You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Как LVMH Prize стала одной из важнейших премий в области моды

И почему

Как LVMH Prize стала одной из важнейших премий в области моды

Карл Лагерфельд и Ив Сен-Лоран получают премию Woolmark Prize, 1954

Когда будут снимать фильм-биографию Карла Лагерфельда (а такой фильм непременно будет снят), одним из его кульминационных моментов станет 1954 год — год, когда по-настоящему началась его невероятная жизнь в мире моды. Лагерфельд, которому на тот момент был всего 21 год, получил премию Международного секретариата по шерсти за свои удивительные шерстяные пальто. В том же году подросток по имени Ив Сен-Лоран занял первое место в категории платья. Лагерфельда взяли ассистентом к Пьеру Бальмену — который сидел в жюри конкурса, — а Сен-Лоран нашел работу в Доме Диора. Все остальное — история.
Сегодня этот конкурс известен как Woolmark Prize и остается важной стартовой площадкой для молодых дизайнеров. Наряду с ним появилось немало похожих конкурсов, от парижского ANDAM Fashion Award до CFDA/Vogue Fashion Fund в Нью-Йорке. В 2014 году к ним присоединился LVMH Prize, конкурс, спонсируемый одноименной группой компаний, специализирующихся на люксовом сегменте. Конкурс открыт для всех желающих дизайнеров в возрасте до 40, выпустивших не менее двух коллекций, и обещает победителю 300 000 евро и год наставничества от LVMH и его сети. Также учрежден специальный приз для дизайнера, занявшего второе место: 150 000 евро и такую же поддержку наставника. Благодаря известности компании-спонсора и высоким заслугам членов жюри, среди которых Николя Жескьер из Louis Vuitton и сам Лагерфельд, конкурс быстро зарекомендовал себя как один из самых, если не самый престижный конкурс молодых модельеров в мире на сегодняшний день. В этом году заявку на участие подали более 3000 дизайнеров из 102 стран.

Жюри конкурса: Марк Джейкобс, Фиби Фило, Карл Лагерфельд, Дельфин Арно, Рикардо Тиши, Николя Жескьер, Пьер-Ив Руссель
Жюри конкурса: Марк Джейкобс, Фиби Фило, Карл Лагерфельд, Дельфин Арно, Рикардо Тиши, Николя Жескьер, Пьер-Ив Руссель

«По сути, наш бренд начался с того, что мы выиграли спецприз», — говорит Тина Сутрадар, половинка дуэта, стоящего за лейблом женской одежды Miuniku родом из Мумбая. Тина и ее сестра Никита получили спецприз в 2014 году, и это сразу оказало огромное влияние на их неоперившийся бренд. Полученные финансовые средства позволили им арендовать студию, производить больше одежды и проводить показы, но помощь наставников сестры оценивают как не менее важную. «Все было настолько в новинку, у нас было столько вопросов про то, как нам что делать и каким должен быть следующий шаг». Сестры Сутрадар благодарят Софи Брокар, президента бренда LVMH Nicholas Kirkwood, за ее поддержку, даже после окончания года тьюторства, обещанного LVMH. «Она по сей день приезжает повидать нас и посмотреть наши коллекции каждый сезон, — говорит Тина.  — Мы продолжаем учиться, и у нас впереди еще долгий путь, но лучшего старта и пожелать нельзя!»

Победительницы 2014 года — сестры Сутрадар. Miuniku весна-лето 2016; Miuniku осень-зима 2016; Miuniku весна-лето 2017
Победительницы 2014 года — сестры Сутрадар. Miuniku весна-лето 2016; Miuniku осень-зима 2016; Miuniku весна-лето 2017

То внимание, которое достается номинантам LVMH Prize, тоже может играть большую роль. Тина отмечает, что даже полуфиналисты конкурса получают возможность познакомить жюри со своими работами и в результате получить внимание СМИ. Грег Росборо, половинка нью-йоркского бренда мужской одежды Abasi Rosborough, согласен с этим наблюдением. Его бренд был в шорт-листе этого года и, несмотря на то что он не дошел до финала, Росборо все равно считает этот опыт бесценным. «Номинация стала важной оценкой наших достижений, нашей работы и нашей истории, — считает он. — У нас были глубокие беседы о дизайне с Линдой Лоппа, Кейти Хорин, Тимом Бланксом и Николя Жескьером, они осмысляли нашу работу, делились с нами своими взглядами, идеями, сопоставляли и сравнивали». Была и вполне конкретная польза: после номинации бренд стал пользоваться вниманием прессы и зафиксировал рост продаж в интернете. «На других конкурсах после их окончания кончается и все остальное, ничего особо не происходит, — продолжает Росборо. — Но с LVMH и всеми остальными брендами под их зонтиком вы получаете невероятные возможности нетворкинга. Это огромная поддержка для молодых дизайнеров, которая позволяет им стать заметными на мировом уровне. Это также самый потрясающий способ, какой только можно представить для такой компании, как LVMH, чтобы каждый год знакомиться с новыми талантами по всему миру».

Грег Росборо и Абдул Абаси. Abasi Rosborough весна-лето 2017; Abasi Rosborough весна-лето 2016
Грег Росборо и Абдул Абаси. Abasi Rosborough весна-лето 2017; Abasi Rosborough весна-лето 2016

Признание на конкурсе LVMH Prize — это все же не золотой ключ к стабильному бизнесу. Премия не дает никаких гарантий — Томас Тейт и Hood By Air, оба победители 2014 года, больше не выпускают коллекций. «Это не платформа для долгосрочной работы, — объясняет Ана Анжелик, ответственная за стратегию лакшери-бренда Havas LuxHub. — Это аналог программ поддержки в сфере технологий, но наставники здесь из традиционной фэшн-индустрии». В конце концов, ответственность все равно лежит на самих дизайнерах. Стивен Колб, президент Совета модельеров Америки, формулирует это более лаконично: «Они сами принимают решения относительно своего бизнеса, вне зависимости от того, какие советы и поддержку они получают».

Шейн Оливер, Hood By Air весна-лето 2017. Томас Тейт, Thomas Tait Air весна-лето 2016
Шейн Оливер, Hood By Air весна-лето 2017. Томас Тейт, Thomas Tait Air весна-лето 2016

В пятницу были объявлены победители LVMH Prize 2017. Главный приз получила 25-летняя Марин Серр, выпускница брюссельской академии Ла Камбре. Специальный приз и деньги на развитие бренда получил дизайнер Кодзабуро Акасака.  

Еще одна пара молодых дизайнеров получила невероятную возможность, которую им отчасти дает Лагерфельд спустя более 60 лет с того дня, как он встретил своего наставника в лице Бальмена. Возможно, больше никогда не появится такого дизайнера, как Карл, но однажды кому-то придется принять бразды правления в Chanel — кто знает, может быть, благодаря конкурсу LVMH Prize он уже встретил своего преемника.

Победители 2017 года — Марин Серр и  Кодзабуро Акасака
Победители 2017 года — Марин Серр и Кодзабуро Акасака

комментарии / 0

оставить комментарий