You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. КРАСОТА
  2. Новости

Возможно ли сделать массивную нижнюю челюсть изящной?

Наша читательница своим примером доказывает: то, что раньше было фантастикой, — уже реальность

Возможно ли сделать массивную нижнюю челюсть изящной?

Пару лет назад мне на глаза попалась забавная статья в интернете. Один китаец подал на красавицу жену в суд за то, что она скрыла от него свое истинное лицо — в прямом смысле слова. После того как рожденные в браке дети подросли, стало ясно, что они не похожи ни на отца, ни на мать: носы толстые, губы тонкие, лица некрасивые. Муж был уверен, что в деле замешан любовник, и решил засудить изменницу. Но выяснилось: чтобы удачно выйти замуж, девушка прошла серию пластических операций в Корее, ставшей одним из лидеров в этой области. Фотографии до и после, опубликованные в статье, поражали. Это были два разных человека — чудовище и красавица. Больше всего меня поразила метаморфоза, произошедшая с нижней челюстью. До операции у девушки было плоское лицо без скул с массивной нижней частью. После — сужающееся книзу лицо-треугольник с высокими скулами. В моей голове тут же вспыхнула мысль: если уж такой тяжелый случай был хирургам по плечу, то мне тем более помогут! Вы уже догадались: природа наградила меня некрасивой, массивной челюстью. Я ненавидела ее со школы, считала, она делает меня похожей на боксера из старого голливудского фильма. Сразу после института, то есть лет пятнадцать назад, я уже пыталась от нее избавиться: обратилась к известному пластическому хирургу, но, к моему изумлению, он принялся меня отговаривать. Мол, сама операция невероятно сложная — нужно отслаивать мышцы, дробить кости, а реабилитационный период — хуже не придумаешь. Поэтому челюстно-лицевую пластику редко делают ради красоты, в основном — по показаниям. Тогда я отступилась. Но, прочитав про казус в китайской семье, решила: во что бы то ни стало исправлю этот недостаток!


