© Джонатан Андерсон

Мода

Джонатан Андерсон — о новой коллекции Loewe и будущем моды

Перейдет ли индустрия в диджитал и каково это — управлять брендом за домашним кухонным столом

Привычный модный календарь перевернулся с ног на голову, а онлайн-показы стали новой нормой. За последние пару месяцев индустрии пришлось выдумать новые подходы к созданию и презентации коллекций. Все это, очевидно, не проблема для креативного директора Loewe Джонатана Андерсона. Может даже показаться, что этот вызов доставляет ему удовольствие.

Перед запуском серии курируемых Андерсоном онлайн-мероприятий, посвященных выходу мужской коллекции весна-лето 2021 и женской круизной линейки испанского модного Дома, дизайнер рассказал Vogue, каково это — управлять брендом из собственной кухни, вспомнил тот самый кардиган Гарри Стайлза и порассуждал о том, действительно ли мода перейдет полностью в диджитал.

Loewe

Что было сложнее всего в работе над новой коллекцией Loewe?

Обе коллекции — и JW, и Loewe — были созданы у меня дома, на моем компьютере. Отсняли мы все только несколько недель назад, когда поменялись правила карантина. Странно, но это была самая моя личная и домашняя коллекция. Она очень «настольная». Мне кажется, что я провел за работой на кухне несколько месяцев. Этот опыт сделал меня предприимчивым и помог более творчески подходить к делу — ограничения важны.

Как будет проходить презентация?

Мы запускаем 24-часовой онлайн-календарь (лекций и воркшопов). Все это будет про людей в разных частях света: не только в Европе, но и в Шанхае и Нью-Йорке. Я сотрудничаю с музыкантами, мастерами по изготовлению корзин и ремесленниками. Я подумал: «Как мы можем демократизировать этот процесс?»

Мы вложили в работу все, что могли. Получилась капсула времени. Когда я был ребенком, я с ума сходил по Blue Peter (британская детская телевизионная программа) и капсулам времени оттуда — по той идее, что их можно зарыть в саду и потом откопать. Да, мода может быть про эскапизм, и одежда может быть его источником, но презентация должна быть о том, что происходит на самом деле прямо сейчас, и о достоверности всего этого.

Loewe

Помимо виртуальной презентации коллекции вы выпускаете еще так называемые шоу в коробочке. Что это такое и как вам удалось передать физические качества показа в таком формате?

Меня так вдохновило наблюдение за тем, как люди в период карантина создавали что-то своими руками, играли в настольные игры дома, проводили время с семьей и друзьями или даже с собой. Я огромное количество времени был дома один и стал создавать макеты (уменьшенные модели) — работать своими руками. Идея коробочки состоит в том, чтобы дать зрителю занятие, которому он может посвятить свободное время. Можно ее открывать, можно не открывать. Мы ничего не навязываем.

«Шоу в коробочке» Loewe

Как вы думаете, есть ли вероятность, что в будущем мода перейдет полностью в диджитал? Или всегда будет важен физический опыт?

В какой-то момент стала витать мысль, что показов больше не будет, но получилось с точностью до наоборот. Бренды превратились в машины по производству контента. Не знаю. Мне бы хотелось, чтобы все было более личным. В данный момент я могу напрямую говорить с потребителями. Узнавать о том, что, по их мнению, с вещами не так и чего бы они хотели, работать над способами поддерживать контакт со всеми через социальные сети — все это придало мне сил и расширило мои возможности.

Loewe

Каково было стать частью вирусного движения TikTok, развернувшегося вокруг Гарри Стайлза в кардигане JW Anderson?

Это, вероятно, все не из-за бренда JW Anderson, а из-за Гарри Стайлза. Но я подумал: «Окей, кажется, я просто обязан поделиться выкройкой и схемой вязания — я должен отдать это людям». Было приятно видеть, что молодые ребята вяжут этот свитер для себя или даже для своих собак и кошек. Такие вот положительные вещи стали результатом этой странной синергии.

Вы трепетно относитесь к ремеслам и воплощаете их красоту в люксовых изделиях. Во время пандемии это усилилось?

Индустрия люкса — это такой ящик Пандоры. Сейчас наступили времена глубоких раздумий. По моим ощущениям, Loewe несет культурную ответственность: мы должны сохранить кожевенное ремесло Испании и поспособствовать его развитию. В этом я вижу ценность. Люксу есть куда развиваться, как и всем индустриям. Компании, как заказчику, стоит поддерживать ремесла.

Во время пандемии мы с Паскалем Лепуавром, исполнительным директором, каждый вечер работали над тем, чтобы в Loewe максимально ответственно относились к развитию ремесел. На первом месте в списке моих приоритетов — сохранение рабочих мест любыми возможными способами.

Loewe

Как, по вашему мнению, индустрия отреагировала на мировые изменения?

В рамках мировой ситуации главное — делать то, что правильно для твоего бренда. Речь не о соревновании. Все равно, говорим мы о группе или об отдельном бренде. Стоит гордиться тем, что получилось сделать коллекцию или организовать ее презентацию — и не важно, в каком формате. Что будет после? Кто знает. Сейчас работа происходит в режиме реального времени. Да, речь о работе над коллекциями, которые выйдут в будущем, но еще и о том, чтобы находить удовольствие в текущем моменте.

В сфере моды мы часто склонны к желанию революции, но иногда революция кроется в мелочах. Есть множество других проблем, которые нужно решать: равенство, многообразие социальной и расовой репрезентации, окружающая среда. Для моды пришло время замедлиться и найти лучший способ движения вперед. Это не значит, что надо срочно переосмыслить модный календарь и сделать это до завтра. Возможно, на это потребуется больше времени.

Стоит ли моде наконец-то освободиться от своей одержимости всегда быть на пике актуальности? И есть ли смысл обратиться к ностальгии по прошлому?

Прошлое дарит мне внутреннее равновесие. Можно на это повесить ярлык «ностальгия», но в истории есть вещи, о которых важно знать. И это не значит, что нам нужно делать так же, как тогда. Мода прошла фазу постмодернизма, как и искусство. И сейчас все творческие идеи зашли в тупик, к непроходимой кирпичной стене. Все, что нам остается — преодолеть ее. Но чтобы это сделать, возможно, с чем-то придется проститься. Как в схватке. Лично я продуктивнее работаю в условиях борьбы, потому что так чувствуешь, что ты живой. Не достаточно отделываться малыми усилиями. Это про принятие вызова, про прорывы.