Красота

Томас де Клайвер о том, как стал визажистом Gucci, будущем макияжа и приемах своей бабушки

Гуру современного макияжа рассказал русскому Vogue о своей карьере и детских воспоминаниях

Визажиста Томаса де Клайвера можно смело назвать борцом с трендом на макияж «без макияжа» — работы этого парня родом из Австралии всегда яркие. Лица моделей, которые прошли через его руки, скорее напоминают полотна, на которых — не типичные стрелки, а краски и графические формы. Мы писали о нем еще во время показов осень-зима 2019, теперь же имя этого парня известно еще лучше — именно он вместе с креативным директором Gucci Алессандро Микеле запустил новую косметическую линию марки. В нее вошли 58 оттенков помад, которые можно использовать не только на губах — об этом и о карьере Томаса мы поговорили с ним лично.

О первой встрече с Микеле

«Я был в Нью-Йорке на съемке и уже ехал в аэропорт JFK, когда мне позвонил мой агент и сказал, что Алессандро Микеле хотел бы встретиться со мной — причем достаточно срочно, на следующий день. Я в тот момент должен был вылетать в Лондон, но мне пришлось быстро поменять свои планы, так как Алессандро был в Лос-Анджелесе. Я прилетел туда примерно в три часа ночи, немного поспал и встретился с Микеле уже за завтраком. Это был первый раз, когда мы увиделись. Мы болтали о макияже — я рассказывал, насколько обожаю придумывать разные дизайны и искать вдохновение из всего, что меня окружает. Он работает в очень похожем ключе, так что мы сразу нашли общий язык».

О новой коллекции Gucci Beauty

«В коллекции — 58 оттенков помады: 36 насыщенных и плотных, 18 полупрозрачных, плюс четыре бальзама для губ, из них один бесцветный, другие — с небольшим количеством пигмента. Но дело не только в количестве оттенков: они все могут использоваться как на губах, так и на других частях лица, как румяна или хайлайтер. Девять оттенков подходят и для глаз. На бэкстейдже показов или на съемках мы всегда использовали помады где только можно, чтобы создать специфический образ. Для меня как для визажиста очень важна такая мультифункциональность — как минимум это просто удобно».

О роли макияжа в детстве

«Обычно в такие моменты всегда упоминают мам. Моя, правда, практически не красилась, но вот бабушка была во всеоружии ежедневно. И у нее действительно была «бьюти-рутина» каждое утро. Она всегда носила чулки и одевалась очень нарядно. Бабушка пользовалась одной и той же помадой, такого ярко-розового оттенка. Я хорошо помню, как она наносила ее пальцами, а остатки потом втирала в яблочки щек вместо румян».

О выборе между Лондоном и Нью-Йорком

«Я родился в Австралии, но когда повзрослел, переехал в Лондон. Мой папа живет в Лондоне, он жил там еще с тех пор, как мне было 13, с моей мачехой и сестрой. Так что можно сказать, что у меня там семья. Это мой любимый город, он меня вдохновляет — в нем смешаны история и культура. Плюс для меня это многонациональное место, в котором можно, опять же, наблюдать много культурных особенностей. Нью-Йорк я тоже люблю — постоянно, практически каждый месяц, езжу по работе. Обожаю Америку и американцев. Но там немного другой ритм и немного другой образ жизни. Я бы не смог там жить. Мне нравится находиться в Нью-Йорке какое-то время, но каждый раз, когда я уезжаю домой, выдыхаю с облегчением».

О работе ассистентом

«Ассистировать кому-то — это действительно очень классный способ продвинуться в карьере и набраться опыта, но я как-то миновал эту часть становления. Конечно, я работал в командах на Неделях моды в Нью-Йорке, в Милане, в Париже, но вот именно ассистированием практически не занимался. Работать самостоятельно начал в достаточно молодом возрасте — поначалу даже немного смущался из-за этого. Например, как-то раз на вечеринке в Лондоне ко мне подошла девушка (позже она стала моим агентом) и начала расхваливать меня и мои работы: «Ты такой классный, необычный, у тебя такая позитивная энергетика». А я даже не знал, что ей сказать — мне тогда было примерно 23 года, и все, что я мог ей предложить, это позвонить мне лет через пять. Но она сказала, что, несмотря на юный возраст, видит во мне потенциал».

О новом поколении визажистов

«Индустрия очень поменялась в последние пять-шесть лет. Социальные сети и интернет играют большую роль в этом — теперь у каждого есть своя платформа. Раньше вам нужно было нарабатывать связи, если вы хотели чего-то добиться в индустрии моды. Вам нужно было с кем-то знакомиться, работать ассистентом. Сейчас необязательно постоянно куда-то ходить и общаться с разными людьми — это все можно сделать в инстаграме. И в целом социальные сети по-новому открыли этот бизнес. Особенно речь идет о кастингах — сейчас моделей чаще ищут в интернете, а не на улице, как раньше. А если сравнивать современное поколение визажистов с теми, кто работал в девяностые, мне кажется, что у нас есть особенно заметное отличие. Раньше твой стиль зависел от того, у кого ты ассистируешь. То есть профессионалы своего дела выращивали свои копии. Они были техничны, но теперь у визажистов больше индивидуальности. И мне кажется, это позитивное направление.

Плюс интернет сделал моду очень глобальной — мы сейчас с вами в Москве, но при этом нам очень легко обсуждать последние тренды. Мы все понимаем, о чем говорим. Когда я только начинал в Австралии, интернет, конечно, существовал, но не в такой форме, как сейчас. И мы получали всю информацию из журналов, которые я, например, часто читал с опозданием в полгода, когда приезжал в Лондон. Очень сложно искать какое-то вдохновение и идти в ногу со временем, когда у тебя нет этой связи. Теперь такой проблемы нет».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Полина Оганичева о подводных камнях модельного бизнеса, буллинге и потере веры в себя

Мода

Алессандро Микеле о показе круизной коллекции Gucci в Риме

Радости жизни

Стерлинг Руби, Cartier, Джеймс Таррелл и другие выставки, которые стоит увидеть за границей

Edition