You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу

Основательница агентства Lumpen и манекенщик Comme des Garçons и Lanvin задают Западу моду на новую «русскую мафию» — модную

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу

На Дуне: жакет и платок Dries Van Noten, костюм Nike, кроссовки Nike x Off-White; на Севере: пальто Bally, пуловер Sever, брюки Nike, кроссовки Nike x Sever

«В Америке люмпенами называют новобранцев, а в Японии это ругательство, но об этом я узнала позднее, — говорит Дуня Александрова. — Название агентству я придумала лежа в ванне, крикнула маме: «Нужно название!» — «Быдло!» — «Нет, надо помягче!» И так появился Lumpen — идеальное определение моих ребят».

Сегодня «ее ребята» вышагивают на показах Balenciaga, Kenzo, Lanvin, Jil Sander, снимаются для итальянского Vogue и i-D, а сайт американского Vogue пишет о них статьи с заголовками Russians Are Coming. Благодаря успеху марки Vêtements, возглавляемой грузином Демной Гвасалией, и Гоше Рубчинскому интерес модной индустрии к молодежи «из спальных районов» был уже разогрет — так что появление «Люмпена» произошло в нужное время: мода все больше обращает внимание на моделей, напоминающих обычных девушек и парней с улицы, не совершенных и не слащавых. 

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу
На Дуне: куртка Bally; на Севере: костюм Walk of Shame, футболка Calvin Klein Jeans, носки Nike

Сама Дуня в трендсеттеры попала скорее случайно. Дочь известного советского сценариста Александра Александрова («Сто дней после детства», «И на камнях растут деревья» и даже «Приключения Карика и Вали») осталась без отца еще во время учебы во ВГИКе, так что большую часть свободного времени подрабатывала коммерческими съемками, а параллельно собирала во «ВКонтакте» потенциальную актерскую базу для будущего собственного фильма — дворовых ребят, без поднадоевшего интеллигентского налета. Работа над фильмом затянулась на годы (постпродакшен надеются закончить этой зимой), зато когда парней стало больше сотни, Дуня создала открытую базу моделей. «Меня поддержал Рубчинский, у которого я работала видеорежиссером. Сказал, что и сам организовал бы агентство, но в исполнении мужчины это немного странно. А вот девчонке таким заняться в самый раз».

Первыми в агентство пришли друзья из рейверских тусовок, футбольные фанаты, фотографы из провинции. «Парни с яркими, кричащими чертами лица, — рассказывает Дуня. — Например, с оттопыренными ушами и пухлыми губами, как у Севера. Когда я впервые его увидела, я закричала от восторга».

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу
Кожаное пальто Tom Ford, водолазка Uniqlo, брюки Calvin Klein Jeans, ботильоны Louis Vuitton

Всеволод «Север» Черепанов, молодой человек Дуни, смущенно улыбается: «Я себя красивым не считаю, вот Дуня — да». В «Люмпен» двадцатилетний уроженец Бишкека попал как все — фотографию из соцсетей отправили Дуне, тут же последовало: «Берем!» «Я, конечно, обрадовался — ведь это шанс! Катался на кастинги на электричке из Твери, где учился графическому дизайну, снимал в Москве комнату с друзьями, спал на полу, но это все временные трудности. Чтобы чего-то добиться, всегда надо потерпеть», — констатирует Север.

Сейчас на счету у молодого человека — показы Comme des Garçons, Lanvin, Hood by Air, а также собственный бренд Sever. «Мне никогда не нравилось, что продается в магазинах, я часто перешивал вещи. Дуня познакомила меня с подругой Гоши Рубчинского и Демны Гвасалии — Лоттой Волковой, стилистом на съем­ках i-D и показах Kenzo, и мы обсудили, что сейчас в мире моды так много наших и все друг другу помогают. Вот и я сделал толстовки Russian Mafia New World Order». Как только их фото появились в инстаграме, на Севу посыпались заказы, большинство из Австралии и США. В мире нашлось немало желающих примкнуть к «русской мафии» — пусть теперь под этим понимают не бандитов, а остромодных дизайнеров восточного блока.

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу
Сумка A-Cold-Wall*, 26400 рублей; футболка Sever, 6900 рублей; кольцо JW Anderson, 20800 рублей; костюм Cottweiler, 52000 рублей; кроссовки Nike x Off-White, 10990 рублей

В отличие от Севы, Дуня предпочитает вещи с историей. «Я могу в секонде купить вещи с принтами или логотипом фильма, который мне понравился десять лет назад. В детстве мы катались на мотоциклах — поэтому мне нравятся байкерские куртки, шлем, придающий анонимность. Базовый набор — спортивные штаны, футболки и худи с капюшонами, в них я чувствую себя защищенной. Раньше ходила в кедах, а Сева сказал: «Хватит убивать ноги» — и купил мне кроссовки. Он младше на семь лет, но во многих вопросах взрослее меня — быстро принимает решения, чувствует, где правда, а где ложь».

Саму Дуню волнует скорее правда искусства. Она часами может рассуждать об изматывающем творческом методе Ильи Хржановского или фильмографии скандинавского провокатора Ларса фон Триера. В планах на будущее — выпуск еще одного полнометражного фильма, а также поиск идеального «русского люмпена», но уже не в глубинке, а на Западе. «Я занимаюсь изучением русской внешности и даже характеров с помощью Lumpen. Собираю очень разных или, наоборот, очень похожих людей. Я наблюдаю, как изменились черты лица, мимика человека после переезда на другой континент. Как коллекционер, хочу собирать все эти редкие для меня алмазы воедино и показывать миру».

Авдотья Александрова и Сева Север: о любви к моде и друг к другу
На Дуне: пуловер Gucci; на Севере: пуловер Tommy Jeans

комментарии / 0

оставить комментарий