Фелипе Оливейра Баптиста о настоящем и будущем моды

Креативный директор Lacoste создал форму для Новака Джоковича, коллекции с Supreme и Yazbukey, переносит показ в Париж и успевает рисовать графику сумасшедшей красоты
Интервью с Фелипе Оливейра Баптистой креативным директором Lacoste о будущем моды

Во время Открытого чемпионата Франции по теннису мы встретились в Париже с Фелипе Оливейрой Баптистой, креативным директором Lacoste, одного из спонсоров чемпионата. 42-летний португалец получил дизайнерское образование в лондонском Kingston University и уже почти двадцать пять лет живет в Париже (сегодня с красавицей женой и двумя очаровательными детьми). До Lacoste он успел поработать в Max Mara, Cerruti 1881, Lemaire, и выглядит Фелипе словно модель из съемки журнала Vogue Hommes International — в широких джинсах цвета индиго на высокой талии, темно-синей футболке с длинным рукавом и плаще глубокого изумрудного цвета из подиумной линии Lacoste.

В этом сентябре будет cемь лет, как вы работаете в Lacoste.По меркам современной модной индустрии это много. Вы согласны?

Мне кажется, что только сейчас мое влияние становится по-настоящему заметным. У нас вещи из подиумной линии и ассортимент в магазинах по всему миру очень отличаются друг от друга. Для того чтобы влиять на внешний облик большой компании, требуется много времени. Так же как и для того, чтобы оставить свой след в истории марки — мне кажется, как минимум десять лет.

Что вам нравится больше всего в работе в Lacoste?

Это легендарный бренд. Его эстетика, легкость и чистота очень мне подходят по духу.

А есть ли минусы?

Единственное, что меня смущает в моей работе — это тот факт, что из более чем тысячи магазинов, расположенных в разных уголках земного шара, купить вещи из подиумной коллекции можно только в тридцати. Но крохотными шажками это меняется. Мне бы очень хотелось видеть реальных людей в моей одежде.

Может быть, работа с популярными спортсменами поможет?

Надеюсь. Мы уже делали форму для команды Франции в Рио-де-Жанейро и закончили работу над формой для Олимпийских и Паралимпийских игр 2018 в Пхёнчхане. Это одежда не для соревнований, а «форма» для официальных мероприятий, но мне всегда нравилось работать с униформой, так как мой отец был пилотом. И смотреть на наших спортсменов в Рио в Lacoste было очень радостно. На мой взгляд, важно постоянно помнить, что мы не просто делаем одежду в спортивном стиле — у Lacoste богатейшее спортивное прошлое, и сотрудничество с олимпийской сборной и Новаком Джоковичем — прекрасный повод вспомнить об этом.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Поделитесь вашим опытом создания спортивной формы для профессионального спортсмена.

Это было очень интересно: в какой-то степени то, что мы сделали для Новака Джоковича, можно назвать спортивным sur-mesure. Он точно знал, какой длины должны быть шорты и рукава, из какой ткани каждая вещь должна быть сделана. Мне казалось, будто я вернулся к созданию платья в ателье.

Почему следующий показ Lacoste вы будете устраивать в Париже, а не в Нью-Йорке, как было в последние четыре года?

Для Lacoste такое решение — своего рода возвращение домой, все-таки Lacoste французский бренд. В будущем году мы празднуем 85-летие — хороший повод вернуться. За последние 12 лет, что Lacoste делал показы в Нью-Йорке, парижская Неделя моды сильно изменилась, раньше в Париже показывались только большие французские Дома, а теперь в расписании очень много молодых и спортивных брендов, даже на Неделе Высокой моды сегодня все совсем иначе, теперь нам здесь самое место.

Кстати, вы начинали карьеру с собственной кутюрной линии, которую решили закрыть в 2014 году. Не жалеете?

Знаете, в какой-то момент я понял, что все время работаю, у меня совсем не оставалось времени ни на что другое. Да и, если честно, очень трудно делать два проекта одновременно, чтобы не страдало качество. С собственной маркой я взял паузу, никакой драмы, я всегда могу вернуться к работе над своим брендом, если захочу. Зато у меня появилось время для фотографии и рисования, что для меня очень важно.

Расскажите о ваших рисунках.

В отличие от моды, когда я должен сдавать коллекции раз в полгода, здесь нет никаких дедлайнов. Работа без давления и спешки приносит мне наслаждение. Все спрашивают, когда я планирую выставку, но я не тороплюсь — я ее обязательно сделаю, в правильное время. Может быть, уже в следующем году. В этом у меня вышла книга с фотографиями и я работаю над дизайном собственной квартиры: все, от архитектурных планов до мебели, мы делаем сами. А в 2018-м я займусь рисунками, как раз в новой квартире у меня будет просторная собственная студия, где я смогу рисовать более масштабные картины.

Раз речь зашла о рисовании, кто ваши любимые художники и в каких музеях вы любите бывать?

Я не могу сказать, что у меня есть любимый музей или художник. Я очень много всего смотрю. Обычно я практически не хожу на выставки о моде, но в этом году я уже был на выставке Баленсиаги в Лондоне, собираюсь поехать в Антверпен посмотреть Margiela, the Hermès Years (потому что я большой фанат Мартина Маржела), а потом я собираюсь на выставку Comme des Garçons в нью-йоркском Metropolitan, похоже, она очень классно сделана.

В 2013 году я делал собственную выставку в Лисабоне — целая тысяча квадратных метров, и оказалось, что это очень непростая задача — изменить привычное пространство, чтобы одежда в нем выглядела не менее эффектно, чем искусство.

Кого еще из дизайнеров вы уважаете?

Моим первым модным кумиром был Баленсиага. Мне нравится, что его вещи неподвластны времени, они одновременно минималистичны и очень сложны. Я люблю всех странных дизайнеров, кто не идет про проторенной дорожке, например, мне нравятся японцы. Я люблю тех, кто одновременно очень креативен и прагматичен, как Хельмут Ланг в 1990-е.

В 2013 году я был приглашенным президентом 28-го ежегодного конкурса молодых дизайнеров в Йере (в 2002-м Фелипе стал его лауреатом) и очень хотел позвать Хельмута в жюри. Ассистент Ланга ответила, что он больше не участвует ни в чем, связанном с модой, но просил передать, что ему очень нравится то, что я делаю в Lacoste. И это был лучший комплимент в моей жизни. Я бегал и кричал: «Боже мой! Боже мой! Хельмут это сказал!»

Можно ли сказать, что ваш план на будущее — это уйти из моды в искусство, как Хельмут Ланг?

Пока не знаю, но совершенно точно я не буду заниматься модой в 60, по крайней мере в классическом смысле. Но может быть, через 20 лет все так сильно изменится, что я все еще буду в этой индустрии. Абсолютно точно я очень хочу иметь возможность максимально реализовывать свой творческий потенциал, и это возвращает нас к разговору о моем собственном бренде: я не хочу 24 часа в сутки заниматься только одеждой.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Что вы думаете о будущем моды и о модели see now, buy now?

Конечно, логично, когда люди могут сразу купить вещи, которые они видят и которые им нравятся, но что тогда будут делать журналы и как предсказать, сколько и что производить? Я думаю, что в будущем в моде будет меньше правил. Мы в Lacoste по схеме see now, buy now работаем над капсульными коллекциями и коллаборациями: с Supreme, Yazbukey и Jean-Paul Goude. Например, форму для олимпийской сборной мы представили в магазинах через день после открытия Олимпиады. Но в случае с большими Домами такая схема не всегда работает.

Lacoste x Yazbukey

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.