© Кадры из фильма Le Mythe Dior

Мода

Как и зачем знаменитые режиссеры сотрудничают с модными Домами

Чтобы рассказывать свои истории, модные и ювелирные Дома все чаще обращаются за помощью к профессионалам — режиссерам. Мера вынужденная, результат — отличный

Грек Йоргос Лантимос уже три года не радует поклонников новыми фильмами, зато прилежно снимает рекламные кампании (помните, с лошадкой?) и лукбуки для Gucci — разве что пока не выпустил, как режиссер «Отвязных каникул» Хармони Корин, книгу в соавторстве с модным Домом. Гаспар Ноэ поставил под эгидой Saint Laurent фильм с Шарлоттой Генсбур в главной роли. Проект Miu Miu Women’s Tales привлекает к сотрудничеству женщин-режиссеров: Малгожату Шумовскую, Мати Диоп и Изабель Сандовал. Лука Гуаданьино обслуживает едва ли не всю итальянскую моду разом: придумывает коллаборацию с Fendi, снимает короткий метр для Valentino, еще один фильм — для Salvatore Ferragamo.

На сближение режиссеры и модная индустрия пошли еще в прошлом десятилетии (первопроходцем можно считать Уэса Андерсона, плотно работавшего с Prada), а карантин, кажется, лишь упрочил эту связь. И даже вывел на новый уровень. Если показ невозможен, пусть на его месте возникнет сериал или фильм!

Ксавье Долан + Chopard

«Я предпочитаю показывать вещи некрасивыми, ломать их, подчеркивать, насколько они ошибочны и противоречивы. Показывать через эстетический фильтр, конечно, но все же. Уродство приносит больше удовольствия, чем совершенство», — говорит о своем творческом процессе режиссер Ксавье Долан, автор «Мамочки» и «Воображаемой любви». И все же для Chopard уроженец канадского Монреаля сделал исключение. Да и как тут не сделаешь, если работать над рекламным роликом часов Happy Sport предстояло с самой Джулией Робертс? «Не могу сказать, что до этого хотел работать с ней или думал об этом: Джулия всегда казалась такой недосягаемой, такой далекой от моего мира. Однако это была любовь с первого взгляда — для меня, по крайней мере. Трудно быть простым и настоящим. Но только не для нее».

Ксавье Долан на съемках рекламного ролика Chopard

Мудрить с идеей видео не стали: Долан решил запечатлеть Робертс «по-настоящему счастливой и свободной» — в конце концов, к этому призывает название часов. «А с таким природным талантом, как у Джулии, затея не казалась глупой или искусственной. Не могу сказать, что это было чрезвычайно амбициозно, и все же я горжусь тем фактом, что, когда я смотрю фильм — а я видел его уже тысячу раз, — она все еще вызывает у меня улыбку». Кстати, как Ксавье работалось в «малой форме»? «Вам просто нужно рассказать свою историю быстрее. Разумеется, о глубине характеров говорить не приходится. Зато здесь важно, как быстро вы вовлечете зрителя в сюжет или отношения с героем и насколько эффективно сможете вызвать эмоции, и в частности желание обладать».

Джулия Робертс на съемочной площадке

Стальные часы Happy Sport с бриллиантами, Chopard

Канны и для Chopard, и для Долана — знаковое место, но знакомство режиссера с Каролиной Шойфеле произошло не на Лазурном Берегу, а в штаб-квартире ювелирного Дома в Женеве. «Каролина устроила мне тур по мастерской, показала настоящую «Золотую пальмовую ветвь», и я с ней, как настоящий идиот, сфотографировался», — рассказывает трижды номинант на главный приз главного фестиваля Ксавье. И полушутя добавляет: «Думаю, мне больше нет смысла ездить в Канны...»

Маттео Гарроне + Dior

«Когда вы сотрудничаете с режиссером, танцовщиком или художником, важен диалог. Если вы вынуждаете их подстраивать свое видение, творчество под «нужды» моды, это уже не командная работа. Важно, чтобы соавторы по-настоящему участвовали в процессе, высказывали свою точку зрения», — делится своими представлениями об идеальном творческом союзе Мария Грация Кьюри. И похоже, именно такой у креативного директора Dior сложился с соотечественником, итальянским режиссером Маттео Гарроне, на счету которого Гран-при Канн за «Гоморру», «Пиноккио», в этом году дважды номинированный на «Оскар», и действительно страшные «Страшные сказки».

Режиссер Маттео Гарроне

Прошлым летом, не имея возможности устроить кутюрный показ, Мария Грация обратилась за помощью к старому другу — и тот снял короткий метр о нимфах и русалках (оба — дизайнер и режиссер — поклонники античной мифологии), решивших обновить скудный гардероб платьями haute couture. Фильм оказался блокбастером среди себе подобных, так что сиквела было не избежать.

Если работа над первой короткометражкой заняла месяц, то вторая, посвященная новой кутюрной коллекции, далась уже в три. «Мария сказала, что отправной точкой будут карты Таро, о которых я толком ничего не знал, — говорит Гарроне. — Начались размышления, каким может быть сюжет, и я предложил историю о девушке, пытающейся разобраться, кто она, и совершающей путешествие внутрь себя». Маттео поделился своими представлениями о героине, и, уже держа в голове этот почти сказочный образ (Маттео сравнивает его с Алисой — той самой, что побывала в Стране чудес), Мария нарисовала коллекцию.

Актриса Агнесса Клэсс в фильме Le Château du Tarot

© Angelo Turetta

Кадр из фильма Le Château du Tarot

«Наш подход больше напоминал работу над обычным фильмом, нежели модным видео», — резюмирует режиссер. Ждать ли триквел? Не исключено. Но масштаб, судя по всему, будет другим: Кьюри попросила Гарроне привлечь ее к работе над его следующим полнометражным фильмом. «Я открыла для себя новый мир с прекрасным визуальным языком, — говорит дизайнер. — И хочу продолжить его исследовать».

Читайте также