Мода

Почему британские принцессы задают моду

Накануне свадьбы принца Гарри и Меган Маркл напоминаем о неоспоримом влиянии монарших особ на гардеробы модниц по всему миру

В день показа дебютной коллекции выпускника модного колледжа Сент-Мартинс Ричарда Куинна, 21 февраля 2018 года, впервые за 65 лет правления королева Елизавета II посетила лондонскую Неделю моды. Таблоиды ехидничали: «Ее Величество решила напомнить будущей невестке Меган Маркл, кто является истинной иконой стиля». На самом же деле Ричард Куинн стал первым обладателем премии для талантливых британских дизайнеров, учрежденной лично Елизаветой II. Под аплодисменты публики королева в элегантном голубом костюме проследовала к своему месту в первом ряду по соседству с соотечественницей Анной Винтур. Так церемония награждения дизайнера обернулась чествованием самой Елизаветы в статусе королевы моды.

Манера одеваться Елизаветы II всегда вдохновляла и продолжает вдохновлять дизайнеров: Dolce & Gabbana посвящают ей свою коллекцию сезона осень–зима 2008/2009, Вивьен Вествуд воспевает ее образ в капсульной линейке, приуроченной к 60-летию правления Елизаветы, а Николас Кирквуд создает пару обуви в королевскую честь. Отсылки к узнаваемым силуэтам и предметам ее гардероба — от косынки и охотничьей куртки до твидового костюма — можно найти и у Демны Гвасалии в Balenciaga, и у Алессандро Микеле в Gucci. Далее везде.

При этом на протяжении всего правления Елизавета постоянна во вкусах: для официальных мероприятий она выбирает яркие цвета — фуксию, персиковый, зеленый, лиловый — и монохромные ансамбли, а в качестве аксессуаров — непременно перчатки, шляпку и, конечно, сумочку британской марки Launer. Таких почти идентичных сумок в королевской коллекции около двухсот. Поговаривают, что, если вовремя беседы королева перевешивает сумочку с одного предплечья на другое, она завуалированно дает собеседнику понять, что разговор закончен. Для пребывания в своих загородных поместьях Елизавета выбирает более спокойную одежду: в Балморале и Сандрингеме королева демонстрирует приверженность традиционным британским тканям и узорам и природной гамме цветов.

Весь этот дуализм выполняет сложную символическую функцию. С одной стороны, он призван транслировать обществу посыл о незыблемости британских традиций, а с другой — напоминать об эксцентричности как главной национальной черте. Он одновременно заявляет об исключительном статусе королевы и в то же время красноречиво свидетельствует о единстве с подданными.

В этом смысле показательна история с подвенечным платьем будущей королевы. Платье для церемонии венчания тогда еще принцессы Елизаветы с Филиппом, герцогом Эдинбургским, состоявшейся 20 ноября 1947 года, шил ее личный портной Норман Хартнелл. Туалет был выполнен из шелка и отделан жемчугом, к нему прилагался 13-метровый шлейф, вуаль из тончайшего тюля и пара сатиновых туфелек, созданных Эдвардом Рейном, владельцем легендарной обувной фабрики. Образ был вдохновлен боттичеллиевской «Весной». Расплачиваться же за создание этого шедевра Елизавете пришлось, экономя на собственных продуктовых карточках (эти рудименты Второй мировой отменят в Англии только в 1954 году). Помимо Нормана Хартнелла, чьими услугами королева пользовалась для создания официального гардероба, соблюдать баланс традиционного и оригинального Елизавете на протяжении многих лет помогал Харди Эмис, шивший для королевы ее повседневные наряды. С начала 1990-х за выходы Елизаветы отвечает стилист и портной Анджела Келли. Между прочим, именно она сопровождала ее величество на показе Ричарда Куинна.

В отличие от Елизаветы II, демонстративно сторонившейся модной индустрии, Диана еще на заре своих отношений с Чарльзом обратилась за помощью к Анне Харви, тогдашнему директору моды британского Vogue. Та отправилась в Кенсингтонский дворец с двумя чемоданами одежды, поскольку не знала, что может понравиться избраннице принца Уэльского. Всю ночь Харви и Диана просидели за набросками и разговорами. В итоге место консервативных платьев заняли дерзкие костюмы Versace, ладные ансамбли на основе футболок Gaр и остромодных джинсов и крупная, броская бижутерия. Во время официальных визитов в другие страны Диана выбирала одежду местных дизайнеров: в Токио носила Yuki, в Париже — Chanel. И будто бы в пику Елизавете отказалась от перчаток, чтобы кожей чувствовать своих соотечественников.

Герцогиня Кембриджская с безупречно сбалансированным и оттого немного скучным стилем кажется воплощением компромисса между дизайнерским буйством в гардеробе Дианы и неизменной униформой Елизаветы. Умелое сочетание помогает Кэтрин оставаться народной любимицей — ведь стать похожей на невестку королевы еще никогда не было так просто. При этом свадебное платье, которое сшила для Кэтрин Сара Бертон, возглавившая после смерти Александра Маккуина его модный Дом, заявляет о вполне традиционных вкусах герцогини: классический силуэт, много кружева, использование старинных английских техник шитья.

Выбор в пользу британских дизайнеров — Jenny Packham, Alexander McQueen, Erdem, Mulberry — вполне четко иллюстрирует патриотическую позицию Миддлтон. Впрочем, в последнее время со страниц модных журналов Кэтрин вытеснила ее будущая сноха, американка Меган Маркл. До статуса фэшиониста ей еще очень далеко, но кто знает — возможно, однажды ее балетки и узкие джинсы с прорехами займут место по соседству с выходными костюмами Елизаветы.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Красота

Любимый питательный крем принцессы Дианы

Мода

Как женщины начали носить мужские костюмы

Красота

Почему вы не любите овощи

Edition