You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе

И о том, почему искусство должно быть позитивным

Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе

Ксения Драныш

Солнечная улыбка Ксении Драныш знакома каждому посетителю арт-вернисажей — художница всегда так же жизнерадостна, как и ее искусство. Мы поговорили с ней о самом свободном городе в мире, самом странном способе борьбы с хандрой и самом главном персонаже всех ее работ. И сфотографировали с новой сумкой Prada Etiquette, в которую поместится не только блокнот для рисования, но и целый безумный мир.

T

О Москве
и о любви

Сейчас в музее современного искусства ART4 идет выставка «МОСКВАХАХАХА», на которой выставлены несколько моих работ: холст с живописью, маленький фарфоровый автопортрет и скульптура в виде памятника Москве. Это такая здоровая керамическая голова со стеклянными кокошниками. И вся она расписана, как стены подъездов, всякими обзывательствами и глупостями. Она потрепанная немного, и я подумала, что это вид настоящей Москвы — города, который любит, которому есть к чему стремиться, который борется со злом и устремлен к свету… Он меня восхищает и заряжает энергией. Я бы нигде кроме Москвы жить не хотела. Мне кажется, это город возможностей, и для молодежи здесь нет вообще ограничений. Может быть, так все выглядит со стороны творческого какого-то мира, не знаю.

О жизни
как перформансе

Во время обучения в Строгановке, я параллельно около пяти лет работала моделью. Мне нравится сниматься — и процесс, и результат. Это похоже на перформанс: ты выражаешь своим телом то, чего от тебя ожидает фотограф. Вообще для меня вся жизнь — это перформанс. Даже когда я просто иду по улице, мне кажется, что я снимаюсь сейчас в клипе или про меня снимают кино. Это не про позерство или драму напоказ, а про то, чтобы ощущать себя актером своей жизни — и режиссером, и сценаристом. Жить с осознанием того, что сама участвуешь в этом процессе креативно. Я постоянно играю со своим образом, но всегда при этом представляю себя одним и тем же человеком. Владик Мамышев-Монро, скажем, постоянно играл других людей, переодевался в Пугачеву, Монро или еще кого-то. Я же никогда ни в кого не переодеваюсь, я остаюсь собой — только другой.

О том, как все начиналось

Рисовала я с детства. Просто после 9 класса ушла из школы, потому что ненавидела ее, в колледж художественных ремесел. А потом поступила в Строгановку — отчасти ради мамы, которая у меня большая фанатка высшего образования. Сначала мне там дико не понравилось: показалось, что все слишком однообразно, у всех одинаковый стиль. А мне никогда не нравилось, когда люди делают, как машины, одно и то же. Но в итоге я осталась и пошла на факультет керамики. В колледже я училась на декоративно-прикладном отделении: это жостовская роспись, лаковая миниатюра, хохлома, городец… То есть все связанное с плоскостью — а мне хотелось научиться создавать объем.

О «несерьезности» автопортретов
и любимых играх

Почти во всех моих работах я сама главный персонаж. Многие смеются над темой автопортретов вообще: ты слишком зациклена на себе, как будто больше нечем заняться и так далее. Но ведь когда ты работаешь моделью или снимаешься в кино, ты себя воспринимаешь отстраненно от себя. И в искусстве происходит точно так же. Занимаясь автопортретом, ты от себя в каком-то смысле отстраняешься. Это взгляд со стороны. Я воспринимаю себя как знак. То есть если я в своем творчестве изображаю себя, то как отстраненного персонажа, который подходит для определенной ситуации или темы. Ну и опять же воспринимаю как игру. Поэтому у меня много работ, которые напоминают игры. Например, я сделала Паше (Павел Пепперштейн — возлюбленный Ксении. – Прим.ред.) в подарок альбом-раздевалку: это была папка с моими обнаженными фотографиями, на которые сверху были наложены прозрачные страницы с нарисованными костюмчиками. Ты поднимаешь страничку — я обнаженная, опускаешь — я одета. А потом этот же альбом я повторила на Cosmoscow для своей выставки в галерее «Пальто», в более маленьком формате и на каждой страничке были приклеены разные виды пальто.

Об оптимизме
в искусстве

Меня не волнует, какие выводы кто делает, глядя на мои работы. Главное — внутреннее самоощущение. А любопытные взгляды на улицах и реакция прохожих на необычные наряды меня заряжают энергией. Я недавно проходила тест по своему предназначению, и оказалось, что мое — быть клоуном. А почему бы и нет? Мне нравится людей веселить и раскрепощать. Я люблю оптимистичное искусство, потому что грустного и так много. В этом смысле я фанатка Андрея Бартенева. Это как раз пример того счастья и радости, которые ты как художник можешь принести людям. Сила менять мир у искусства, конечно, есть. Вот иногда увидишь картину — и влюбляешься. И ты просто счастлива знать, что она существует на свете, и в любой момент ты можешь посмотреть на нее хотя бы в интернете, если нет возможности приобрести, – и уже от этого станет хорошо. Она есть где-то на свете и может поднять тебе настроение и даже тебя как-то направить в жизни.

О стиле и шубах на каждый день

Костюмы, мода — все это мне очень интересно. У меня нет образования швеи или закройщика, но раньше я довольно много сама себе шила — сейчас гораздо реже. Однажды я сшила себе розовую кислотную шубу. Она прямо светилась — вокруг меня был рефлекс на асфальте, когда я в ней выходила из дома, в радиусе метра точно. Меня фотографировали в метро люди, все дико ржали — и мне тоже было очень весело. Через год я сшила себе еще одну, голубую. Тогда я как раз закончила Строгановку и не могла понять, чем теперь заняться. У меня началась хандра. И я решила себя занять шубами. Купила 90 метров меха, 60 метров подкладки — мне было интересно, сколько я смогу вообще своими силами сделать? В результате за полтора месяца я сшила 24 шубы. Но к концу эксперимента была просто опустошена. Легче мне стало только после того, как часть этих шуб я продала и уехала в Берлин. С тех пор я не шила больше — только одно платье.

О том, без чего точно не выйдет из дома — и о своем месте силы

Без сумки точно не выйду! Потому что постоянно ношу с собой блокноты для рисования или еще чего-нибудь. Хотя рисовать на пленэре я ненавижу, мне кажется это дико скучным. Я могу идти и восхищаться природой, поражаться видам, закатам, заряжаться энергией местности — но сесть и нарисовать это мне не придет в голову никогда! Мое искусство все-таки о персонажах. Но природу я, конечно, очень люблю, особенно в Никола-Ленивце — это место силы для меня. В первый раз я оказалась там, когда участвовала в перформансе Андрея Бартенева «Поцелуй деревьев». Это была моя первая встреча с Бартеневым и первый перформанс. Я, конечно, была в шоке: настолько меня зарядило энергетически это место. Кажется, это был еще и первый раз, когда я ощутила патриотизм.

Выражаем благодарность магазину нового формата L’Appartement.

{"width":990,"column_width":127,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Helvetica Neue; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}

комментарии / 0

оставить комментарий