You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Ирина Шейк — о том, как стала супермоделью

Героиня обложки сентябрьского номера и посол FNO 2016 в Москве рассказывает, как в 14 копала картошку и ее дразнили в школе

Ирина Шейк — о том, как стала супермоделью

Жакет из металлизированной кожи, Emanuel Ungaro; нейлоновое боди, Intimissimi; ботинки из кожи и замши, Isabel Marant

В моей судьбе было несколько моментов, которые определили всю мою жизнь. Первый был в 14 лет, когда у нас умер папа. Мама сказала, что ей тяжело растить нас с сестрой, поэтому я должна уехать из Еманжелинска и жить с бабушкой. Я сказала, что никуда не поеду. У меня было накоплено немного денег, и я решила, что, если мама будет настаивать, убегу из дома, лишь бы не уезжать. Но потом она передумала, и я не поехала к бабушке в Башкирию, не пошла там в школу. Я жила дома, а потом поступила в экономический колледж в Челябинске и там попала в beauty school, где меня и нашел Гия (Джикидзе, модельный скаут, так же открывший в свое время Евгению Володину. – Прим. Vogue). Если бы в тот момент я сказала: хорошо, мама, я поеду, если бы я оказалась too weak и пошла против себя — а ведь чувствовала, что не нужно уезжать, — то, наверное, никогда бы не стала тем, кто я есть.

 
Хлопковое платье, Maison Margiela; топ из полиэстера, Intimissimi; сапоги, Prada. На моделях: трусы, Intimissimi
Хлопковое платье, Maison Margiela; топ из полиэстера, Intimissimi; сапоги, Prada. На моделях: трусы, Intimissimi

Вторым переломным моментом было мое решение уехать из Парижа. Там со мной  работало много девочек — очень худых, бледных. Моя внешность там была не очень популярна, я жила на тридцать евро в неделю, которые мне выдавало агентство. Но я не могла сказать маме: знаешь, мне здесь плохо, я возвращаюсь домой. Поэтому в какой-то момент я решила переехать в Нью-Йорк, это был 2007 год. И однажды в Нью-Йорке мне позвонили из агентства и пригласили на кастинг с редактором Sport Illustrated Дайан Смит. А я очень боялась идти, потому что у меня был один-единственный розовый купальник. Я все-таки собралась и пошла, и меня выбрали. Так в 2011 году я стала первой русской моделью на обложке Sport Illustrated — а в Америке это значит очень многое. Это был прорыв, это принесло мне известность и сделало возможным все, что случилось со мной потом.


В 14 я помогала маме на огороде, копала картошку,
сажала огурцы и о подиуме не думала. 


Третий переломный момент — знакомство с легендарным стилистом Каролин Серф. Она сказала: я дружу с Марио Тестино, ты просто должна у него сняться. И она нас действительно представила, и он пригласил меня на фотосессию с Даутцен Крес, Изабели Фонтана и другими самыми востребованными моделями момента. Вот тогда многие люди в fashion сказали: вау, наверное, она и правда чего-то стоит. 

 Шерстяной пуловер, Christian Dior; шерстяная юбка, Anthony Vaccarello
Шерстяной пуловер, Christian Dior; шерстяная юбка, Anthony Vaccarello

Я обожаю  Рикардо Тиши — он веселый, застенчивый, очень простой и настоящий. Наверное, поэтому мы сразу сошлись. А еще он сильная личность. В модном бизнесе очень много ведомых людей, тех, кто поддержит тебя, только если увидит, что поддерживают другие. А Рикардо не зависит от мнений и трендов, он их создает. И он из тех, кому нравятся сексуальные женщины. Его не пугает, что у Иры есть грудь, что Ира не влезет в fit samples. Он всегда зовет меня на примерки: давайте тут Ире сделаем побольше, тут поменьше. Для меня важно видеть таких дизайнеров, которые любят женское тело. Мои самые любимые модели — супермодели 1990-х, женщины с чудесными формами. А самая-самая любимая — Наоми Кэмпбелл, я с ней дружу. Она очень сексуальная, знает, чего хочет, и она настоящая карьеристка.

