You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. НОВОСТИ
  2. Новости

Джорджо Армани о карьере, трудоголизме и любви к диско

Дизайнер, который в этом году получает награду The Fashion Awards за выдающиеся достижения в мире моды, рассказал Vogue, как построил независимую модную империю и не устал от работы в свои 85

Джорджо Армани о карьере, трудоголизме и любви к диско

Джорджо Армани во время работы в Cerruti 1881, 1967

Все реже встречаются дизайнеры, чье имя знает буквально весь мир. Тем интереснее феномен Джорджо Армани. Спросите о нем любого, и в ответ вы наверняка получите перечень устойчивых ассоциаций: идеально скроенные костюмы, фирменный серо-бежевый оттенок, легендарные образы для множества голливудских фильмов. Статус мировой звезды — редкость в индустрии моды, учитывая, с какой скоростью сменяются креативные директора брендов. В случае с Giorgio Armani — владельцем и руководителем Дома остается его основатель. Мистеру Армани (к нему всегда обращаются именно так, никогда не называя просто Джорджо) действительно удалось построить одну из крупнейших независимых модных империй. Сейчас ему 85 лет, а он продолжает лично следить за своим детищем.

На этом фоне новость о том, что в декабре на церемонии The Fashion Awards дизайнеру вручат награду Outstanding Achievement Award («Награда за выдающиеся достижения»), не вызывает никакого удивления. Именно Армани поменял представление публики о портновском искусстве и сформировал знаковый стиль конца XX века. Благодаря ему мужчины и женщины переоделись в облегченные версии брючных костюмов без тяжеловесных конструкций и жесткой подкладки. Стоит отметить, что Армани изменил не только гардеробы современных мужчин, но и восприятие маскулинности в целом. Работая с традиционно мужскими тканями, он придумал идеальную униформу для сильных и независимых женщин — минималистичный брючный костюм расслабленного кроя. А еще проложил дорогу для целой плеяды дизайнеров, включая Кельвина Кляйна, Донну Каран и Жиль Зандер.

Джорджо Армани и актер Клейтон Норкросс
Джорджо Армани и актер Клейтон Норкросс

Армани одним из первых начал плотно сотрудничать со звездами Голливуда, и эта тактика помогла ему собрать толпы журналистов и селебрити у бутика бренда на Родео-драйв. В 1980 году дизайнер создал образ Ричарда Гира для фильма «Американский жиголо». Костюмы Giorgio Armani так органично вписались в канву картины, что Гир даже как-то спросил: «Кто играет в этой сцене — я или пиджак?» С тех пор Армани принял участие в создании костюмов для более чем 200 фильмов, а его платья выгуливали самые востребованные актрисы — задолго до того, как «индустрия красных ковровых дорожек» стала прибыльной бизнес-моделью. В конце прошлого века Armani носили Дайан Китон, Джоди Фостер и Мишель Пфайффер. Сейчас их место заняли Кейт Бланшетт, Селин Дион, Алиша Киз и Элизабет Дебики.

В свое время Армани сделал ставку на классические линии, превосходство стиля над модой и безупречное итальянское качество. Верность этим принципам и помогла ему стать одним из самых узнаваемых дизайнеров. В 1975 году он продал свой Volkswagen Beetle, чтобы запустить собственный бренд. Объем продаж за первый год составил 14 тысяч долларов, но всего за десять лет он взлетел до ста миллионов. Теперь ежегодный оборот Armani составляет два миллиарда долларов, а империя разрослась далеко за пределы производства одежды: помимо режимных коллекций прет-а-порте, кутюрной линии Armani Privé и повседневной одежды Armani Exchange, в активе компании бренд товаров для дома Armani/Casa, именные отели и линия косметики. Это далеко не полный список, но все, что выходит из-под руки Армани, объединяет одно важное качество — стремление к простоте.

Ричард Гир в Giorgio Armani в фильме «Американский жиголо», 1980
Ричард Гир в Giorgio Armani в фильме «Американский жиголо», 1980

Мистер Армани нечасто дает интервью, но для нас сделал исключение. Мы поговорили с живой легендой мира моды о его секретах успеха и о том, как не потерять себя в вечно меняющейся индустрии.

Примите наши поздравления с наградой Outstanding Achievement Award! Оглядываясь назад, каким достижением в своей карьере вы гордитесь больше всего и почему?
Мне очень приятно осознавать, что я создал узнаваемый стиль, мгновенно ассоциирующийся с моим именем. Это действительно повод для гордости. Всю свою жизнь я стремился построить нечто аутентичное, значимое, то, что будет жить после меня. Я освободил мужчин и женщин от многих ограничений и предложил им одежду, отвечающую требованиям эпохи. А еще я горжусь тем, что мои работы прошли испытание временем. Они говорят сами за себя, и это лучшее, что могло случиться.

