Ксения Соловьева об августовском номере Vogue

Главный редактор о теме семейного номера
ok

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Я живу под одной крышей с дочерью от первого брака и моим другом. В прошлые выходные мы с группой энтузиастов ходили на байдарках по Верхней Волге — с нами были мой взрослый сын все от того же брака и его девушка. C родителями бывшего мужа мы прекрасно ладим, а сам он недавно встал в пять утра, чтобы отвезти мою машину в сервис, поменять резину, — в свой день рождения.

Высокие, высокие отношения, знаю. Героиня этого номера, мудрый политолог Екатерина Шульман называет семью, подобную моей, ненуклеарной. Что в переводе означает «ячейка общества с разветвленной сетью родственников». Для справки скажу: нуклеарная семья состоит из мамы с папой (орден мужества им за то, что, в отличие от меня, не поддались искушению развестись) и их ребенка. О том, что вообще такое семья в две тысячи двадцатых, Екатерина Михайловна рассказывает на наших страницах лучше меня.

Августовский Vogue мы решили посвятить современной, свободной от скреп семье во всех ее увлекательных проявлениях. Топ-модель Мариякарла Босконо приняла нас в своем доме под Римом и позирует сразу на двух обложках с дочерью Мариейлукас и мамой Джильолой. ­Папа Мариилукас ­после ее рождения о себе особенно не напоминал. Что не мешает женщинам Босконо быть большой и шумной итальянской семьей, сошедшей с рекламы пасты.

На Мариякарле: платье из тафты, Alberta Ferretti; цепочка из белого золота с кулоном из белого золота c ониксом, изумрудами и бриллиантами Panthère de Cartier, Cartier; головной убор с ­отделкой из ­перьев, Torriani

Яна Рудковская впервые показывает лицо своего сына Арсения, рожденного суррогатной матерью. Арсений — младший сын, а еще у Яны двое своих детей и один приемный, то есть полный боекомплект. Кого, как не Рудковскую, было просить рассказать о современном материнстве? И кому, как не Ксении Буржской, автору романа про двух мам «Мой ­белый» и спичрайтеру голосового помощника «Алиса», было заказать колонку об однополой семье?

Мы заглянули в Лондон к веселому ювелирному семейству Вебстеров, и еще раз в Рим, где в фамильное дело Fendi одинаково легко влились наследница Дельфина Делеттре-Фенди и «чужак» Ким Джонс. Режиссер Вера Кричевская рассказывает про свой фильм о ­семье Наташи Синдеевой и Александра Винокурова и об их канале «Дождь», на котором все друг другу в какой-то степени тоже родственники, если не больше.

А еще мы съездили в гости к главному юбиляру этого непростого лета — в Нижний Новгород. Побеседовали с идеологами локального стрит-арта, которые наладили связи не только с местной властью, но и между собой (иногда это даже сложнее) — и поймали себя на мысли, что в Нижнем все друг друга знают и готовы, если что, прийти на помощь, как в большой ненуклеарной семье.

Наконец, мы впервые снимали модную историю в Дагестане, еще одном месте силы этого лета. Внучка Расула Гамзатова Шахри Амирханова, которую в тринадцать лет увезли из «белого дома на берегу моря» в другую жизнь, честно рассказывает, почему вернулась в родное село — «потому что нет никакого будущего без прошлого». Мне кажется, его нет и без ­семьи. Даже если она не всегда такая идеальная, какой ее представляют Семейный кодекс и сенатор Мизулина.

Vogue Россия, август 2021

Фото: Camilla Åkrans. Стиль: Simonetta Vian. Прическа: Franco Gobbi/Streeters. Макияж: Fredrik Stambro/Lundlund. Маникюр: Silvia Magliocco. Модели: Mariacarla Boscono/Women, Mariacarla’s daughter Marialucas, Mariacarla’s mother Gigliola. Сет-дизайнер: Victoria Salomoni/The Magnet. Ассистенты фотографа: Robin Berglund, Matthieu Laurent Espinoza, Niccolò Berretta. Ассистент сет-дизайнера: Alice Ariano. Ассистенты стилиста: Cecilia Broschi, Benedetta Baruffi. Продюсеры: Emanuele Mascioni, Lavinia Montefoschi, Lapo Gioacchini/MAI Productions.