Кожаный жакет, Julien David; хлопковые топ и трусы, Intimissimi; ботинки из кожи и замши, Isabel Marant; кожаное колье, Fleet Ilya
Кожаный жакет, Julien David; хлопковые топ и трусы, Intimissimi; ботинки из кожи и замши, Isabel Marant; кожаное колье, Fleet Ilya

В детстве мама жаловалась, что я упрямая. Так ли это сейчас? Знаете, я помню, что, когда я была в Париже, многие девочки смеялись надо мной: ты никогда не будешь моделью, у тебя не такая фигура, не такое лицо. Я сказала: может, вы и правы, а может, нет. То есть я могу согласиться, но всегда все сделаю по-своему и только то, что я хочу. Жизнь может переломить вас в одну сторону или в другую. Нужно стоять на своем твердо. Мне ни разу не сказало агентство, чтобы я похудела на двадцать килограммов или выщипала брови — потому что я всегда ставила себя так, что это я. Я не готова на все. 


В школе надо мной смеялись,
называли «Чунга-чанга» —
потому что у меня смуглая кожа и пухлые губы


Когда я сегодня приезжаю в Париж на показы, меня селят в отличный отель, дают водителя, одежду — я могу брать все, что хочу. Но сам Париж напоминает мне то время, когда у нас было 90 центов в день, и мы с девочками скидывались и покупали рис. То есть пятницу, субботу и воскресенье мы ели рис, а в понедельник прыгали через турникеты метро, чтобы доехать до агентства и взять карманные деньги на следующую неделю. Эти моменты напоминают мне, что нужно во всем добиваться своего и никогда не останавливаться.


Пальто из шкуры теленка и кожи, Bottega Veneta
Пальто из шкуры теленка и кожи, Bottega Veneta

Я начала карьеру довольно в поздно, в двадцать лет. А сегодня девочки идут в модельную школу в 14 — я в этом возрасте помогала маме на огороде, копала картошку, сажала огурцы и о подиуме не думала. Но когда у меня появилась возможность, я ее использовала. И я рада, что начала позже. Это сложный бизнес, в котором много говорят «нет» и очень мало — «да». И мне повезло, что у меня к этому возрасту уже  сложилось мировоззрение, характер и эти «нет» я воспринимала немного по-другому. Когда у тебя есть опыт, ты знаешь, что «нет» может стать «да».

В юности я не считала себя красивой. В школе надо мной смеялись, называли «Чунга-чанга» — потому что у меня смуглая кожа и пухлые губы. И на всех моих немногочисленных фотографиях я поджимала губы. Ну или я очень, очень широко улыбаюсь. У меня нет такого «между». Сейчас для меня комплимент — это когда кто-то говорит, что у меня классное чувство юмора, а не «какие у тебя красивые ноги». На самом деле я обычная девушка из деревни, у которой просто немного другая работа. 

Шелковое платье, Alexander McQueen
Шелковое платье, Alexander McQueen

Думаю, с возрастом я становлюсь все лучше и лучше. И я не боюсь постареть. Когда в прошлом году я подписала контракт с L’Oréal Paris: я подумала, как круто, оказывается, взрослеть! Потому что когда мне было двадцать, удача ко мне не приходила. Но сейчас началась эра моделей, которые состоялись как личности. Никто уже не хочет видеть просто красивую мордашку, вот она  красивая, худая, классно оделась и идет. Сейчас все дизайнеры и фотографы хотят работать с личностью, чтобы девушка была интересным собеседником, могла пошутить. И для меня женщина красивая — это женщина умная, у которой есть харизма и шарм. 


Для меня комплимент — когда кто-то говорит,
что у меня классное чувство юмора,
а не «какие у тебя красивые ноги»


Мечтаю, что однажды пойду учиться. Я окончила колледж, отучилась в музыкальной школе, но мне хочется чего-то большего. К примеру, меня уже несколько лет приглашают в Белый дом на ужин Ассоциации корреспондентов. В прошлом году слева от меня сидел человек, который работает для Хиллари Клинтон, а справа — спичрайтер Барака Обамы. В фэшн-мире многие любят разговаривать о картинках, кто сколько снял, но это скучно. А тут разговор о политике, о том, что происходит в мире! А меня спросили: как так получилось, что я, выросшая в снегу, появилась на обложке Sport Illustrated в купальнике. И как вышло, что я родилась на Урале в шахтерской деревне, а оказалась на приеме в Белом доме.