С тех пор как вы начинали карьеру дизайнера, индустрия моды кардинально изменилась. Что вдохновляло вас больше всего на протяжении этого пути? И какие перемены вам не нравятся?
Система моды действительно изменилась настолько значительно, что порой мне кажется, что она не имеет ничего общего с той средой, в которой я начинал. Темпы работы ускоряются, и мы, дизайнеры, вынуждены выпускать все новые и новые продукты с невероятной скоростью. Это мне не очень нравится. Вместе с этим я люблю чувствовать конкуренцию — в индустрии появляется все больше дизайнеров, и почти каждый из них работает в своем собственном стиле. Также меня раздражает, что современная мода слишком зациклена на развлечении публики и выстраивании коммуникации с ней. Из-за этого порой страдает качество продукта. Не забывайте, что главная задача дизайнера — одевать людей и производить нечто аутентичное, полезное и красивое.

Джорджо Армани с моделью в своем офисе
Джорджо Армани с моделью в своем офисе

В свое время вы изменили представление людей о мужской и женской моде. Как думаете, можно ли представить настолько серьезные перемены в индустрии сегодня? Уместно ли теперь говорить о такой вещи, как оригинальная идея?

Когда я только начинал свою карьеру, мужчины носили тугие пиджаки, которые скрывали тело и были похожи на клетку. Мне же хотелось создать нечто прямо противоположное — вещи, дающие комфорт и свободу движений, поэтому в середине 1970-х я придумал свой первый пиджак облегченного кроя, без подкладки и подплечников. Шаг за шагом я менял расположение пуговиц и совершенствовал пропорции. В это время мужчины были в поиске более мягких проявлений маскулинности. Тогда действительно многое поменялось, но одежда была лишь частью более глобального движения. Сейчас у многих создается ощущение, что все уже было придумано, и понятие оригинальной идеи или оригинального силуэта просто потеряло смысл. Я с этим не согласен. На мой взгляд, еще есть пространство для маневра, чтобы создать нечто новое и значимое, но этот процесс требует максимальной концентрации. Важно помнить, что мода — это не просто оболочка, в первую очередь, это тяжелая работа, а аутентичность — самое главное качество, пусть и встречается оно все реже.

Кого вы представляете себе, работая над очередной коллекцией? И поменялся ли этот образ с течением времени?

Создавая одежду, я всегда думаю не о физическом теле, а о личности. Мои лирические герои — современные мужчина и женщина, люди, которые ни в чем себе не отказывают и ценят элегантность, поэтому им импонирует моя эстетика. Хочу, чтобы мои клиенты, надевая эти вещи, чувствовали уверенность в себе. Я по-прежнему делаю коллекции, держа в голове все тот же образ, что и 40 лет назад, но, конечно, он развивается, идя в ногу со временем.

Вы занимаетесь не только производством одежды. Что мотивирует вас на работу и как вам удается держать марку?

Будучи творческим человеком, больше всего в работе люблю видеть результат моего креативного труда. Я верю, что стремление к созданию — это врожденное качество. И я следую ему, потому что для меня это означает производство продукта, который станет частью жизни обычных людей, идет ли речь о пиджаке, безупречном сервисе или элегантном убранстве отеля. Или даже плитке шоколада. Все эти вещи объединяет мой вкус, неутихающий поиск утонченной простоты. Чем больше я работаю, тем больше вдохновляюсь. А еще работа — самая эффективная антивозрастная сыворотка.

За годы работы вы выпустили множество прекрасных рекламных кампаний. Чувствуете облегчение от того, что вам удалось построить свой бренд задолго до эпохи социальных сетей? Или вам хотелось бы коммуницировать с аудиторией напрямую, как это делает большинство начинающих дизайнеров?

Я строил свою империю постепенно, не торопясь, и именно поэтому она крепко стоит на ногах. И с самого начала я создавал ее, основываясь на собственных наблюдениях за всем, что происходит вокруг. Мне хотелось одевать реальных мужчин и женщин. Хотел видеть их на улицах, а не только на страницах журналов или в иллюзорном мире телевидения. Хотел, чтобы мои вещи заставили их по-новому осознать свою ценность. И чтобы одежда отражала стремительно меняющиеся социальные роли. Образы, которые я создал много лет назад, по-прежнему актуальны, потому что в них есть аутентичность. Социальные сети — слишком переменчивая и зачастую чересчур расчетливая штука. Я доволен тем, как в свое время общался со своей аудиторией, и не осуждаю современные способы коммуникации с публикой, но предпочитаю придерживаться своей схемы.

А вы сами пользуетесь соцсетями?

Я захожу в социальные сети, но не веду их: у меня куча более важных и более срочных дел. Конечно, как публичному человеку, мне пришлось создать аккаунт компании в инстаграме — эта платформа интересует меня больше всего. Там мы демонстрируем «вселенную Armani» во всей красе. Но делать свой персональный аккаунт я не планирую: мне важно оставлять частную жизнь за закрытыми дверями. Кроме того, не хочу поддаваться влиянию инфлюенсеров.

