You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Почему среди супермоделей нет мужчин

Кастинг-директор Джеймс Скалли объяснил Vogue, как Дэвид Бекхэм и сама модная индустрия мешает молодым людям построить карьеру в моделинге

Почему среди супермоделей нет мужчин

Джон Кортахарена на показе Antonio Miro в Мадриде, 2009

Сегодня у нас нет супермоделей-мужчин — и недавно прошедшие Недели мужской и кутюрной моды еще раз это доказали. Обсуждая работающих в этом сезоне моделей, мы говорили о Наоми Кэмпбелл и Кайе Гербер, но не произносили вслух ни одного мужского имени, несмотря на то что почти весь январь в модных столицах шли мужские показы. Пытаясь понять, почему так получилось и как это исправить, Vogue обратился к кастинг-директору Джеймсу Скалли. Известный защитник прав моделей ответил, что в случившемся виноваты только мы сами. И подробно рассказал почему.

View this post on Instagram

James Scully @the.canard

A post shared by Benjamin Chait (@bmiltonchait) on

«Когда меня спрашивают, почему в современной индустрии нет мужчин-супермоделей, я отвечаю: мы сами препятствуем этому. Сегодня большинство людей объединяет один недуг — нам слишком быстро становится скучно. Супермодели вроде Линды Евангелисты и Кристи Тарлингтон так долго оставались на плаву, потому что у них было достаточно времени, чтобы отточить свое мастерство. Успех в моделинге не приходит по мановению волшебной палочки, на это могут уйти годы. Но сейчас мы живем по принципу «больше, быстрее, новее». У моделей просто нет времени на профессиональный рост — они попали в ловушку.

Майкл Шоффлинг в фильме «Сильвестр», 1985
Майкл Шоффлинг в фильме «Сильвестр», 1985

«История помнит примеры мужчин-супермоделей. В 1970-х и ранних 1980-х в индустрии работали Майкл Айвз, Джефф Аквилон, Майкл Шоффлинг и Барри Кауфман. В свое время они были такими же известными моделями, как Линда и Кристи, потому что снимались во множестве рекламных кампаний. Майкл и вовсе считался человеком-брендом — его фирменная стрижка была самой популярной в 1980-х».

View this post on Instagram

#michaelives

A post shared by Edward Hazelton (@shytownguy64) on

«В 1990-х появились новые имена: Маркус Шенкенберг, Тайсон Бекфорд, Кэмерон Альборсиан, Шемар Мур и Джейсон Льюис. Их приглашали в эфиры Entertainment Tonight, о них писали сплетни в таблоидах. Эти парни зарабатывали миллионы долларов и были частью американской поп-культуры. На мой взгляд, то была последняя эпоха мужчин топ-моделей».

Маркус Шенкенберг для Versace, 1995
Маркус Шенкенберг для Versace, 1995

«Сегодня популярная когда-то идея модели-музы канула в небытие. Я начал работать на показах в 1983 году — тогда мужские глянцевые журналы ставили на свои обложки профессиональных моделей. Однако затем их место заняли знаменитости, именно в этот момент произошел глобальный сдвиг — звезды помогали брендам зарабатывать большие деньги и привлекали к ним внимание покупателей, в то время как стилисты и модные редакторы тщетно искали новые интересные лица».

«Когда в 2000 году Эди Слиман стал креативным директором мужской линии Dior, он значительно изменил правила игры для мужчин в модельном бизнесе. Его коллекции и модели, которых он выбирал для показов, заставили всех испытывать жгучее желание стать частью этого «клана». Тремя самыми востребованными моделями были Клемент Шаберно, Эдриен Саорес и Николас Риполл, успешно работающие до сих пор. Они отлично смотрелись на подиуме, но их не приглашали сниматься в рекламе — все крупные контракты доставались кинозвездам. В результате большинство статусных Домов моды и журналов стремились сотрудничать с актерами, не моделями. Сегодня для какого-нибудь Маркуса Шенкенберга вообще вряд ли нашлась бы работа».

Клемент Шаберно на показе Isabel Marant весна-лето 2018; Николас Риполл на показе Chalayan весна-лето 2016
Клемент Шаберно на показе Isabel Marant весна-лето 2018; Николас Риполл на показе Chalayan весна-лето 2016

«Есть и другие аспекты, которые нужно учитывать. Визуально мода постоянно стремительно меняется, и во многом причина тому — социальные сети. Их законы понимают сестры Хадид, но модели-мужчины — нет. При этом не могу сказать, что сегодня в индустрии моделинга нет классных парней. Думаю, приставки «супер» вполне заслуживает Джон Кортахарена. Джордан Барретт тоже близок к этому статусу».

Кайя Гербер и Джордан Барретт в Нью-Йорке, 2016
Кайя Гербер и Джордан Барретт в Нью-Йорке, 2016

«Я рад, что больше парней приходят в модную индустрию, будучи подкованными в вопросе своих прав, готовыми постоять за себя. Но мне бы хотелось, чтобы модели-мужчины опять начали достойно зарабатывать. Помню, какие гонорары получали ребята вроде Марка Вандерлоо и Маркуса Шенкенберга — сотни тысяч долларов. Сегодня за участие в показе обычная модель получит в лучшем случае благодарность, пару обуви из коллекции и 500 долларов. Пока Дэвид Бекхэм снимается в каждой второй рекламной кампании, высоких гонораров этим парням не видать».

«Мне трудно не ностальгировать по прошлому. Я дитя 1960-х и 1970-х, меня воспитали журналы, а теперь все совсем иначе. Никто не знает, что произойдет с индустрией в ближайшие пять лет. Модный мир всегда будет нуждаться в красивых парнях, и думаю, если на горизонте появится кто-то по-настоящему талантливый, без внимания он не останется».

Emporio Armani осень-зима 2019
Emporio Armani осень-зима 2019
комментарии