Мода

Алессандро Микеле о показе круизной коллекции Gucci в Риме

Креативный директор Gucci пообщался с Vogue и рассказал, что его вдохновляет

«Не уверен, что могу сравнивать себя с хирургом, но вчера мы провели сложнейшую операцию», — говорит Алессандро Микеле про отгремевший накануне показ. Любопытная параллель: в воображении большинства своих поклонников итальянец рисуется скорее как склонившийся над котлом алхимик, а не вооруженный скальпелем хирург. Да и весь успех сегодняшних Gucci — это самая настоящая магия: можно попробовать разобрать на составляющие, но, даже имея на руках все ингредиенты в нужных пропорциях, повторить его едва ли выйдет. «Получится просто бардак», — без лишней скромности резюмирует дизайнер. А все потому, что главный секретный ингредиент — это он сам.

Слева направо: пиджак, шляпа, очки; жакет, платье, повязка, колье; платье, колье, все Gucci

Вообще-то в Риме, где Gucci презентовали свою круизную коллекцию, Микеле родился и вырос. Здесь же, в Accademia di Costume e di Moda, осваивал ремесло дизайнера, прежде чем пуститься по дороге к званию одного из самых влиятельных дизайнеров современности. Да что дизайнеров, берите выше — людей! «То, что мы сегодня называем модой, — это язык, который понимает молодежь, — уверен Алессандро. — Для нее она стала тем же, чем для меня когда-то была музыка Pink Floyd. Степень распространенности такая же».

«ИДЕЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ В ЦЕЛОМ ХАОТИЧНЫХ, РАЗРОЗНЕННЫХ ОБРАЗОВ, СВЯЗУЮЩИМ ЗВЕНОМ ДЛЯ КОТОРЫХ СТАНОВИТСЯ ЛИЧНОСТЬ — ВОТ ЧТО МЕНЯ ВДОХНОВЛЯЕТ»

И все-таки креативному директору Gucci понадобилось целых пять лет, чтобы привезти свое шоу в родной город. За это время марка успела побывать с «гастролями» и в Нью-Йорке, и в Париже, и даже в Арле. Но вернуться домой бывает порой сложнее, чем пересечь океан. И Микеле вызревал, ждал правильного момента. Который, к счастью, наступил.

Слева направо: рубашка и брюки, водолазка, украшения; топ и юбка, перчатки, все Gucci

Значит ли это, что теперь город на семи холмах попытается отвоевать у Милана титул модной столицы Италии? «Не думаю. Рим уже был городом Высокой моды, городом кино. Пожалуй, второй статус подходит ему больше, потому что происходящее на здешних улицах — настоящее кино. И все же Рим нравится мне именно таким. Я много путешествую, но когда возвращаюсь, всегда чувствую, как мало здесь заботятся о том, чтобы быть модными. И это делает Рим идеальным местом, чтобы творить моду».

На входе в Капитолийский музей, где Микеле, пользуясь его же терминологией, «творил моду», гостей встречала написанная на простыне (Gucci, в конце концов, не вандалы, чтобы писать на стенах старейшего публичного музея в мире) цитата французского археолога Поля Вена, большого специалиста по истории Древнего Рима: «Меня по-настоящему привлекает лишь языческая Античность, потому что это мир прошлого, навсегда исчезнувший мир».

Платье, шляпа, очки, все Gucci

Несмотря на свое увлечение древностью и даже трогательное признание, что считает себя язычником, Алессандро живет отнюдь не в отрыве от действительности, как можно было бы предположить. «Я использовал цитату, чтобы подчеркнуть, что именно в таком разрушенном мире мы и находимся, — объясняется он. — Когда нам отказывают в каких-то свободах, мы обращаем взоры к Античности. Дело в том, что в древнем мире было позволено куда больше, чем позволено нам сейчас». В штате Алабама — вслед за несколькими другими штатами — за две недели до показа подписали жесточайший закон о запрете абортов. И Микеле — по примеру тех рокеров, которых так любил в юности, — решил высказаться: украсил платье вышивкой в виде матки, пиджак — надписью My body, my choice. На некоторые вещи поставил дату — 22.05.1978, день снятия запрета на аборты в Италии. У нескольких моделей в области рта красовались «татуировки», издалека напоминающие повязки, — такие в ходу в самых радикальных районах Галаада, пока еще фантастической страны из «Истории служанки».

«ДЛЯ МЕНЯ ЯЗЫЧЕСКИЙ МИР — ЭТО МИР ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО. МИР ЛЮДЕЙ, МИР ОШИБОК. ПОЭТОМУ Я И ОТПРАВИЛСЯ НА РАСКОПКИ»

Пальто, топ, брюки и ремень, повязка, серьги, колье, очки, все Gucci

«Не нужно думать, будто модельеры творят, сидя взаперти в своей комнате, мы живем, читаем, видим и слышим то, что происходит вокруг, — пылко комментирует итальянец. — Мне показалось крайне важным использовать метафору индивидуализма в контексте сегодняшних дискуссий об абортах. Это очень простой подход: нам нужно с уважением относиться к чужим личным границам — только так мы сможем достичь своих собственных целей».

Vogue Россия, ноябрь 2019. Фото Elizaveta Porodina. Стиль Masha Fedorova

Прически: Andrea Martinelli/Julian WatsonМакияж: Lauren Reynolds/Art PartnerМаникюр: Jessica Sholten; Sylvie Vacca; Jenny Longworth/CM Hair & Make‑upМодели: Delphi Mcnicol/The Hive, Sara Robaszkiewicz/Modelwerk, Vaquel Tyies/Metropolitan, Olga Kulibaba/Avant, Andra/Direct, JacobАссистенты парикмахера: Kerri Clarke; Nathan Jaszetal; Christel ManАссистенты визажиста: Rikke Jensen; Georgia Hope; Camilla Romagnoli; Riona O’SullivanПродюсер: Karina Chistyakova

Редакция благодарит Palazzo Brancaccio за помощь в проведении съемки

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Elizaveta Porodina

Читайте также

Мода

Алессандро Микеле о показе круизной коллекции Gucci в Риме

Мода

Вся мода осени в лукбуке ЦУМа

Мода

С юбилеем, Ральф Лорен

Edition