You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

«Мне казалось, что мода может изменить мир, но теперь я в этом не уверен»

Жан-Поль Готье рассказал Vogue.ru о Кончите Вурст, о работе после ухода из prêt-à-porter и о том, как на его творчество повлияла смерть любимого человека

«Мне казалось, что мода может изменить мир, но теперь я в этом не уверен»
В мае в Санкт-Петербурге состоялся показ кутюрной коллекции Jean Paul Gaultier весна-лето 2015, которая была впервые представлена зимой на Неделе моды в Париже, но сам модельер на него не приехал. Как дизайнер позже расскажет Vogue.ru, в Россию он не попал «по семейным обстоятельствам», но мы, конечно, не могли ограничиться одним вопросом и расспросили дизайнера обо всем сразу.

А вопросов к нему накопилось немало. Прошлой осенью на парижском же подиуме Жан-Поль Готье показал последнюю коллекцию prêt-à-porter, отметив таким образом свой уход из сегмента готовой одежды. Для такого шага сейчас, когда марки выпускают до восьми коллекций в год, не считая капсульных, нужны и смелость, и довольно веские причины. Да и то, как дизайнер представлял себе свою жизнь после ухода из популярного сегмента модной индустрии, может сильно отличаться от того, как все получилось на самом деле. Поэтому мы узнали, как живется Готье в свободном плавании, как изменился климат в модной индустрии и как скандальный дизайнер, чьей первой моделью был детский плюшевый мишка, справляется с тем, что нарушение правил постепенно превращается в общее место поп-культуры вообще и моды в частности.

1.jpg
С Наоми Кэмпбелл в финале показа Jean Paul Gaultier Haute Couture весна-лето 2015


В прошлом году весь мир обсуждал ваше решение уйти из prêt-à-porter. Как вы себя тогда чувствовали?

Прекрасно! Это было отличное решение. Мир моды очень изменился, поэтому я предпочел сохранить свою свободу творчества. Кроме того, я ведь продолжаю работать в моде, продолжаю заниматься направлением Haute Couture, где я могу выражать себя и экспериментировать.

И каково быть свободным художником в сегодняшней модной индустрии?

Я не художник, а ремесленник. Я всегда делал все по-своему и сейчас продолжаю двигаться по своему собственному пути.

Рассказывая о своем уходе прессе, вы объясняли его тем, что хотите сконцентрироваться на кутюре и сторонних проектах. Но получается, что одежда Jean Paul Gaultier теперь попросту недоступна для обычных женщин.

Мне кажется, так можно сказать обо всей одежде сегмента prêt-à-porter du luxe. Учитывая то, сколько сегодня масс-маркет-марок, которые делают очень хорошие и очень недорогие коллекции, какое вообще будущее у prêt-à-porter du luxe?


2.jpg
Модель на показе Jean Paul Gaultier Haute Couture весна-лето 2012, посвященном памяти Эми Уайнхаус


В конечном итоге вы не сожалеете, что больше не занимаетесь prêt-à-porter? Может, вы когда-нибудь захотите вернуться в этот сегмент?

Я начал выпускать коллекции под своим именем в 1976 году. Сейчас, спустя 39 лет, я ни о чем не жалею.

Вы часто говорите о том, что концерны масс-маркет-марок вроде Inditex (в него входят Zara, Uterqüe, Massimo Dutti, Pull & Bear и другие бренды. — Прим. ред.) изменили мир моды. А вам хотелось бы посотрудничать с одной из них, например с H&M?

Я делал множество различных капсульных коллекций и сейчас как раз работаю над одной для японского рынка. Мне интересны такие проекты, потому что так я могу взаимодействовать с огромными аудиториями. Такие бренды делают одежду для того, чтобы ее носили, и самое большое удовольствие для меня — видеть на улицах людей в вещах, которые я создал.

А почему вам интересно сотрудничать с Coca-Cola?

Коллаборации — это глоток свежего воздуха для меня, потому что они позволяют мне знакомиться с новыми людьми, получать новый опыт и выражать себя другими средствами, нежели в моде.


444.jpg
Финал последнего для Жан-Поля Готье показа коллекции prêt-à-porter, Неделя моды в Париже, сентябрь 2014


Вас всегда называли «несносным ребенком от французской моды», потому что вам нравилось нарушать существующие правила. Но благодаря, скажем, Леди Гага, Ким Кардашьян и другим современным звездам нарушение правил стало обычным делом. Вы с этим согласны?

Мне, наоборот, кажется, что мир сегодня стал намного более консервативным — сравните сегодняшнюю действительность хотя бы со свободой восьмидесятых.

Тем не менее вы были первым кутюрье, кто пригласил нестандартных моделей, а сейчас это превратилось в тренд. Вам это нравится?

Я всегда думал, что красота — это не какой-то абсолют, она существует в очень разных формах. Ее можно найти там, где вы и не ожидали ее увидеть. Например, в банке с консервами, которая превратилась в аксессуары из моих коллекций, а после — в упаковку для ароматов Jean Paul Gaultier.


4.jpg
Жан-Поль с балериной Бланкой Ли, показ Jean Paul Gaultier весна-лето 2014


Как вы себя ощущаете, когда ваши коллеги и конкуренты — минималисты и фанаты высоких технологий, вроде Рафа Симонса и Стеллы Маккартни? 

Мода — это же не униформа. Я не могу говорить обо всех дизайнерах, но многие мои коллеги делают великолепную одежду, которая мне очень нравится.

Есть популярная психологическая теория о том, что сублимация — одна из мощнейших движущих сил для творческих людей: энергию от негативных или позитивных аспектов своей жизни они как бы инвестируют в творчество. Как потеря близкого человека повлияла на вашу собственную работу?


Вы говорите о Франсисе Менуже, моем партнере, который погиб в 1990 году? Сначала мне захотелось прекратить все, чем я занимаюсь, но это состояние продолжалось недолго. В конце концов, моя марка — наше общее детище, и я почувствовал, что должен продолжать работать ради Франсиса.


222.jpg
Бет Дитто на показе Jean Paul Gaultier весна-лето 2011


Победа Кончиты Вурст, одной из ваших любимых моделей, в конкурсе «Евровидение 2014» вызвало огромный резонанс в России, даже скандал. Вы об этом знали?

Да, но я не понимаю, почему русские так отреагировали. Кончита отлично поет.

Если бы вам сейчас опять было двенадцать, во что бы вы одели своего плюшевого медвежонка?

Может, я смастерил бы для него бороду.

Мода может изменить мир, как вы думаете?  

В восьмидесятых мне казалось, что да, но сейчас я в этом не уверен. 


9.jpg
Кончита Вурст на показе Jean Paul Gaultier осень-зима 2014


За помощь в организации интервью благодарим ProFashionDays (Fashion Events & Production)

комментарии / 0

оставить комментарий