Мода

Кто такая Лотта Волкова и как она стала самым крутым стилистом современности

История дочки моряка из Владивостока, которая взяла на абордаж западную моду

Кто виновница популярности Vetements, верный товарищ Гоши Рубчинского, королева парижского андеграунда, модный арбитр своего поколения и самый-самый крутой стилист нашего времени? Разумеется, это Лотта Волкова Адам. Именно она ввела этот «новый русский» стиль «ребят с района» в большую моду. Формулировка «Demna Factor», которая сейчас мелькает в кипе релизов на коллекции и обозначает явное присутствие влияния Vetements, — тоже отчасти (довольно значительной) ее заслуга.

Лотта родилась во Владивостоке в 1983 году, практически накануне перестройки. Мама назвала ее в честь песни Led Zeppelin — Whole Lotta Love. Вот недвусмысленный намек на происхождение столь неординарной натуры — родители Лотты тоже те еще выдумщики и смельчаки. Для советских времен такое имя — выбор, мягко говоря, неординарный.

Такими, как Лотта, просто так не становятся. Ее папа был моряком, постоянно путешествовал и привозил дочке заграничные подарки. То есть западная мода появилась в ее жизни гораздо раньше, чем захлестнула уже постсоветское пространство. Наверное, поэтому, окончив школу в 17, Лотта махнула в Лондон изучать искусство в Central Saint Martins. В 2004-м она уже основала свою первую марку Lotta Skeletrix. Это была уличная мода, с элементами новой волны, панка и постпанка. Даже на словах ощутимо сходство с тем, что сейчас происходит в Vetements, Gosha Rubchinskiy и Balenciaga.

После первого показа Волкова даже начала продавать свои творения в Dover Street Market, но вскоре поняла, что никогда и не думала заниматься дизайном, переехала в Париж и переквалифицировалась в стилиста. Как она сама говорит, процесс пошел сам собой. В Париже состоялось ее историческое знакомство с Гошей Рубчинским. И это было взаимопонимание с первого слова. Сама Лотта уверена, что они близки на каком-то неосязаемом уровне — родились в один год, росли в похожей среде, у них с Гошей примерно одинаковые воспоминания и идентичный менталитет. Потом она встретила еще и Демну Гвасалию, и понеслось.

Демна смекнул, что у них много общего, и предложил Лотте работать вместе над первой коллекцией Vetements. Взгляды сошлись на постсоветской эстетике, с которой до тех пор западная модная публика была знакома крайне шапочно. Авантюра не была обречена на успех, но провокация всегда вызывает всплеск интереса. В случае с Vetements он имел продолжение — круги по воде идут до сих пор и пока не думают прекращаться.

Так называемой клюкве — псевдорусскости с медведями в валенках, шапками-ушанками и румяными щеками Марфуши из фильма «Морозко» — Лотта Волкова, Демна Гвасалия и Гоша Рубчинский противопоставили новое ностальгическое представление о постперестроечном времени перемен. Тоже утрированное, местами ироничное и китчевое, но все-таки реальное. Даже гиперреальное. Они возвели дурновкусие российской глубинки в ранг самой передовой моды. Кто бы мог подумать 20, даже 10 лет назад, что так произойдет?

Лотта Волкова — самый яркий пример стиля Vetements. Она — его квинтэссенция. Спортивные носки с ботильонами, ковбойские ботфорты по бедро, спортивки с лодочками, огромные мужские пиджаки и переиначенные джинсы — в ее духе. Появление Лотты на подиуме — гвоздь программы каждого показа. Вместе с Демной и Гошей они привели в индустрию моделей необычных типажей, похожих на подростков-рейверов, панков и дворовых ребят. В большинстве своем образы соответствуют реальности.

Особого внимания заслуживает прическа Лотты. Стрижка под горшок, как принято у нас говорить, наделала немало шума на Западе. Все вышеназванное — составляющие того самого стиля, который культивируют ребята и популярность которого — явление на самом деле феноменальное. За ним теперь идет охота. Лотта работает не на один фронт. Стилизует рекламные кампании, съемки и целые коллекции. Дебют Сандера Лака с собственной маркой Sies Marjan в феврале вряд ли стал бы таким успешным без ее участия. Бренд стал самым обсуждаемым среди молодых. Вторую коллекцию ждали с особым нетерпением.

В чем же секрет успеха стилиста Лотты Волковой? Пожалуй, в ее чутье. Лотта чувствует, куда движется мода. По ее словам, в современном мире больше нет субкультур. Границы между ними стерты. Тому, кто сейчас надевает панковскую футболку, совершенно не обязательно быть панком. На секундочку почувствовать свою принадлежность к какой-либо социальной группе приятно. Поэтому стилисту так важно изучать и понимать коды этих униформ. Как вы наверняка успели заметить, у Vetements, а теперь и у Balenciaga подобных отсылок довольно много. Байкерские куртки и кожаные комбинезоны, ковбойские сапоги, школьная форма, клеенчатые и кожаные фартуки, вроде тех, что носят кузнецы, джинсы на ремне, худи и шуршащие спортивные костюмы, как у гопников, уже упомянутые панковские футболки и так далее.

Лотта говорит, что одежда должна передавать настроение, помогать войти в образ. Это всегда приятно примерять на себя какой-то хрестоматийный образ. Играть со стереотипами не зазорно, люди легко ассоциируют себя с ними. «Я воспринимаю моду как бизнес, не как искусство. И понимаю, что финальный результат — это продукт, который должен хорошо продаваться», — говорит Лотта. Где-то мы уже это слышали. Уорхоловский взгляд на вещи однажды уже сорвал джекпот и спустя полвека делает это снова.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Сьюзи Менкес о Неделе высокой моды сезона весна-лето 2020

Мода

Нижнее белье вместо одежды — важный тренд грядущей весны

Мода

14 величайших моментов на показах Жан-Поля Готье

Edition