You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Поверив рекламе, корреспондент Vogue решила сесть на шпагат за две недели

Ее исповедь — перед вами

Поверив рекламе, корреспондент Vogue решила сесть на шпагат за две недели
Смотрю на себя в зеркало в раз­девалке. Что же я такая толстая и неуклюжая! Мой тренер Оксана Люляева из World Class предупреди­ла, что я должна быть в легинсах. Ко­нечно, спортивный костюм скрасил бы все недостатки, а в легинсах они особенно заметны.

Оксана включает музыку и ве­лит бегать по кругу. Я не люблю бег. Но раз уж решила серьезно подойти к вопросу, не спорю. Хороший разо­грев — главное правило тренировки. Тянуться самой, без разминки и при­смотра тренера — прямой путь к трав­ме. Интенсивный разогрев должен быть около двадцати минут: беговая дорожка, скакалка, танцы, аэробика.

Я все время молчу. Старательно дышу — вдох­-выдох. Рядом со строй­ной миниатюрной Оксаной я вы­гляжу совсем деревянной. Она даже бежит легко и грациозно. Куда же я полезла? Зачем повелась на эту ду­рацкую рекламу о шпагате и гимнас­тической растяжке за две недели? То ли дело молодые спортивные де­вушки, которых я видела на картин­ках и в роликах. Вот они — богини, и вот я в мои сорок с лишним.

Первая тренировка пробная, и я внутренне готова фило­нить. Я уже рассказала тре­неру, что в детстве занима­лась спортом — большой теннис и плавание, бальные и спор­тивные танцы, фигурное катание во­семь лет. Бросила фигурное катание после травмы: вывих тазобедренного сустава, частичное онемение правой ноги от бедра до большого пальца, долгий реабилитационный период. Именно тогда в мою жизнь вошли массаж, баня и йога. С этим набором меня познакомил врач диагностиче­ского центра, который восстанав­ливал правую ногу и спину. Так уже больше двадцати лет я и живу: ежене­дельный массаж, баня два раза в ме­сяц, десять минут йоги каждый день. Из фитнеса я пробовала все: аэроби­ку, калланетику, шейпинг, пилатес. Но сложиться пополам я не могла, встать на мостик, закинуть ногу за го­лову — все то, чему меня мучили в дет­стве на тренировках по фигурному катанию, исчезло без следа.

Поверив рекламе, корреспондент Vogue решила сесть на шпагат за две недели

Оксана говорит, что сразу видно, что спорт в моей жизни был, и серьез­ный. Я мычу, что я деревяшка. «Нет, вы просто не видели юных девочек, — успокаивает меня Оксана. — Таких де­ревянных, что не могут дотянуться до колен». А я кончиками пальцев ка­саюсь пола. Спрашивает, садилась ли я когда­-нибудь на шпагат, говорю, да, двадцать лет назад, поперечный — в слезах, продольный — в истерике.
— Может, принимать себя такими, какие мы есть? — спрашивает Оксана.
— Ну нет. Для женщины это труд­но. Нам все время нужно что­-то новое, недостижимое.
— Тогда почему шпагат? Почему именно такая цель? Почему не танцы?
— Вы знаете, мы тут с сыном смо­трели фильм «Война в семействе Роуз», там Майкл Дуглас влюбился в девушку, чемпионку по гимнасти­ке, она при первом знакомстве встает на руки и на вытянутых руках почти в шпагат разводит ноги. Дуглас влюб­ляется сразу же. Его обалдевшее лицо между ее ног — это нечто. Сын спро­сил, а я так смогу? Мимо проходила бабушка и сказала, что в моем возрас­те она легко садилась на любой шпа­гат и вставала на мостик. Вечером я пыталась сделать мостик и сесть на шпагат. Это какой­-то позор. Да еще эти рекламные предложения у меня в фейсбуке: говорят, восемь заня­тий — и вы сядете на шпагат, балет­ные растяжки за месяц, даже если вам за сорок, без спортивной подготовки, ваше тело приобретет гибкость за две недели. Я просто хочу попробовать. Ведь не все потеряно?
— Какой ужас! — говорит Оксана. — По физиологическим данным одни могут сесть на шпагат за неделю, дру­гим и года будет мало, а некоторые, по медицинским показаниям, вооб­ще никогда. Давайте посмотрим, как пойдет. Вдруг произойдет чудо?

