Мода

Girl in Vogue: Оля Короткова (и ее волшебный дом)

Как мы под руководством Наталии Туровниковой отправились в сказку

Говорят, что надо не отпускать людей, которые дарят тебе новую музыку. А встречали ли вы людей, которые дарили вам новые места?

Так случилось с Олей Коротковой, которая однажды пригласила меня в гости в Нормандию. Несколько лет назад Оля переехала в Анкур, в маленькое поместье на севере Франции. Сказать, что она живет в сказке, не сказать ничего. Ведь эту сказку она построила сама. В первую же ночь в этом старинном шато я нашла в шкафу своей комнаты настоящее платье Золушки. Оно принадлежало предыдущей хозяйке дома, что стало для меня волшебным доказательством сказочного мира наяву.

Оля на крыльце своего шато

Я давно обожаю Олин вкус. Знакомы мы давно, ведь это она вместе с сестрой Татьяной стала первым коллекционером творчества русских, белорусских, украинских и грузинских дизайнеров. Именно она открыла в 1996 году проект «Марки», очаровательный двухкомнатный магазинчик с красными стенами на пересечении Покровки и Чистопрудного бульвара, и долгое время оставалась единственной, кто верил в отечественную моду (магазин существовал десять лет и закрылся в 2006 году). «Это очень прекрасные воспоминания. В целом это была великая для нас эпоха, когда мода родилась», — говорит Оля.

«Я с детства жила в красоте: в Ереване, в Ленинакане. Я знаю, что такое наш Кавказ. В Тбилиси тогда модно одевались, и его даже называли советским Парижем. Для меня всегда была важна картинка». Оля до 16 лет росла на Кавказе, потом училась в московском Институте телевидения и радиовещания на операторском факультете, ощущение композиции у нее искусное.

Оля в платье Poustovit в лавандовой библиотеке

Каждая комната в доме — отдельная декорация. Потрясает цвет. Лавандовая библиотека с бархатными креслами цвета фламинго. Каминный зал в кофейных тонах с небесно-голубыми деталями остался почти нетронутым. Единственное новшество — стол в центре комнаты сделан из трехсотлетнего канадского ореха, который не так давно пришлось спилить во дворе после шторма.

Оля в платье Poustovit в каминном зале

Салон

Салон с эркером и волшебным светом после полудня. Вообще светом дом залит весь день. В Нормандии он меняется постоянно, в самую пасмурную погоду небо очень высоко, и всегда есть надежда на лучи солнца.

Главное место — кухня. Тут начинаются и заканчиваются все дни, а также любые посиделки с гостями, с музыкой и танцами. Непременно цветы, старинный и очень деликатный хрусталь и всегда сервированный льняными скатертями и салфетками стол.

Оля в салоне с эркером

Текстиль Marki Home

Именно лен стал Олиным делом после того, как она покинула Москву. С 2013 года она занимается дизайном льняного домашнего текстиля. Тут есть наборы для кухни, постельное белье и халаты.

Спальни в этом доме — отдельная история. Попадая сюда, чувствуешь себя в сказке «Маша и медведи», так как прилечь хочется на каждую кровать. Одна — комната Обломова, вторая — келья художника, третья — девочкин будуар.

Текстиль Marki Home

Оля в винтажном японском кимоно в своей спальной комнате

Оля с удивительной кроткостью, уважением и трепетом сохранила самые тонкие и традиционные элементы декора и жизни дома.

«В этом доме появилось очень много того, чего не могло появиться при французских хозяевах. Во-первых, они не красят комнаты на чердаках в разные цвета. Я освободила от штукатурки кирпичные стены. Полностью изменила кухню, этот ее голубой цвет — тоже не нормандский, такое тут «не носят». Но глобально я сохранила суть этого дома. Я не стала менять старого, с чего другие, может, и начали бы. Тут куча ковров — турецких, персидских и украинских килимов. В салоне лежит ковер, которому 200 лет. Этого сразу не заметишь, если не знаешь. У меня куча украинской живописи, без которой дом тоже выглядел иначе. Коллекцию я собрала, пока жила в Киеве. Там великолепная художественная школа — они потрясающие цветовики и живописцы; эмоции и чувства у них колоритные. Выплескивают они это очень щедро и талантливо. И конечно, много французских антикварных рисунков, литографии, живописи, которые я нахожу по брокантам (на блошиных рынках). Французские дома склонны обрастать такими вещами».

Кухня

Оля в корридоре второго этажа

Попав в этот дом во время путешествия по Нормандии, Оля поняла, что видела его во сне! Пожив здесь в нем три недели, не смогла уехать. Семья поддержала: старший сын Гриша учится на режиссера в Париже, а младший Савва изучает литературу рядом с ближайшим крупным городом Руаном. На выходные они приезжают сюда. Муж Олег живет между этим домом, Киевом и Москвой. Тут всегда звучит классическая музыка, и кажется, что другой не существует.

Утром Оля выходит за свежим багетом и варит кофе, днем занимается садом — для жителя мегаполиса это отдельная новая наука, — а вечером частенько ходит в гости к своему именитому соседу Вильяму Бруйу, известному художнику, который перекочевал сюда в 1973 году из Ленинграда. По выходным выезжает на ближайший рынок в Дьепп и провожает закаты на Ла-Манше.

Наверное, я могу заявить, что не знаю другого человека, который бы так тонко транслировал красоту. Олин мир — это Красота. То, как она говорит, видит, слышит...

Я часто говорю, что мечтать надо именно глобально и бесстрашно, потому что мечты сбываются. Мечтайте о красоте, только о конкретной. Живите с широко открытыми глазами, и, возможно, вы тоже сможете подарить кому-то не только музыку, но и место.

Оля в платье Poustovit на парадном крыльце своего дома

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Мария Попова

Читайте также

Радости жизни

Брижит Бардо и ее мужчины

Радости жизни

Брижит Бардо и ее мужчины

Радости жизни

Что смотреть на лондонской ярмарке Frieze и за ее пределами

Edition