© Vogue Россия, июль 2021. Фото: Henrik Purienne. Стиль: Katerina Zolototrubova. Модель: Natasja Madsen. Продюсеры: Alina Kumantsova, Lucia Gárate Blanes, Petra Radoja. На модели: комбинезон из вискозы с полиэстером, Dior

Мода

Ксения Соловьева об июльском номере Vogue Россия

Главный редактор о теме самого жаркого номера

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Нас озарило в тот момент, когда Хенрик ­Пюрьенн наконец согласился поработать для русского Vogue. Большой фотограф родом из ЮАР много снимает для Vogue французского (а там, во французском Vogue и во Франции в целом, знают толк в хорошем сексе). Только что выпустил две откровенные книги, в том числе для Saint Laurent. В общем, Пюрьенн в модной индустрии сегодня — very sexy. Мы его очень хотели. Так родилась тема этого номера: секс.

Снимать договорились на юге Франции. Туда из Амстердама уже практически летела very sexy топ-модель — c мамой и конс­пектами лекций для подготовки к экзамену. Но эта изящно выстроенная конструкция вдруг стала разваливаться на глазах. Большой художник Хенрик в самый последний момент застрял на карантине в Кейп­тауне и тут же обнаружил, что у него нет шенгенской визы. Следующие две недели наш продюсер Алина натурально пыталась переправить шпиона во вражеский стан, искала бреши в европейской границе. Места для съемок предлагались самые экзотические. Когда очередь дошла до Любляны, я потеряла надежду. Топ-модель и ее мама махнули на нас рукой и отправились сдавать экзамены. Тут нас озарило во второй раз: пусть Пюрьенн снимает свою девушку ­Натасью, она ведь тоже модель. Это даже символично: ковид всем нам ограничил список контактов.

Хотя, может, прелюдия к хорошему сексу и должна быть долгой? Одним словом, мы публикуем съемку, сделанную в Дубровнике. На площадке не было ни стилиста, ни визажиста, ни парикмахера. Только любящие друг друга люди. Ну и накладки на соски Gucci в виде сердец.

Бра из шелка, расшитое кристаллами, Gucci

© Vogue Россия, июль 2021. Фото: Henrik Purienne. Стиль: Katerina Zolototrubova. Модель: Natasja Madsen

Эта съемка сделана фотографом-мужчиной. Но абсолютно лишена так называемого male gaze, мужского взгляда, который долгие десятилетия господствовал в модной фотографии. Потом нескольким гениям, в чьих студиях атмосфера долгие десятилетия была уж слишком раскрепощенной, указали на выход из профессии, и эксплуатировать тему секса стало не комильфо. Работы Пюрьенна — чувственные, интимные, ­исследовательские. Они сродни документальному кино. Хенрик будто подсматривает за Натасьей в обычном течении ее жизни. Именно поэтому мы, кстати, вопреки нашим прин­ципам не стали убирать с одной из обложек бирку с логотипом — это неминуемо лишило бы снимок достоверности.

На соседних страницах невольный диалог с Пюрьенном ведет живущая в Лондоне фотограф Катя Туркина. Она преподает в London College of Fashion и в своих работах демонстрирует актуальный female gaze: оставляет за женщиной право распоряжаться своим телом так, как хочет она сама. Никакой объективации, «исследовать, а не насиловать» — вот кредо Туркиной.

Для этого номера раскованные создательницы телеграм-канала «Антиглянец» проинспектировали неожиданно оживший рынок сексуальных игрушек. Еще мы попросили женщин разных возрастов рассказать, насколько важен секс для их поколения — не хочется верить в то, что молодежь занимается сексом только с гаджетами, а женщины за пятьдесят не занимаются им вовсе.

Мы попытались ответить на много вопросов. Так ли уж сильно секс помогает модным маркам продавать вещи? Почему секса стало так много в кино и даже в театре? Как так вышло, что модное слово «осознанность» проникло даже в сексуальную сферу?

Очень надеемся, что этот номер доставит вам — ни много ни мало — удовольствие. Как метко заметил автор одной из наших статей Дмитрий Быков, по крайней мере, говорить о сексе мы точно стали больше. В том числе и я. Это уже обнадеживает.

Купальник из полиамида, Mugler

© Vogue Россия, июль 2021. Фото: Henrik Purienne. Стиль: Katerina Zolototrubova. Модель: Natasja Madsen

Читайте также