Красота

«Я не хочу, чтобы карантин заканчивался»: нормально ли это и что делать

Разбираемся во внутреннем конфликте вместе с психологом

В Москве уже второй месяц продолжается режим всеобщей самоизоляции, при этом многие сидят дома гораздо дольше — благодаря сознательным работодателям или мартовскому отпуску где-то в Европе или Азии, после которого вас любезно попросили остаться дома. И возможно, вы удивитесь, но среди нас есть много людей, которым этот режим вполне себе нравится. Теперь не нужно тратить время на дорогу, ходить на вечеринки ради приличия и участвовать в незатейливых «смолл-токах». Чувствуете то же самое? Мы попросили психоаналитика и философа Ларису Великанову помочь нам разобраться, нормально ли это и что делать, чтобы подготовить себя к окончанию этого необычного периода.

«Нынешнее поколение молодых людей до этого года еще ни разу не сталкивалось со столь масштабными и резкими социальными изменениями. В отличие от своих родителей, они застали кризис 1990-х совсем маленькими или не застали вовсе, на их памяти нет войн или эпидемий. Страх смертельной опасности и всеобщая паника до последнего времени были для них далеким от жизни кинематографическим образом, поэтому столкновение с реальной угрозой жизни — биологической и социальной — стало для них вызовом и ударом по психике. Переживания, которые испытали люди при введении режима всеобщей самоизоляции, похожи на те, что появляются при психической травме. Такие же могут возникнуть у людей в чрезвычайной ситуации и перерасти в посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Есть три базовых условия возникновения травмы:

  • угроза для жизни;

  • внезапность;

  • информационная перегрузка при дефиците времени.

Именно с этими тремя пунктами люди столкнулись в начале года: страх за свою жизнь из-за неизвестного смертельного вируса, от которого нет вакцины, внезапность и экономическая и психологическая неподготовленность, огромные потоки информации, которые только нагнетают обстановку и не вносят никакой ясности. Эти факторы приводят к стрессовым ощущениям и тревоге, а неопределенность и изолированность от общества только усиливают их».

Что мы знаем об изоляции и ее влиянии на людей

«Исследователи, изучающие психические последствия социальной изоляции у заключенных, говорят о необходимости взаимодействия между людьми. Так, Крэйг Хэйни, доктор философии и социальный психолог Калифорнийского университета в Санта-Круз, провел исследование, которое показало, что среди заключенных, отбывающих срок в одиночной камере, уровень психических заболеваний в разы выше. Он изучил выборку из 400 изолированных заключенных и обнаружил, что 11 из 12 испытуемых переживают сильнейший стресс, который влияет на психическое и соматическое здоровье. Двое из трех опрошенных сообщали, что у них были приступы тревоги и они чувствовали себя на грани эмоционального срыва, а некоторые из них говорили о суицидальных мыслях. Стефани Качиоппо, профессор психиатрии Чикагского университета, отмечает, что риск ранней смерти у таких заключенных повышается на 26 процентов. Эти исследования показывают, насколько важно для человека социальное взаимодействие».

По-разному ли интроверты и экстраверты воспринимают этот период

«Философы издревле определяли человека как социальное животное. Без общества, без других людей невозможно развитие психики. Собственное Я человека, границы его тела, способность мыслить обретаются только в общении с другими людьми, и жизнь в полном одиночестве и изоляции невозможна. Конечно, все мы во взрослой жизни по-разному относимся к людям и по-разному включаемся в социум. Для кого-то постоянное общение и широкий круг знакомств жизненно необходимы. Другие ведут достаточно замкнутый образ жизни и предпочитают одиночество. Именно по этим критериям обычно делят людей на интровертов и экстравертов.

И те и другие со временем могут свыкнуться с новыми условиями жизни, поскольку психика любого человека обладает свойством адаптивности. Любой человек постепенно адаптируется к новым условиям среды и учится жить по-новому. Но в ситуации самоизоляции его подстерегает новая опасность: только привыкнув к новому режиму, человек обнаруживает, что ему вновь нужно менять свои привычки, полностью перестраивать свою жизнь и возвращаться в офис. Это вызывает дополнительный стресс — как у интроверта, так и у экстраверта».

Кому сложнее будет выходить из режима самоизоляции

«Интроверты нередко ощущают самоизоляцию еще с детства и легче переносят одиночество. Будучи детьми, они неуютно чувствуют себя в компаниях, часто размышляют о своей индивидуальности и чувствуют, что другие их не понимают. Общение для них стоит больших усилий, они могут чувствовать усталость, когда долго контактируют с людьми. Такие люди легче, чем экстраверты, перенесут изоляцию, но им труднее будет заставить себя вписаться в прежний режим. Вновь возникшая необходимость ездить на работу и вступать в коммуникацию со множеством людей станет для них второй волной стресса».

Как избежать стресса

«Сложившуюся ситуацию можно попытаться обратить себе на пользу. Например, перейти на удаленную работу, если это позволяют ее условия, или сменить ее на такую, где онлайн-формат не вызывает вопросов у руководства. Либо, если таких возможностей нет и начальство настаивает на личном присутствии, подумать о том, как обезопасить свои личные границы. Например, объяснить коллегам-экстравертам, что после карантина вам тяжело дается интенсивное общение, и попросить их сбавить темпы».