You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. НОВОСТИ
  2. Новости

Папина дочка Элиот Самнер

Дочь Стинга вышла из тени: перестала бояться сравнений с отцом, отыскала свой стиль и собирается доказать всем, что рок-музыка по-прежнему способна спасти мир

Папина дочка Элиот Самнер

Хлопковый ком­бинезон, Boris Bidjan Saberi

Берлин для рокеров — особый город. Здесь жил Дэвид Боуи, записывался Игги Поп. Здесь Мекка панка. Еще публика в Берлине по-настоящему слушает твою музыку. Помню наш первый концерт: я закончила играть, а вокруг тишина... Потому что зрители слушали изо всех сил и не хотели мешать, — говорит Элиот. — Ну а потом мы все-таки свели их с ума!» Мы сидим погожим утром на террасе отеля в Митте. Элиот — почетная гостья Недели моды Mercedes-Benz Berlin и лицо новой рекламной кампании марки. Вчера она развлекалась на вечеринке немецкого Vogue, завтра посетит несколько показов, в выходные уедет записывать новую музыку для второго альбома. На снимках Элиот обычно хмурит брови, смотрит в упор, но в жизни выглядит хрупкой и сразу располагает к себе. Нежная прозрачная кожа, внимательные светло-зеленые глаза — вылитый отец времен группы Police. Одета просто: в графитового цвета безразмерную футболку, боксерские шорты и высокие ботинки. Ничего общего со стилем панков Ист-Энда, который она демонстрировала на концерте в московской «Стрелке» в 2011 году.

Папина дочка Элиот Самнер
Шерстяное пальто, Proenza Schouler; хлопковый топ, R13; хлопковые брюки,Vetements

Накануне нашей встречи как раз случился Brexit — Британия заявила о выходе из Евросоюза, — и когда я спрашиваю Элиот о том, куда делся английский образ, она отделывается шуткой: «Отныне я не отвечаю на вопросы об этой стране. К тому же я родилась в Италии». Третий ребенок Труди Стайлер и Гордона Самнера, которого весь мир знает как Стинга, она появилась на свет в Пизе. Первую гитару ей подарили в возрасте четырех лет. «Сколько себя помню, я ощущала себя музыкантом. Но все равно, когда подписала контракт со студией, то чуть с ума не сошла, — вспоминает Элиот. — На самом деле в детстве я собиралась стать шеф-поваром, но потом потеряла обоняние и это стало невозможным. Она не одна такая: дети звезд девяностых — Джонни Деппа, Алека Болдуина, Уилла Смита, Мелани Гриффит и многих других — выросли и рвутся в бой. Но Элиот, в отличие от многих из них, скрывала свое происхождение и пряталась под псевдонимом, пока не доказала, что она и сама величина. Ее карьера началась семь лет назад, она объездила с гастролями всю Америку и пол-Европы, трижды выступала в России. Все это время она жонглировала псевдонимами и делала все, чтобы если не разрушить, то сполна проверить на прочность так удачно начавшуюся карьеру. Первый контракт она подписала в семнадцать. Можно представить, как рассуждали менеджеры: красивая девочка, сильный вокал, дочь суперзвезды. Гарантия успеха — сто процентов. Но она взяла псевдоним I Blame Coco («Во всем виновата Коко») в честь своего домашнего прозвища и попросила на интервью про папу не спрашивать. На обложке своего первого диска 2010 года и журнальных съемках того времени мы видим девушку с густо подведенными глазами, кудряшками и множеством украшений. Ей было явно некомфортно в этом образе и с этими мелодиями. И в один прекрасный день она просто пропала. В течение нескольких лет на странице группы в фейсбуке поклонники с тревогой переговаривались — куда она делась и будет ли еще альбом. А она в это время выступала в техно-клубах Германии и Бельгии как DJ Vaal — и заново изобретала себя. Наконец, в 2014 году, в фейсбуке появилась запись: «Cчастлива сообщить, что я жива и здорова. Последние четыре года были захватывающими, поучительными и, главное, вдохновили меня, чтобы написать достаточно материала для альбома. Новая музыка появится под моим настоящим именем — Элиот Самнер. Я с нетерпением жду, когда вы ее услышите. Так приятно вернуться!»


