You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»

Вспоминаем, как полвека назад была провозглашена сексуальная свобода

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»

Эли МакГроу, 1960

Эли Макгроу росла примерной девочкой и соответствовала всем правилам, принятым в привилегированном обществе белых американцев в середине прошлого века. И пусть даже знаменитый фильм Артура Хиллера «История любви», вышедший уже в 1970-м и подаривший Макгроу «Золотой глобус», показал нам ее девчонкой преппи, в реальной жизни актриса, модель Vogue и стилист от субкультурной моды подрастающей американской элиты отказалась очень быстро. Окончив колледж в 1960-м, она сразу получила должность ассистентки Дианы Вриланд. Рука об руку с легендой моды Макгроу проработала полгода, а потом принялась самостоятельно стилизовать съемки. И сразу для одного из лучших модных фотографов прошлого века Мелвина Сокольского, они сотрудничали на протяжении шести лет. Наконец с идеально выглаженными рубашками и юбками строгого кроя — как раз то, что носили преппи — было покончено: для Макгроу открылся дивный мир, в котором больше не нужно быть совершенством, зато можно носить мини-юбки из комиссионных магазинов, обтягивающие боди и провокационные ботфорты.

Макгроу повезло жить и работать в эпоху массовой культурной перестройки, отразившейся и на моде в том числе. В 1967 году, когда случилось «Лето любви» и в Сан-Франциско собрались десятки тысяч хиппи и заявили о себе, Макгроу сотрудничала с ведущими моделями, стилистами, редакторами и дизайнерами своего времени. И стала свидетельницей того, как от новой свободы люди начали светиться изнутри.

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Плакат на демонстрации, 1967; музыкальный фестиваль в Монтерее, 1967; афиша музыкального фестиваля в Монтерее; публика на фестивале в Монтерее, 1967; пара хиппи на прогулке, 1967

Половина столетия прошла с того «Лета любви», прославившего сексуальную свободу и начавшего историю хиппи. Макгроу вспоминает те времена с любовью и как один из самых ярких периодов в своей жизни. Тогда она усердно работала с блестящими креативными умами, менявшими наши мысли об одежде и манеру одеваться. «В старых журналах я регулярно рассматривала этих фантастических созданий конца 1950-х — начала 1960-х годов: Энн Сен-Мари, Санни Хартнетт, Джин Пэтчетт и Лизу Фонссагривз, — вспоминает Макгроу. — Они были такими миниатюрными, такими изящно сгибавшимися и одновременно такими гламурными сильными женщинами. И отлично помню, как, глядя на них, думала, что я определенно не такая. Мы были разными поколениями. В обстановке середины 1960-х они просто перестали смотреться».

Макгроу отмечает, что особенно хорошо происходившие культурные изменения были заметны в моделях, которых начали приглашать на ее съемки. Тогда в Америке полюбили девушек «из-за океана». «Вы ведь тоже хорошо понимали, что в моде происходит что-то удивительное. Особенно когда началось «британское вторжение» и популярными стали Джин Шримптон, Твигги и Селия Хаммонд. Они будто жили на пять минут раньше Нью-Йорка в вопросах моды».

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Анн Сен-Мари, Vogue US, январь 1955; Санни Хартнетт, Vogue US, март 1955; Джин Пэтчетт, Vogue US, февраль 1951; Джин Шримптон на обложке Vogue US, июнь 1965; Твигги, Vogue US, июль 1967; Селия Хаммонд, Vogue US, сентябрь 1967

В конце 1960-х ни для кого не было предписанной формулы, как нужно одеваться — не важно, богаты вы и знамениты или простой бедняк. «Это было время, когда индивидуальность очень ценилась, — вспоминает Макгроу. — Если вы соберете свой наряд так, что вы будете в нем счастливы и вам будет комфортно, окружающие всегда скажут вам, что вы выглядите отлично». Это как раз один из способов одеваться, который Макгроу приметила в нью-йоркских модных кругах.

«Как-то после работы я отправилась на открытие галереи Хантингтона Хартфорда. На мне было платье Anne Klein, его я купила по оптовой цене, и плащ из комиссионного магазина. Один из парикмахеров, с которыми мы работали, сделал мне дикую прическу, а кто-то потом меня щелкнул. Фотография в итоге оказалась на обложке Women's Wear Daily. И она была не про новую модницу, а про эту фантастическую комбинацию из одежды и прически».