Джорджо Армани с моделью за работой
Джорджо Армани с моделью за работой

Что для вас самое важное сегодня?

Я всегда полностью отдаюсь работе, все делаю с огромным энтузиазмом и самоотдачей. Никогда не мог подумать о том, что стану всемирно известным дизайнером. Конечно, дело не в славе как таковой и даже не в деньгах, моим главным стимулом всегда было желание создавать. Но несмотря на то, что работа составляет большую часть моей жизни, в ней остается место и для другого. Мне важно проводить время с теми, кто мне дорог.

Вы о чем-нибудь жалеете?

Я не отягощаю себя сожалениями: это бессмысленно. Но если бы мне предложили прожить свою жизнь заново, я бы проводил больше времени с теми, кого люблю.

Костюм Giorgio Armani определил целую эпоху. О чем вы думали, создавая его? Какую музыку слушали, какими людьми себя окружали? Из чего сложилась эта эстетика?

Я очень прагматичен в том, что создаю, и в первую очередь обращаю внимание на происходящее вокруг. Работая над теми самыми костюмами, я наблюдал за мужчинами моего возраста — мне тогда было 40 лет, — и пытался понять, какую одежду им хочется носить. Я точно знал, что это не костюмы, в которых ходили их отцы. Потом моя сестра и ее подруги переоделись в такие же пиджаки, ну а все, что случилось дальше, уже история. Возможно, это прозвучит забавно, но тогда было актуально диско, и я слушал много музыки этого жанра.

Эрик Клэптон и Джорджо Армани на острове Пантеллерия, Италия
Эрик Клэптон и Джорджо Армани на острове Пантеллерия, Италия

Какую музыку вы слушаете теперь и есть ли музыкант, которого вы хотели бы видеть в числе своих клиентов?

Я слушаю самую разную музыку, от поп до классики, старые и новые песни. Мне нравятся ритмичные мелодии. А что до музыканта, которого я хотел бы одевать… Их много, но сказать по правде, для меня это не главное. Куда приятнее, когда мужчина приходит за своим первым «важным» костюмом в магазин Giorgio Armani или женщина выбирает там же наряд для новой, более высокой позиции на работе. Я всегда работал с селебрити и продолжаю делать это по сей день, но моя главная цель — одевать обычных людей для реальной жизни.

Что заставляет вас улыбаться по утрам?

Мне нравится заниматься делами, работать — это поддерживает меня в хорошем настроении. Неудивительно, что лучше и счастливее всего я чувствую себя в моем офисе — это место, где мои идеи становятся реальными и осязаемыми. Это самое невероятное чувство, которое каждый раз наполняет меня энергией и адреналином.

Что помогает вам расслабиться после работы?

В конце дня я люблю проводить время наедине с собой, просто размышляя о чем-нибудь. Обычно ужинаю дома, а потом отдыхаю перед телевизором — смотрю хорошее кино или сериал. Стараюсь ложиться спать не очень поздно, чтобы на следующий день быть готовым к новой череде дел.

Грейс Джонс и Джорджо Армани на ретроспективной выставке дизайнера в музее Гуггенхайма, Нью-Йорк, 2000
Грейс Джонс и Джорджо Армани на ретроспективной выставке дизайнера в музее Гуггенхайма, Нью-Йорк, 2000

Самое большое заблуждение, которое сложилось о вас как о дизайнере?

Думаю, многие люди считают меня аскетом. Конечно, я люблю умеренность и мне симпатична идея «лучше меньше, да лучше», но в то же время я вполне себе эксцентричный бонвиван. Как я уже говорил, свои фирменные костюмы я создавал, когда был большим поклонником диско. Поэтому до сих пор не прочь иногда сходить на закрытую вечеринку Giorgio’s в миланском Armani/Privé Club.

Какой совет вы могли бы дать молодым дизайнерам, которые хотели бы пойти по вашим стопам?

Сегодня все гораздо сложнее. Чтобы выделяться, необходимо целиком и полностью посвящать себя своему делу, потому что конкуренция очень высока. Молодым дизайнерам я бы посоветовал прежде всего изучить запросы аудитории и отвечать на них, создавая при этом нечто новое, свежее, наполненное смыслом. Это единственный способ пробиться в современной индустрии моды, не разочаровавшись в профессии.

Что, помимо моды, делает вас счастливым?

Я просто счастлив от того факта, что живу, что рядом со мной есть люди, которым я доверяю, что я здоров. Я обычный человек с простыми, хоть и глубокими чувствами.

Джорджо Армани и Лорен Хаттон
Джорджо Армани и Лорен Хаттон
комментарии