Папина дочка Элиот Самнер
Шерстяной жакет, Stella McCartney; хлопковый топ, Saint Laurent; кожаные шорты, Y/Project



«Вот увидите: вскоре в мире, погрязшем в кризисе, разразится мощный протестный бум, начнется панк-движение. И объединит всех именно музыка!»


Вышедший вслед за этим альбом Information, где все песни она сочинила сама, показал: все было не зря. Музыка стала гораздо жестче, в ней есть яростный ритм, который не дает остановиться. Когда она поет, ее хриплый низкий голос звучит веско, как у Пи Джей Харви: ты чувствуешь силу, которая пока дремлет, но вот-вот вырвется наружу.

Вместе с музыкой изменился стиль одежды, да и вся ее жизнь. С подругой, немецкой моделью Люси фон Альтен, они снялись для рекламы Marc Jacobs и в рекламе Mercedes-Benz. «Элиот и Люси — яркие личности, — говорит дизайнер Давид Кома, который одевал девушек для той съемки. — Поэтому, когда я продумывал для них костюмы, я прежде всего хотел подчеркнуть их харизму».

Я прошу Элиот описать свой стиль в пяти словах, но ей хватает и трех: «минимализм», «ниндзя», «джедай». «В детстве у меня не было никакого представления о моде, мы жили в сельской глуши, и такого слова даже никогда не звучало, — рассказывает девушка. — Но потом мой стиль стал меняться вслед за музыкой — и в итоге я нашла его. И знаете, это хорошо».
Ее любимые марки — готически-рокерский Rick Owens и Boris Bidjan Saberi, которая выпускает мужскую одежду, вдохновленную уличным стилем. Еще ей нравится наш Гоша Рубчинский — его футболка с инопланетянином ее любимая, но в целом его вещи для нее слишком яркие. Она носит только черное. На вопрос, какая самая яркая вещь в ее гардеробе, она показывает на свою темно-серую майку. «Хотя нет, еще есть белая — надеваю ее в спортзал».
Папина дочка Элиот Самнер
Люси фон Альтен и Элиот Самнер в David Koma в fashion-видео Mercedes-Benz

Элиот говорит, что, хотя и получает удовольствие от красивых вещей, не хочет тратить время на шопинг. Поэтому одежду она покупает только в Берлине, здесь есть три магазина, где ей нравится все: Darklands, Apartment, Ombre. Все ее вещи должны умещаться в один чемодан: сейчас ее интересует только музыка, все, что она хочет, — ездить по миру, давать концерты и пропадать в студии. Она с восторгом вспоминает свой тур по Америке. «Сбылась наша общая мечта — взять автобус и поехать по Штатам, играть в безымянных барах в странных городах, жить в чудных мотелях. Это поразительный опыт». Согласна ли она с тем, что из новых исполнителей стадион под силу собрать только звездам инстаграма вроде Бейонсе? «Нет! — резко отвечает Элиот. — Скоро разразится музыкальный и художественный бунт, восстание, начнется мощное панк-движение. Когда в мире политический кризис, всегда настает время музыки протеста. И мне очень интересно посмотреть, что именно будет и во что все это разовьется. Музыку всегда любили за то, что она может объединять людей — несмотря ни на что». На прощание я прошу ее написать мне название своей самой первой песни — хочу послушать, с чего она начинала. — Сейчас я записала бы ее иначе и сожалею, что ее можно найти в интернете. Это проблема наших дней. Как только ты что-то сделал — все, оно уже навсегда достояние общественности. Каждая фотография меня-тинейджера есть в сети — это просто кошмар. Наверное, мне нужно подружиться с кем-то в Google. — Знаете, в России есть закон о праве на забвение. Если вы подадите заявку, государство может ее рассмотреть. — Отлично, обязательно им напишу.

Папина дочка Элиот Самнер
Худи, Vetements; хлоп­ковые брюки, Boris Bidan Saberi; кожа­ные туфли, Church’s; шелковые носки, Falke
комментарии