You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Как Ральф Лорен построил свою империю

Платья в стиле золото­го века Голливуда, индейские пончо и ковбой­ские рубашки — к 50-летнему юбилею своей марки Ральф Лорен поет гимн Америке и кино

Как Ральф Лорен построил свою империю

На моделях: платье, пальто, ремень Ralph Lauren. Фото: Arseny Jabiev; Стиль: Aeri Yun. Vogue Россия, Октябрь 2018

В интервью журналу GQ 10 лет назад Ральф Лорен сказал, что начал занимать­ся одеждой, чтобы создавать вещи, которые он не мог найти в магазинах или не мог себе позволить. Накануне 50-летия Ralph Lauren, мы решили спросить дизайнера, осталось ли в мире еще что-нибудь, чего он не может найти в магазинах. «Тогда речь шла о синих замшевых ботинках, которые я, подросток из Бронкса, не мог себе позволить, а родители не сочли их предметом первой необходимости, так что я их так никогда и не получил. Потом я сделал много прекрасных ботинок, но та мечта так и осталась мечтой. И сегодня, когда я, в принципе, могу позволить себе все, что захочу, в мире есть еще много прекрасного, уникального, сделанного человеческими руками — и значит, мне есть о чем мечтать».

Как Ральф Лорен построил свою империю
Пальто, платье, рубашка, ремень, колье из металла и стекла Ralph Lauren

За эти 50 лет Ральф Лорен сумел стать воплощением американской мечты. Ни дня не обучавшийся дизайну, сын еврейского эмигранта из Пинска начал с коллекции галстуков, а продолжил ее коллекцией мужской одежды, которую с удовольствием носила его жена, так что уже через три года, в 1971-м, он запустил и женскую линию. В 1974-м он прославился костюмами для экранизации «Великого Гэтсби». А дальше просто построил империю Ralph Lauren, в которой кроме одежды еще, разумеется, парфюмерия, всеми любимая линия товаров для дома и ресторан. И тем не менее, отвечая на вопрос о судьбоносных моментах в его полувековой карьере, он возвращается к истокам. «Самое главное произошло тогда, в самом начале, когда я создал коллекцию галстуков, которые были намного шире тех, что продавались в то время. Меня пригласили с ними в Bloomingdale’s, на тот момент самый модный универмаг Нью-Йорка. Байерам понравились мои галстуки, но они все-таки попросили сделать их поуже.

Как Ральф Лорен построил свою империю
Пальто, платье, ремень, ботильоны Ralph Lauren

Я поблагодарил их, но отказался и ушел с тяжелым сердцем. Это было безумие — отказать такому закупщику в самом начале карьеры... но я чувствовал, что не в силах пойти на компромисс. И оказался прав! Через месяц они позвонили мне сами и взяли всю коллекцию в ее первозданном виде. Мало того, они выделили специальное место для моих галстуков, и, несмотря на то что стоили они вдвое больше остальных, я едва успевал пополнять коллекцию. Это было самое важное решение и самый важный урок в моей карьере. Всегда делай то, во что веришь сам!»

Это звучит слишком романтично для человека прагматичной эпохи. Но Ральф Лорен — очевидный романтик, и в том, что он создает, всегда чувствуется ностальгическая кинематографичность. Он сам ­объясняет это просто: «Во времена моего детства единственным доступным развлечением кроме занятий спортом было кино. По утрам в субботу мы ходили смотреть вестерны с Гари Купером. Потом я представлял себя ковбоем, который скачет по бескрайним равнинам, преследуя злодеев». Позже эти мечты превратились в его знаменитые клетчатые сорочки и замшевые куртки с бахромой, джинсы и ковбойские сапоги — они вошли и в юбилейную капсульную коллекцию. «Потом я больше стал любить голливудский гламур 1930-х годов. Фред Астер и Кэри Грант, Кэтрин Хепберн и позже Грейс Келли. Мне так нравились их одежда, их дома, их машины, их мечты. И до сих пор, когда я задумываю очередную коллекцию, всегда сначала выбираю героиню или героя, а потом сочиняю их историю, какие вещи они могли бы носить, в каких домах жить. Можно сказать, одежда — это мой язык, с помощью которого я пишу их истории».

Как Ральф Лорен построил свою империю
Рубашка, платье, сумка и колье Ralph Lauren

А осознает ли он, как повлиял на историю моды, когда в 1974 году сделал костюмы для «Великого Гэтсби», фильма, который запустил маховик ретро в моде? «Я понимал, конечно, как это круто — одеть Роберта Редфорда для такого фильма. Но специально я сделал только один розовый костюм для него, все остальное было взято из моих текущих коллекций. Тогда Теони Олдридж, художник по костюмам, получила «Оскара» за этот фильм, но и мне славы досталось немало. Потом Вуди Аллен и Дайан Китон носили мою одежду в фильме «Энни Холл», но это уже было не так «костюмно», скорее это был их собственный стиль. Но вообще мне не очень интересно делать костюмы для кино. Я люблю делать одежду для реальной жизни, но каждая моя коллекция — это как фильм, создание которого завершается съемкой рекламной кампании». 

На старте карьеры Ральфа кино было могущест­венным, едва ли не всесильным проводником модных идей. Сегодня миром правит интернет. Не испытывает ли Лорен ностальгии по временам, когда мода была менее доступна, а оттого более желанна? «Роскошь для меня — это всегда что-то уникальное, но не обязательно материальное. Это может быть вечернее платье с ручной вышивкой или винтажная машина, высшее наслаждение для меня — сесть за руль одного из моих старых пикапов, отправиться в самый дальний уголок нашего ранчо в Колорадо и долго смотреть на горы и каньон подо мной. Это никакой интернет не отнимет. И тем не менее мы были одним из первых брендов, открывших онлайн-торговлю, и я прекрасно понимаю, что интернет — это наше будущее. А я никогда не смотрю в прошлое: не важно, что было вчера, — то, что будет завтра, намного интереснее!»
Как Ральф Лорен построил свою империю
Серьги Ralph Lauren
комментарии