Шелковое платье, Miu Miu; бархатные сапоги, A.F. Vandevorst; украшения, Judith Ripka
Шелковое платье, Miu Miu; бархатные сапоги, A.F. Vandevorst; украшения, Judith Ripka

У визажистов я научилась одному: самое главное — это база. Если правильно замаскировать неровности кожи и идеально нанести тональный крем — об остальном можно уже не волноваться.

У меня с собой всегда есть шампунь. Я постоянно переезжаю из одного отеля в другой, но не пользуюсь местными шампунями – только тем, который подходит моим волосам. Еще мне очень нравится «Экстраординарное масло» для волос Elseve: съемки, завивки, перелеты из холода в жару — все это сушит кончики, а это масло как палочка-выручалочка. Его можно наносить до укладки, после укладки, после душа, при выходе на солнце. И конечно, я люблю красную помаду. 

Пальто из шкуры теленка и кожи, Bottega Veneta
Пальто из шкуры теленка и кожи, Bottega Veneta

Чтобы быть в форме, я занимаюсь джиу-джитсу и боксом. А вот сайкл у меня не пошел. Когда я в Лос-Анджелесе, я хожу к тренеру Джейсону Уошу, он делает самую красивую в мире попу! И у него есть класс, который называется rise nation. Он сделал машины, на которых ты как бы карабкаешься вверх и у тебя работает и корпус, ноги и руки. И вот это мне гораздо больше нравится, чем сайкл. Карабкаться, словно к вершине, это cool. 

Моя икона стиля — бабушка Гелия. Она мой эталон естественной красоты и сильной женщины. Когда бабушке было девятнадцать, она ушла из пединститута на фронт, там водила грузовик с фотолабораторией и печатала карты вражеской территории, которые наши фотографировали с самолетов, и передавала их в тыл. За этим грузовиком очень охотились, но она справилась. Из-за того, что бабушка работала в разведке на Западе, меня часто в шутку называют russian spy.


Так вышло, что я родилась на Урале в шахтерской деревне,
а оказалась на приеме в Белом доме


По паспорту я Ирина Валерьевна Шайхлисламова, но фамилию сократила для простоты. А в Америке меня зовут даже не Ирина, а Айри. Это имя придумал мой друг Райан. Потому что в английском нет звука И, и как меня только не называют: Эмина, Эгина. Я уже говорю, называйте меня через «Ай». То есть Айрина. И вот мой друг придумал сокращать до Айри, и, если я не ошибаюсь, на Ямайке это означает, что у вас все окей. Мне нравится!

Футболка, Calvin Klein Jeans; шелковая юбка, расшитая блестками, Anthony Vaccarello
Футболка, Calvin Klein Jeans; шелковая юбка, расшитая блестками, Anthony Vaccarello


Фотографы: Mert Alas & Marcus Piggott. Стиль: Semra Russel. Прическа: Shay Ashual/Art Partner. Макияж и груминг: Violette/Management + Artists. Маникюр: Denise Bourne/Aim Artists. Ассистенты фотографа: Sinclair Jaspard Mandy, Pavel Woznicki, Justin Smith, Justin Mcmahon, Niccolo Pacilli, Giorgio Lattanzi. Ассистенты стилиста: Marianna Frannais, Suzi Rezler. Ассистент парикмахера: Taichi Saito. Ассистент визажиста: Pircilla Pae. Продюсеры: Leonard Cuinet, Honor Hellon, Gabe Hill, Suzy Kang, John Gayner, Elena Serova. Ассистенты продюсеров: Beau Bright, Mikey McCann, Will Converse Richter, Leo Harrington, Ksenia Finogeeva.

комментарии / 0

оставить комментарий