You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Франсуа Нарс о первых средствах, любимых бабушках и черно-белом кино

В честь 25-летия бренда Nars его основатель вспоминает, с чего все начиналось

Франсуа Нарс о первых средствах, любимых бабушках и черно-белом кино

Ровно 25 лет назад визажист Франсуа Нарс создал первую коллекцию средств под собственным именем, которая стала продаваться на полках нью-йоркского универмага Barneys. Все начиналось с 12 оттенков помады в квадратной матовой упаковке. Теперь же в линии под брендом Nars есть практически все — тональные кремы, тени, карандаши, корректоры, пудры. О том, как визажисту удалось построить собственную империю, он рассказал Vogue лично.

Франсуа Нарс в девяностые
Франсуа Нарс в девяностые

О влиянии семьи на выбор профессии

«Мама и две мои бабушки во многом на меня повлияли — они все были очень элегантные. Когда ты окружен прекрасными дамами, это пробуждает в тебе определенное отношение к красоте. Плюс мои родители были заядлыми коллекционерами книг — у них была очень большая библиотека. Я помню, как просматривал альбом за альбомом с картинами Пикассо и Матисса. Будучи маленьким ребенком, не осознаешь, какой отпечаток это все на тебя откладывает. Мне тогда было примерно десять лет. Иронично, но одновременно с этими полотнами на меня оказывало огромное влияние черно-белое кино. Родители обожали фильмы и позволяли мне допоздна смотреть их вместе с ними. Я пересмотрел все немое кино с Гретой Гарбо и Марлен Дитрих — был будто загипнотизированный. И конечно, во многом такой интерес к кино у меня проснулся благодаря образам главных героинь и их макияжу».

О первой коллекции

«У меня не было так много денег, чтобы запустить полноценную линию с разными категориями средств, а коллекция помад показалась хорошим началом для налаживания контакта с публикой. Я очень надеялся, что это сработает, а если нет — попробовал бы сделать что-то еще. Так я решил, что 12 оттенков — это хороший старт. Женщины обожают насыщенные красные, нюдовые и нейтральные розовые тона. Это как раз и было то, что я для них подготовил. Придумать упаковку попросил Фабьена Барона — я не хотел работать с кем-либо еще».

О красной помаде

«Помада на губах дает вам ощущение собственной привлекательности. Она возвращает в эру Золотого Голливуда, когда невозможно было представить девушку без косметики на лице. Она может придать уверенности в кратчайший срок. Даже если на вас простые джинсы и белая футболка. Особенно, если речь идет о красном оттенке. Я обожаю розовые, нюдовые тона, но красный — всегда на высоте. Моя бабушка постоянно носила красную помаду».

О названиях оттенков

«Когда ты даешь помаде особенное имя, она становится больше, чем просто средством. Идеи я постоянно записываю в маленькую тетрадочку, и когда уже доходит дело до того, что нужно дать название продукту, быстро понимаю: эта помада — «Шанхайский экспресс», потому что она напоминает мне о Марлен Дитрих. И мне всегда кажется, что такие названия женщины запомнят куда лучше, чем просто «клубничный красный» и «розовый цветок». Благодаря этому помада превращается в объект желаний».

О будущем Nars

«Я иду спать с мыслью, что женщины на другом конце планеты покупают мои средства. Это очень вдохновляет. Нам уже 25 лет, но мы по-прежнему молодые. И хотим, чтобы бренд существовал еще 25 лет, а лучше все сто».

Lauren Valenti/Vogue.com

комментарии