You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Даутцен Крес: «Прошлым вечером я согрешила...»

Супермодель в первых весенних трендах: красный и розовый, силуэт с акцентом на талию, плечи и дерзкие вы­резы

Даутцен Крес: «Прошлым вечером я согрешила...»

Хлопковое бюстье, Blumarine; кожаные жакет и юбка, все Trussardi

Какая фигура, какая удивительная фигура! Все жен­ское население парижской студии, где тридцати­однолетняя Даутцен Крес готовится предстать перед Патриком Демаршелье в узких кожаных жакетах и обтягивающих, как вторая кожа, юбках, в восторге от ее гибкого, мускулистого тела: «Как она это делает? Вот бы и нам так!» Потому что совершенно очевидно, что это результат не только или чисто голландской стати, а ежедневной работы над собой.

«Прошлым вечером я согрешила...» — смущенно улыбается мне Даутцен. Париж для нее — город со­блазнов. Не в смысле мужчин и канкана в брызгах шампанского, а в смысле камбалы в сливочном масле. Был грешок, что поделаешь. Но вообще супермодель — кремень. «Я — то, что я ем! Я тщательно выбираю все, что намерена в себя положить. Меня так воспитали».

Бюстье, расшитое перьями, и шорты из вискозы, все Prada; туфли из лакиро­ванной кожи, Bottega Veneta
Бюстье, расшитое перьями, и шорты из вискозы, все Prada; туфли из лакиро­ванной кожи, Bottega Veneta

Она родилась в нидерландской деревушке Истерме­ер во Фрисландии, земли у Северного моря. Так назва­ние произносится на западнофризском языке, кото­рый понимают аж четыреста двадцать тысяч человек в мире. Его охраняют, как тасманского волка, и Даутцен Крес один из послов и защитников этого языка. На нем она до сих пор говорит с родителями. У нее типично фризское имя Даутцен, что означает «голуб­ка». Национальный вид спорта — коньки. Вот и она с детства училась бегать на коньках по замерзшим каналам. Мама-­учительница кормила ее и сестру овощами с собственной грядки. Папа-психотерапевт учил правильному отношению к жизни. В детстве они с сестрой ездили в школу на велосипеде. Двенадцать километров туда, двенадцать обратно. Это полезно, это укрепляет ноги, говорила ей мама. Даже зимой.
— И сейчас катаетесь?
— Конечно.
Всегда каталась, даже с ребенком и даже беременная. В начале карьеры, всего раз побывав до этого в большом городе Амстердаме, она сразу угодила в Нью­-Йорк. Прошла кошмар модельных коммуналок на десять девчонок в квартире и бесконечных кастин­гов, «на которых ты никому не нужна». Слава Vogue, ее нашел Стивен Майзел, и обложка итальянского номе­ра стала ее пропуском в новую жизнь, где она — знаме­нитость и одна из самых богатых манекенщиц мира.

Кожаная юбка, шлем и гольфы из лакированной кожи, все Gucci
Кожаная юбка, шлем и гольфы из лакированной кожи, все Gucci

Вместе с мужем, музыкантом и диджеем Саннери Джеймсом, они пожили в Нью­-Йорке, но оставили квартиру в Трайбеке ради дома в Амстердаме. Домой, на велосипед! А еще Даутцен любит пилатес и мечта­ет о регулярной йоге: «Это еще и прочищает мозги. Я хотела бы больше заниматься». Когда она дома, встает рано, потому что надо отвести в детский сад пятилетнего Филлена. «Принимаю с ним душ, чищу зубы, но не успеваю сделать макияж — времени нет». Когда она возвращается, там уже просыпается двухлетняя Миллена. Завтрак — морковка, цукини, шпинат, смузи с лимоном. «В овощи я добавляю еще не­много кокосового масла. Этот натуральный завтрак хорош для детей и взрослых, его легко есть утром».

Как и полагается северной Авроре, модель верит в витамины: «Витамин D очень важен, потому что не всегда достаточно солнца в наших широтах. И он помогает женщинам предохраняться от рака груди. Ну и конечно, магнезия и витамин С...»

Это не значит, что Даутцен — мрачный аскет: «Если я пью капучино, так уж с full fat milk, чтобы по­-настоящему насладиться вкусом. Но мне не нужно десять чашек в день, достаточно одной. Когда я хочу картошку фри, я ее ем, но, конечно, не целую сково­родку. Все дело в пропорциях».

Кожаные жакет и юбка, все Gucci
Кожаные жакет и юбка, все Gucci


Даутцен — сторонница грудного вскармливания и кормила детей, сколько могла, как и подобает дере­венской голландке. Но признается, что ценит свою работу еще и за то, что иногда может отдохнуть от ма­теринских обязанностей: «Я больше не таскаю детей на съемки, как раньше. И им спокойнее просыпаться в своей кроватке, и я утром могу поваляться в отеле».

Если есть возможность, она спит минимум семь часов и не любит засиживаться допоздна. «Встаю позд­но, провожу утро никуда не спеша и чувствую себя в это время такой восхитительно свободной».

За домом в это время следит папа­-диджей: «Муж дол­жен иногда оставаться с детьми. У меня есть жизнь, страсть, увлечение, своя работа. Это тоже важно, потому что, когда у вас появляются дети, легко потеряться, раствориться в них. Баланс между домом и работой дает вам чувство безопасности».

Правда, в командировки она теперь ездит реже и особенно внимательно следит за собой в это время: «Главное — пить много воды и правильно питаться. Например, крайне важны хорошие жиры, я всегда добавляю авокадо и кокосовое масло в салаты».

Она кажется такой уверенной в себе, но наверняка ее что­-то беспокоит в жизни? Женщина, состоящая в пятерке самых богатых моделей, в девятке самых сек­суальных и в сотне самых желанных, задумывается: «Как остаться верной себе? Я живу словно в стеклян­ной витрине, все вокруг говорят: «Вы прекрасны!» Но что это значит? Вечером, когда возвращаешься домой, ты понимаешь, что это не значит ничего. Тяжелые времена у нашего поколения: все испорче­но, все пусто, никакой радости у людей. Но у нас же все есть! Надо быть благодарными. И я пытаюсь быть благодарной», — Даутцен машет мне рукой и идет под софиты. Патрик заждался.

Шелковое платье, расшитое блестками, Ralph Lauren Collection; металлическая серьга со стразами, Lutz Huelle
Шелковое платье, расшитое блестками, Ralph Lauren Collection; металлическая серьга со стразами, Lutz Huelle

Стиль: Ольга Дунина. Прическа: Ward Stegerhoek/The Wall Group. Макияж: Christelle Cocquet/Calliste. Маникюр: Brenda Abrial/Jed Root. Модель: Doutzen Kroes/Viva Paris. Cет­-дизайн: Kaduri Elyashar. Ассистенты фотографа: Fred Bealet, Dovile Babraviciute, Jimmy Métier. Ассистент сти­листа: Pau Avia. Ассистент парикмахера: Pаl Berdahl. Ассистент визажиста: Ai Cho. Продюсеры: Elena Serova; Claire Le Doeuff/Art + Commerce. Ассистен­ты продюсеров: Ksenia Fino­geeva, Ekateryna Kudinova.

комментарии / 0

оставить комментарий