеннее, легче стали и про­ведение самого наркоза, и выход из него. Так что риски минимальны».

«Другой фактор, — продолжает Авдошенко, — появление новых ин­струментов и эндоскопического оборудования. Введенная через разрез мини­камера позволяет хирургу точ­но контролировать процесс, полно­стью останавливать кровотечение, тем самым снижая риск возникнове­ния синяков».

Некоторые операции между со­бой сочетаются, а некоторые нет. Например, вам не сделают одно­временно ринопластику и пластику нижних век: работа с носом вызовет сильный отек и браться за веки уже не следует. Нельзя проводить вместе с другими процедурами объемную липосакцию, при которой убирают десять–пятнадцать литров жира. Ли­посакция изменяет метаболические процессы в организме, он испытыва­ет шок, плюс вместе с жиром хирург извлекает большой объем жидкости, и наступает обезвоженность.

Пластическая хирургия: резать все и сразу

Зато сочетаются ринопластика, увеличение груди и локальная липо­сакция. По желанию клиента опе­рации могут проводиться двумя хи­рургами. Чаще всего совмещают пластику лица и интимной зоны — врачи друг другу не мешают. Первыми проводить сочетанные операции начали в Америке. Все на­чалось с так называемых обновлен­ных мамочек — женщин, которым после родов за один прием делали аб­доминопластику и коррекцию фор­мы груди. Один из ведущих пласти­ческих хирургов Голливуда Дэвид А. Федмар, который первые соче­танные операции начал проводить около пяти лет назад, так объясняет появление тренда: «Прогресс бук­вально повсюду — какую операцию ни возьми. Например, мы больше не ставим дренажи для оттока крови при увеличении груди или липосак­ции, ведь современные медикамен­ты позволяют избежать кровоте­чения. Плюс теперь мы склеиваем кожную ткань — шов лучше зажива­ет, и не остается рубца. Обновились и лазеры, они быстрее расщепляют жир, он легче выводится».

В итоге на увеличение груди вме­сто двух часов хирург тратит час, то же самое с липосакцией. Врачи уверены, что в будущем технологии позволят еще больше экономить вре­мя, а значит, еще меньше держать пациента под наркозом и сокращать восстановительный период. «Такой скачок в развитии пластической хи­рургии связан прежде всего с тем, что в России и на Западе увеличилась продолжительность жизни, — счита­ет Ксения Авдошенко. — Сегодня лю­ди дольше остаются активными, поз­же создают семьи и хотят оставаться молодыми. Спрос на омоложение стал триггером развития и медици­ны, и фармакологии, и технологий, а все вместе позволило делать по пять операций за раз».

Интересно, а как себя чувствуют пациент­ и после сочетанных операций? Звоню той самой девушке, которой Чемянов за шесть часов провел коррекцию век, липосакцию, удалил ткань на живо­те и увеличил ягодицы. С момента операции прошел месяц, и тридца­тивосьмилетняя пациентка уже две недели как вышла на работу. «Ког­да я очнулась после наркоза, силь­ной боли не было, но ощущение — как после автокатастрофы. Не могла лежать на спине из­-за липофилинга ягодиц, а на животе — из­-за шва. Гла­за заплыли. Все было ужасно. Но уже на следующий день стало легче. Сей­час я счастлива: у меня поменялась фигура, доктор убрал лишнее и до­бавил, где не хватало. Но даже такой результат не заставил бы меня ло­житься под нож несколько раз».

Пластическая хирургия: резать все и сразу

комментарии / 0

оставить комментарий