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Эли Макгроу в Нью-Йорке, 1970-е; Эли Макгроу и Боб Эванс, 1970; Эли Макгроу в Нью-Йорке, 1971; Эли Макгроу в платье Ossie Clark, 1969

По словам Макгроу, индустрия моды держалась на женщинах с определенным чутьем, как у сороки. И дизайнеры обратили на это внимание. «От работы с такими людьми, как Руди Гернрайх или Мэри Квант, я трепетала, — говорит Макгроу. — Мне кажется, эти люди пришли из какого-то нового и радостного места. Не из такого, где все говорят о тотальной переработке и о том, что девушка непременно должна быть одета уместно и выглядеть умной, что бы это ни значило».

И добавляет: «Я познакомилась с Хальстоном, когда он делал шляпы в Bergdorf Goodman. Вы спрашиваете меня, на кого я ориентировалась в своем представлении моды в 1967 году? Это был Хальстон. Тогда царили независимость, свобода и чувство, будто целое поколение наконец добралось до своих шкафов, выбросило ненужное и набралось энергии, чтобы разобраться со своей жизнью. Для меня в этом всем было что-то очень сексуальное. Ощущение, что люди будто заморожены или задыхаются в этом соответствии совершенству, в 1960-х наконец исчезло. Нам, девочкам из школ восточного побережья, которые носили форму и стремились быть идеальными, стало легче. И намного веселее».

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Модель в шляпке Halston, Vogue US, март 1963; модель в одежде Mary Quant, Vogue Италия, февраль 1970; модель в комбинезоне дизайнера Руди Гернрайха, Vogue US, сентябрь 1967; модель в платье Mary Quant, Vogue Италия, январь 1967

Модные фотографии и редакторские материалы транслировали это «электричество» и свободу. Макгроу работала над съемками по всему миру, с самыми разными по сложности декорациями и снимала весьма провокационные портреты. Герои, с которыми она работала, всегда должны были иметь «таблетку для храбрости». Она летала в Париж, чтобы помочь модели передвигаться по улицам в пластиковом пузыре. И пусть платье, предоставленное рекламодателем, было «скучным», зато какой получился яркий фон. В Нью-Йорке она снимала беременную Анку Хан, позирующую у самолета. Использовать модель в положении в 1960-х было так же дико, как увидеть уверенно идущую на задних лапах собаку. Макгроу вспоминает: «Анка была на большом сроке и одета в обтягивающий свитер, а юбка сильно задралась к груди. Тогда я впервые увидела, что беременная женщина вообще может так одевается».

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Съемка фотографа Мелвина Сокольского, 1968

Когда Макгроу, актриса в прошлом, работала, таскала вещи и пыталась перевернуть вагон (да, она делала и такое для одной из съемок Сокольского), сама она предпочитала одеваться в черное боди, черные колготы и мини-юбку. Еще на ней всегда было множество аксессуаров. «Пегги Моффитт называла это «униформой танцора», но еще с одеждой поверх нее». Денег у девушки было не много, но и выглядеть потрясающе тогда ничего не стоило. «Сейчас люди тратят много денег, основываясь на том, что видят в интернете и в журналах, и при этом выглядят плохо, — говорит Макгроу. — Я скучаю по тому времени, потому что оно само было отличным уравнителем. Люди, которые жили среди мусорных баков в Нижнем Ист-Сайде, выглядели так же потрясающе, как те, что специально ездили в Париж и закупали одежду Courrèges. Вы могли зайти в любое помещение в Нью-Йорке и не понять, что за человек перед вами и чем он занимается».

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»
Кадр из фильма «История любви» с Эли Макгроу и Райаном О’Нилом

Пережив трансформацию из примерной школьницы в стилиста с отличным видением и вкусом, а позже и в икону киноиндустрии, Макгроу теперь очень тоскует по «Лету любви». «Конечно, это было дико сексуально, в хорошем смысле, — говорит она. — В модной индустрии не существовало никакого цинизма и расчетов. Зато была невинность, и она пересекла все экономические барьеры. Мода строилась на осознании течения жизни. Сегодня люди смотрят на одежду или на показ и говорят: «О, так было в 1960-е», но это не так. Даже не близко».
из
Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»

Vogue US, август 1969

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»

Vogue US, август 1969

Эли Макгроу — о моде в эпоху хиппи к 50-летию «Лета любви»

Vogue US, август 1969


Vogue.com/Brooke Bobb
комментарии