На следующий день после тренировки у меня болит все. Абсолютно все. Еле хожу. Не могу понять почему. Мы ведь только растя­гивались. Руки вверх, держим спину, тянемся в сторону, носок на себя, от себя. Под конец занятия Оксана по­садила меня в какую­-то немыслимую позу, и тут яркой вспышкой заболело не просто в одном месте, а сразу везде. Пот потек ручьем.

Почему пот? Мы же не делаем ни­каких аэробных движений или сило­вых упражнений? «Мышцы все равно работают, вы отталкиваете мои руки, сопротивляетесь, потом расслабля­етесь, мы тянем мышцу, — отвеча­ет тренер. — Это труд. Это боль. Вам нужно научиться управлять этой болью, выдыхать ее».

Каждое занятие я задаю новые во­просы, а Оксана отвечает. Чем полез­на растяжка для здоровья? У каждой мышцы есть два противоположных состояния — сокращение и растяже­ние. Когда мышца сокращена, чело­век напряжен, в расслабленном со­стоянии мышцы растянуты. Посто­янно напряженные мышцы требуют энергетических затрат для сохране­ния своего сокращенного (напря­женного) состояния. Это заставляет нас испытывать усталость. Выпол­няя упражнения на растяжку, мы вы­свобождаем энергию, которая задей­ствована на удержание мышц в сокра­щенном состоянии. Плюс хорошая координация — поскольку гибкость тела дает правильное расслабление и равномерный тонус, что приводит к улучшению координации. Человек с хорошей растяжкой всего тела обу­чается физическим умениям и навы­кам на порядок быстрее.

Через неделю я уже прихожу рань­ше назначенного времени и начинаю разогреваться сама. В первые дни мое лицо было сведено судорогой стара­ния, концентрации и боли. Сейчас я уже знаю, что меня ждет. И улыба­юсь. Напрасно. Оксана объявляет, что на этой неделе мы тренируемся у станка. Ненавижу все эти плие, бат­маны, скучную музыку. Но у нас дру­гой подход. Еще больше растянуть­ся, чтобы сделать провисы. Мои руки вцепляются в станок, как в спасатель­ный трос. Надо почти висеть на ру­ках при поднятой ноге, с правиль­ным выворотом стоп, коленок, коп­чика, с прямой спиной. Мои мышцы обалдело скулят, выступает пот — все, больше не могу, больно, очень больно! Боже мой! Хоть что-­нибудь мне дастся легко? Я не смотрю на себя в зеркало. Закрываю глаза. Надо дышать. Надо выдыхать эту боль. Надо научиться расслабляться на выдохе. Какой ду­рак пойдет в сорок лет на шпагат? «Тот, кто ставит перед собой цель, — отвечает Оксана. — Просто так хо­дить в зал — это развлечение. Вот если есть цель — другое дело. Хотите ли вы бежать марафон, уметь драться, как боксер, плавать кролем, танцевать фламенко или сесть на шпагат — все это самая лучшая мотивация».

Поверив рекламе, корреспондент Vogue решила сесть на шпагат за две недели

И вот я иду на тренировки, как на Голгофу, — просто потому, что надо. Я живу в боли. Старые травмы дают о себе знать, ко мне вернулась забытая боль — тазобе­дренный сустав, колено, поясница. Мой шпагат в позе крокозябры — результат той травмы. Перекос настоль­ко сильный, что наша задача теперь не растянуть мышцы, а удержать таз и ноги в правильном положении. Оксана настоятельно рекомендует начать ходить на пилатес. Два разных тренера по пилатесу подтверждают нашу догадку: мне не сесть на шпагат без дополнительных занятий. Надо укреплять мышцы пресса, спины и научиться выравнивать таз.
— Я вижу веселую женщину с дурац­кой идеей сесть на шпагат, — описыва­ет меня Лена, тренер по пилатесу из клуба Svelte. — Давайте посмотрим, над чем нам работать.
— Над шпагатом, — отвечаю я.
— Нет, над шпагатом вы работае­те в другом месте, нам нужна реабилитация.