Возможно ли сделать массивную нижнюю челюсть изящной?
Келли Осборн

К счастью, на ловца и зверь бежит — и в Корею ехать мне не пришлось. Благодаря сарафанному радио я вышла на Андрея Андреищева, известного специалиста по челюстно-лицевым патологиям, который принимает не только в Москве, но и в моем родном Петербурге. На консультацию в клинику «Институт красоты СПИК» я взяла фотографию той самой китаянки — вдруг доктор будет уверять, что преображение невозможно. «Конечно, девушка прошла радикальную мандибулопластику: из ее нижней челюсти удалили целые участки кости, но вам это не нужно. Достаточно будет сточить по сантиметру с каждой стороны», — вынес вердикт Андрей Русланович. Оказалось, что за последние пять лет в этой области произошла настоящая революция. Важнейший прорыв, по словам доктора, произошел благодаря развитию информационных технологий и компьютерных томографов. Сегодня эти аппараты делают трехмерные снимки челюсти, так что хирург может как следует рассмотреть все ткани и кости, выяснить, как расположены зубы и нервы относительно челюсти. Руки мастера, конечно, крайне важны, но серьезным подспорьем стали компьютерные программы: они помогают рассчитать план операции — какие могут возникнуть сложности и как их обойти — и спланировать результат. Во-вторых, теперь врачи используют принципиально новые инструменты, выполненные из высокопрочных сплавов, которые применяют при строительстве боингов и космических кораблей. «Они позволяют за одну-две минуты сточить кость в порошок и превратить челюсть в произведение искусства, — рассказывает Андреищев. — А раньше в нашем распоряжении были достаточно примитивные боры, ими мы в течение получаса скорее дробили челюсть, а не шлифовали ее, как сегодня». Третий фактор — новейшие медикаменты для понижения кровоточивости. Они позволяют врачу получить лучший обзор во время операции, а пациенту — хорошее самочувствие после и возможность выписаться уже через сутки. Я была окрылена: ничто не мешает мне получить челюсть мечты! И операция не самая дорогая — двести тысяч рублей. Но врач тут же спустил меня с небес на землю. «Хорошенько подумайте, прежде чем решиться на мандибулопластику. Несмотря на прогресс, она остается одной из самых сложных операций, — говорит Андреищев. — В нижней трети лица проходят основные лицевые нервы, которые отвечают за мимику, а также нервные пучки, идущие к нижним зубам. Стоит повредить хотя бы один — и возникнут проблемы при кусании, жевании, питье». Доктор расписал и восстановительный период: отслаивание мышц, шлифовка кости — все это дает отек, который будет заметен в течение месяца-полутора. Первые три дня нужно будет носить повязку: чтобы мягкие ткани правильно срослись, они должны быть жестко зафиксированы относительно нового костного скелета. «Мы ведь не просто корректируем форму кости, мы меняем геометрию лица», — резюмировал доктор. Я взяла тайм-аут. Отказываться от задуманного не хотелось, но мысль о том, что меня ждет, вызывала ужас. Когда я была в Москве, я записалась на консультацию к косметологу: вдруг современная косметология со всеми ее достижениями сможет предложить мне решение, пускай и компромиссное? «Бывают случаи, когда нижняя челюсть выглядит массивно не потому, что велика кость, а из-за неправильного прикуса, который приводит к формированию мощных жевательных мышц, — говорит Елена Недорубова, дерматокосметолог знаменитой клиники «Время Красоты». — Несколько уколов ботокса в эту зону расслабят мышцы, через пару недель они уменьшатся, и лицо станет гораздо тоньше. К сожалению, у вас дело именно в широкой кости. В таких случаях мы предлагаем скорректировать пропорции: если увеличить скулы и губы инъекциями филлера, челюсть не будет доминировать и лицо будет выглядеть гармоничнее». Меня такой вариант не устроил: мне нравятся мои скулы и губы. Я готовилась к тому, что испугаюсь отражения в зеркале. Но все равно, когда мне сняли повязки, разрыдалась. Заплывшее лицо было в два раза шире, чем раньше. Следующие три недели я провела дома на больничном: отек спадал медленно, все болело. Ночью я постоянно просыпалась от пульсирующей боли, а когда засыпала, мне снились кошмары — будто вместо лица у меня кровавая рана. А днем я чувствовала себя киборгом: нормально жевать я не могла, саднили швы во рту, было страшно пошевелить челюстью, казалось, что она не моя. Я перешла на крем-супы и соки. Все это привело к тому, что я впала в депрессию и постоянно спрашивала себя: зачем, зачем я сделала с собой такое? У меня есть муж, ребенок, интересная работа, ради чего я пошла на эти жертвы? А вдруг челюсть останется такой же крупной, а вдруг чувствительность к онемевшим губам не вернется? Я вспоминала знаменитых девушек с широкими лицами, например Келли Осборн и Румер Уиллис, — их снимают для журналов, и никто не вымеряет ширину их челюсти линейкой. В порыве гнева я даже нашла виноватого в моих бедах — Корея! Да, там придумали BB-кремы и тканевые маски, которые я любила, когда была здорова, но мода на узкие лица, которую они продвигают, — зло. Через четыре недели боль отпустила, я опять могла нормально жевать, челюсть смыкалась правильно и по ощущениям снова стала как родная. Тогда же спали синяки, и из бесформенной массы стало вырисовываться новое узкое изящное лицо. Утром в первый после больничного рабочий день я накрасилась после месячного перерыва, и муж, который изначально был против операции, сказал: «Ты стала похожа на фарфоровую куколку». С тех пор прошло уже несколько месяцев. Я начала собирать волосы в хвост и пучки, а в отражении вижу — да, настоящую красавицу.


Возможно ли сделать массивную нижнюю челюсть изящной?
Румер Уиллис
Записала Радима Бочкаева
комментарии