Первый взгляд на костюмы Оливье Рустена для Парижской оперы

С подробными комментариями создателей
Костюмы от Balmain для Парижской оперы Оливье Рустен одел танцоров балета «Возрождение»

Себастьян Берто — французский хореограф Парижской оперы, известный своими экспериментальными постановками. Всего два года назад он был одним из студентов-хореографов и одновременно артистом балета, сегодня же его постановки — не редкость в программе Opéra, а его имя знакомо не только самым преданным ценителям балета. Именно он пригласил Оливье Рустена в качестве художника по костюмам для уже нашумевшего в Париже «Возрождения».

Всего неделю назад первые Balmain для нового балета Берто наконец-то приехали. Рустен, Берто, портные Парижской оперы и танцоры балета собрались на примерку в зеркальной студии, названной именем Рудольфа Нуреева, — здесь из каждого окна видна Эйфелева башня.

Рустен и Берто одеты практически одинаково, во все черное — джинсы скинни, футболки и ботильоны с золотыми деталями. Они выглядят как команда, да и на самом деле у них много общего. Им обоим около тридцати, и они родом из Бордо. В своих профессиях оба вундеркинды, и вот уже несколько лет восхищаются работой друг друга издалека. И будто звезды сошлись в тот самый момент, когда Берто пригласил Рустена сделать костюмы для своего нового проекта «Возрождение» — 27-минутного балета с 22 танцорами, все в Balmain.

Берто восхищается Рустеном: «Ему удалось привнести нотку современности в Дом с историей, и это именно то, что я делаю в балете. Уверен, что этот трюк мы сможем проделать и с «Возрождением», поэтому я выбрал Balmain. Я хочу показать балет дня сегодняшнего. И как хореограф я чувствую ответственность, ведь именно я должен сделать выбор, который подтолкнет нас к будущему. Я долго размышлял, кто из дизайнеров мог бы стоять со мной плечом к плечу в этой благородной миссии, и понял, что это только Рустен. К примеру, в постановке у балерин партии более силовые, чем это принято в классическом балете — в некотором роде они мне напоминают армию Balmain Рустена. Все дело в новом поколении, новой энергии».

Сами костюмы невероятно изысканные, ведь с первого взгляда в них «просвечивается» Balmain. Немного удлиненные жакеты, которые портные тут же ловко подшивают, в бежевых, нежных телесных цветах — точно таких, как любит Рустен, — украшены крупными жемчужинами, бусами и блестками. Немного тяжеловато, но Берто уверяет, что нет ничего, что не покорилось бы его танцорам. Для молодых людей — трико с сияющими кристаллами, для балерин — блестящие леотарды. Эти костюмы — своеобразное возвращение к осенней коллекции Balmain, в которой дизайнер признался в любви знаменитым яйцам Fabergé. «Я хотел привнести столько гламура, сколько это возможно. Ведь это именно то, что я люблю», — говорит Рустен.

Вслед за великими французскими кутюрье — Коко Шанель, Ивом Сен-Лораном, Кристианом Лакруа и самим Пьером Бальменом, — которые не один год проработали с Opéra Garnier, Оливье пробует свои силы в высоком искусстве. Он уже одевал многих знаменитых исполнителей: «Но очевидно, когда ты одеваешь Бейонсе или Рианну, это не то же самое», — говорит сам дизайнер. Свои костюмы для Парижской оперы Рустен считает настоящим кутюром, для него это и есть тот самый изящный гламур, который идет из самого сердца французского Дома моды: «Многие считают, что Balmain — это одежда для роскошных вечеринок. И ты можешь любить в ней ручную работу и сексуальность, но она все равно всегда будет больше, чем это. Тот гламур, что я выращивал на протяжении последних семи лет в Balmain, выбрал один из самых невероятных балетов Франции».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.