Тренер говорит, что сразу обра­тила внимание на неоптимальную статику поясничного отдела и пере­кос таза. Да, да, про таз мне уже гово­рили. Лена просит меня наклониться вперед, присесть, сделать несколько несложных упражнений, показать, как я тренирую оба шпагата. Мы ищем какой­-то «затык», перегрузку или дисбаланс мышечной активнос­ти. Это есть абсолютно у каждого че­ловека, надо понять, где он у меня. Для того чтобы снять нагрузку с по­ясницы, надо включить ягодицы, чтобы включить ягодицы, надо отработать движение во всех суставах от стопы к тазу. Нам надо работать над оптимальной динамикой и статикой.

Лена сыплет анатомическими на­званиями, я слушаю ее как заворожен­ная. Она не первый человек, который сразу же спрашивает: а зачем вам все это? Тренер не против шпагата, но без последствий. Надо научиться чув­ствовать свое тело. Стопа, голень, бе­дро, таз — все взаимосвязано. Потя­нешь за один конец — в другом измене­ния. Наш организм рационален и не будет отдавать предпочтение одной из конечностей без причины. В моем случае старая травма нарушила дви­гательный стереотип, боли давно нет, но тело по привычке, искривля­ясь, снимает нагрузку с когд­-то боль­ной ноги.

Слово за слово — и тренировка прошла. Спина не болит. Колено от­пустило. Это же чудо! Лена смеет­ся: «Нет, это не чудо, мы потихоньку сняли напряжение с поясницы, по­работали над мышцами пресса, растянули внутреннюю часть бедра». Хотя упражнения, которые мы вы­ полняли, не менее тяжелые для меня, чем тренировка у станка. Я больше не злюсь, я принимаю проблемы моего организма и возможную невоз­можность шпагата. Теперь у меня за­дача другая — управлять собой, чув­ствовать каждую деталь, чтобы ни­ кто не сползал и не уплывал, чтобы все было ровным и красивым.

Кому-­то для этого нужно полгода, кому-­то хватит и месяца, а кому-­то нужен год или два. Все зависит от осо­бенностей организма, того, насколь­ко мягкие связки, насколько быстро человек может восстановиться, каче­ства тренировок, их регулярности, правильности, старания. При хоро­шей растяжке можно всю жизнь под­держивать тот же уровень, занима­ясь один­-два раза в неделю. С другой стороны, гибкость теряется на десять-двадцать процентов в ме­сяц, если не заниматься. Но если есть цель сесть на шпагат — занятия должны быть регулярные, через день.

И вот наступает моя последняя, седьмая, неделя заня­тий. Я почти села. Колено так и болит, но я сижу прямо, даже могу поднять руки вверх, но есть маленькая подвздош­ная связка, которая оставляет мой шпагат в состоянии «почти». Я по­чувствовала эту связку на одном из последних занятий. Она болела так, как все тело в первый раз. Остальную боль мой мозг больше не восприни­мает. Или я научилась выдыхать ее.

У меня эйфория. Еще чуть­-чуть, и смогу сделать селфи. Как говорит один голливудский актер, который готовился к роли супергероя, ты словно орхидея, которая раскрывается и отцветает в один день — день, когда ты наконец сделаешь селфи в шпагате. Правда, он занимался почти год, а я только три месяца. Но старалась я не меньше этого актера. И для себя, и для селфи.

Поверив рекламе, корреспондент Vogue решила сесть на шпагат за две недели

комментарии / 0

оставить комментарий