© Джонатан Андерсон в парижской студии Loewe, февраль 2020

Мода

 «Мода должна стать отражением того времени, в котором мы живем», — Джонатан Андерсон о коллекции Loewe осень-зима 2020

Vogue поговорил с ирландским дизайнером о коллаборации с Такуро Куватой, вдохновении и будущем индустрии 

Без малого семь лет Джонатан Андерсон находится на посту креативного директора мадридского бренда Loewe, основанного в 1846 году. Над осенне-зимней коллекцией, которую дизайнер показал сегодня, 28 февраля, в Париже, он работал вместе с мастером по керамике и финалистом конкурса Loewe Craft Prize 2018 Такуро Куватой. Для Дома он создал керамические подвески, брелоки на сумки и шипованные пластины, также его аксессуары, сделанные вручную, украсили вещи царственных силуэтов — воздушные юбки, платья с пышными рукавами и структурированными воротничками — из шерсти и парчи, жаккарда и хлопка. «Эта коллекция — сплав идей», — говорит Андерсон.

Vogue встретился с дизайнером в студии Loewe в Париже, чтобы поговорить о ценности настоящей ручной работы и узнать, что он думает о будущем модной индустрии.

Loewe осень-зима 2020

Как родилась ваша коллаборация с Такуро Куватой?

Идея совместной работы дизайнера и керамиста всегда казалась мне очень романтичной. Например, в 1980-х Иссей Мияке сотрудничал с Люси Ри, и я задумался, как бы их работа могла выглядеть сегодня. Я коллекционирую изделия Такуро и считаю, что он повлиял на целое поколение керамистов, будучи совсем юным. Издалека кажется, что предметы, над которыми он работал для коллекции, сделаны из кожи. Но это не так, на самом деле они фарфоровые. Ожерелья и сумки будут доступны для покупки, а что-то из одежды пожертвуем в определенные институты — хотим объединить миры моды и ремесла.

Создавая эти ожерелья и сумки, Такуро Кувата вдохновлялся чашками, которые в Японии используют во время чаепития. Вы хотите привнести некое ощущение церемониальности в процесс выбора одежды?

Я думаю, что каждый человек соблюдает свою маленькую церемонию, когда собирается по утрам. Для кого-то работает идея униформы, как в школе, чтобы не надо было принимать самостоятельных решений. Мне же нравится другое — даже если ты просто идешь на работу, наряжайся. Это то, над чем я экспериментирую в собственном бренде JW Anderson.

Loewe осень-зима 2020

Почему подобные коллаборации так важны для вас?

Я люблю ремесленное дело, оно осязаемо. Мне кажется, мы часто забываем, что одежду делают люди, не задумываемся об этом. Поэтому и фокусируюсь именно на человеке. Хочется вернуть эти эмоции в моду.

Коллекция осень-зима 2020 пестрит объемными силуэтами, расскажите почему.

В этом сезоне я действительно хотел поиграть с объемом. Думал о парижской моде послевоенных времен — когда творили такие дизайнеры, как Диор и Баленсиага. О том, каково было их влияние на остальную Европу и как их идеи претерпели «трудности перевода». Интересно, что, когда изделия пересылали в Англию или Испанию, люди тут же относили их портным, и в итоге выходило нечто совсем иное.

Наши ткани — жаккард и шелк — создавались во Франции, Италии и Японии с нуля. Еще мы использовали технику бисероплетения с эффектом деграде. Решили добавить кроссовки к некоторым из образов — с их помощью мне нравится упрощать такие вещи, как сюртук, например. Придумали кожаную сумку, которая вдохновлена японскими корзинками. 

Loewe осень-зима 2020

Японская культура и искусство оказали большое влияние в этом сезоне?

Я давно вдохновляюсь Японией. В поездке в Киото в 2019 году меня поразила архитектура, особенно работы Людвига Мис ван дер Роэ. Удивительно, как современно она выглядит и как взаимодействует с окружающим миром. В средневековой Европе мы строили дома с плохим освещением и темной мебелью.

Сейчас многие задаются вопросом релевантности показов. Как вы думаете, что ждет индустрию в будущем?

Многим нравится идея вымирания показов, но в то же время все хотят контента, а шоу — это очень хороший способ такой контент производить. Каждый дизайнер должен поступать так, как ему хочется. Если Том Форд хочет провести шоу в Лос-Анджелесе, пусть так и делает. Нужно слушать себя, а не поддаваться системе.

Лично для меня показ — способ обозначить начало и конец. Вот у тебя есть идея, начинается творческий процесс, а потом — бум! — финиш. И ты приступаешь к следующей. Это как конец главы. 

Десять лет назад все говорили: «Показы перейдут в формат диджитал, и мы будем делать прямые трансляции», но этого не произошло. Все-таки есть что-то цепляющее в традиционном формате, когда модели ходят по комнате, полной людей, которые пришли туда, чтобы поговорить о моде. Если убрать это, то мы многое потеряем. Это как сказать: «Зачем нам выставки?».

Loewe осень-зима 2020

Вы считаете, что мы должны относиться к моде как искусству или, например, архитектуре?

Мне кажется, что мы уже разрушили эти границы и сейчас можем воспринимать искусство, моду, архитектуру и так далее просто как творчество. Молодое поколение задается вопросом: «А почему все должно происходить именно так или этак?». Для меня весь смысл картины или платья в том, что они должны быть отражением того времени, в котором мы живем.

В конце концов, и мода, и искусство — это коммерция. Просто одежда продается в огромных количествах, поэтому все осуждают только индустрию моды. Но и искусство — это настоящий рынок, правда, никто не хочет в этом признаваться.

Loewe осень-зима 2020

Читайте также

Мода

Письмо из Японии: «Некоторые считали нас чрезмерно осторожными»

Радости жизни

Гороскоп Vogue: январь 2020

Edition