You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Мария Грация Кьюри о показе Christian Dior осень-зима 2019

Дизайнер встретилась с Vogue перед шоу и рассказала о вдохновении Англией, необычном сет-дизайне и теме феминизма в коллекции

Мария Грация Кьюри о показе Christian Dior осень-зима 2019

Мария Грация Кьюри. Фото: Jamie Stoker

При встрече с Vogue Мария Грация Кьюри первым делом вспоминает Карла Лагерфельда — признается, что печальная новость о смерти дизайнера заставила ее задуматься о собственной роли и предназначении в моде. «Как и я, он был креативным директором легендарного Дома, — говорит она. — Когда работаешь на такой бренд, как Chanel или Christian Dior, нужно учитывать его наследие, чтобы обычные люди могли сразу идентифицировать его по определенным визуальным кодам. А главный код Dior — это, конечно, силуэт new look».

Но в этом сезоне Кьюри решила не ограничиваться традициями и поддержкой ДНК Дома. Ее невероятно вдохновило «абсолютно новое восприятие» Christian Dior, которое открыла выставка Christian Dior: Designer of Dreams в лондонском музее Виктории и Альберта. Ее главный лейтмотив — связь Диора с английской культурой и страной в целом. Речь не только о знаменитом платье, которое он создал для принцессы Маргарет, но и более повседневных моментах: например, страсти кутюрье к английскому чаю и, по его собственным словам, любви к «английским традициям, вежливости и архитектуре». Нам Кьюри рассказала о работе над коллекцией и показом.

О вдохновении Teddy Girls


«Когда работаешь в моде, никогда не знаешь, откуда придет вдохновение», — признается дизайнер. В этот раз отправной точкой в создании коллекции стала фотография, которую ей передал известный английский шляпник Стивен Джонс. На снимке, сделанном известным режиссером, «патриархом британского кино» Кеном Расселлом, изображена его 14-летняя подруга — актриса Жан Райнер. Она была яркой представительницей английской субкультуры 1950-х Teddy Girls и одевалась, как и все они: пальто в аристократическом стиле носила с вещами в духе американского рок-н-ролла — подвернутыми джинсами и обувью на плоской подошве. «У нее был стальной характер, — рассказывал о подруге Кен Рассел в интервью The Guardian в 2010 году. — Они все были жесткими тогда, эти дети, знали себе цену. И просто одевались, как хотели». По словам Кьюри, они олицетворяли собой все, что ей так нравится в британской моде — «одновременное почитание традиций и желание пойти наперекор правилам».

О феминистических цитатах на футболках


Присоединившись к Christian Dior в июле 2016 года и став первой женщиной во главе этого французского Дома, Кьюри пересмотрела собственный подход к дизайну. «Когда я только начала свой путь в моде, была очень наивной: самым важным для меня было самовыражение, — говорит она. — Теперь я понимаю, что моя миссия — нести в общество определенный позитивный посыл. Я правда верю, что мы должны делать все во благо будущих поколений». Эти слова Кьюри доказывает делом: например, приглашает женщину-фотографа Бригитту Лякомб снимать рекламные кампании бренда и просит художниц со всего мира переосмыслить дизайн культовой сумки Lady Dior. Ее цель, как она сама признается, — «побудить общество к разговору о феминизме».

Так, в коллекции весна-лето 2017 появились футболки с фразами, отсылающими к эссе нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи We Should All Be Feminists. В этом сезоне Кьюри вновь использует феминистические лозунги в качестве визуального элемента. Главный принт звучит как Sisterhood Is Global — это заголовок антологии на тему феминизма американского автора Робин Морган. «Считайте это рекламой книги, — говорит Кьюри. — Мне хочется, чтобы Дом как можно чаще сотрудничал с женщинами из самых разных сфер, и чтобы мы все поддерживали друг друга».

О сет-дизайне шоу


«Сотрудничая с творческими людьми, важно давать им свободу самовыражения», — уверена Кьюри. Сет-дизайн для показа осень-зима 2019 она поручила 88-летней итальянской художнице Бьянке Пуччарелли Менне. «Мы встретились, чтобы обсудить проект, и после этого я вообще не вмешивалась в ее работу», — говорит дизайнер. Менна больше известна под псевдонимом Томасо Бинга — это ее мужское альтер эго, которое она выбрала, чтобы проникнуть в женоненавистническую арт-индустрию 1960-х. Свое истинное лицо Менна открыла во время расцвета феминистического движения 1970-х. Взяв за основу одни из последних своих работ — Living Writing и Alfabetiere Murale, — художница сделала серию обнаженных автопортретов, изображая с помощью собственного тела буквы алфавита. Они и стали основой сет-дизайна в парижском музее Родена, где сегодня прошел показ Christian Dior.

К слову, «человекообразные» буквы представляют собой отрывок из стихотворения Менны. «Слова — один из самых мощных источников вдохновения для меня, — признается Кьюри. — В фильмах все решено за зрителя, но книги позволяют нам включать свою фантазию».

комментарии