You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. НОВОСТИ
  2. Новости

Почему мы любим Оливье Тискенса

Для тех, кто не помнит 90-х

Почему мы любим Оливье Тискенса

Оливье Тискенс

Знающие люди Оливье Тискенса любили всегда. Когда в 1997 году он открыл собственную марку, его, двадцатилетнего, немедленно окрестили вундеркиндом, разумеется. Представитель второго поколения бельгийцев, он, в отличие от большинства своих соотечественников,  учился не в антверпенской Академии художеств, а в брюссельской школе La Cambre, чья слава в современном мире не столь очевидна. Правда, в этом сезоне внимание приковано еще к одному ее ученику — Энтони Ваккарелло.
Тискенс, впрочем, до конца не доучился, о чем, похоже, никогда и не жалел. Его первые коллекции были прекрасны той готической красотой, что была главным трендом 90-х. И он сам, с длинными темными волосами, угольно-черными грустными глазами и хрупкой подвижной фигурой, выглядел лучшей иллюстрацией моды того времени.
Грусть заключалась еще и в том, что даже сенсационное появление Мадонны в его платье на церемонии вручения «Оскара» и в клипе Frozen в 98-м не спасло собственную марку Тискенса от финансового краха с последующим закрытием. Однако Тискенс успел зарекомендовать себя не просто мрачным романтиком, чьи умопомрачительные платья хороши лишь на сцене и на экране, а именно дизайнером, чью одежду хочется покупать и носить. Что, собственно, многие и делали с удовольствием. 

В 2002-м он был приглашен в старый французский Дом Rochas. Созданные им там кружевные топы и корсеты, платья, словно скопированные с полотен старых фламандских мастеров и переделанные на современный лад, любили по-прежнему. Но все-таки понимали, что его вещи слишком кутюрны и драгоценны для далекой от романтизма современной жизни.
Когда в 2006-м, закрыв линию одежды, Rochas расстались с Тискенсом, модное сообщество начало по-настоящему переживать за судьбы истинных художников в жестоком индустриальном мире.
Не слишком утешилось оно и с новым назначением Оливье в Nina Ricci: этот альянс был более чем странным и совсем неочевидным. Как приложить бесконечный романтизм Тискенса к суховатой идее среднестатистической французской элегантности осталось непонятным. Эксперимент, однако, продлился почти четыре года.
Почему мы любим Оливье Тискенса
Rochas весна-лето 2004

Почему мы любим Оливье Тискенса
Nina Ricci осень-зима 2007

А уж когда после Nina Ricci Тискенса призвали на службу в Theory, американский fashion-инвестор Эндрю Розен,  все от изумления развели руками. Тискенса трудно было представить даже просто в американском пейзаже, не то что в марке офисной по сути одежды.  И вот тут-то всех настигло поразительное откровение. Оказалось, что Розен не просто наследственный профи, но и человек блестящей профессиональной интуиции. Буквально с первой же коллекции Тискенс превратил Theory в любимейшую марку нью-йоркских модниц, прессы, старой и новой клиентуры, молодежи, элегантных дам средних лет, богемных барышень и их вполне буржуазных мамаш. Он ни в чем не изменил себе и каким-то чудом сохранил и романтизм, с легким налетом готики, и свои любимые узкие вытянутые силуэты, и нежные хрупкие формы. Он остался верен своей любимой черно-серо-белой гамме и графической четкости линий. Сохранил идеальное качество кроя, кутюрную точность деталей и поразительную  пластичность тканей, включая деним. Но самое странное, что все эти высокие идеалы не только не помешали, но именно помогли ему делать отличную носимую одежду. От свитеров и пальто до вечерних платьев, одежду на все времена и на все случаи жизни. Одежду, завораживающую своим почти мистическим сочетанием красоты и жизнеспособности.


Почему мы любим Оливье Тискенса
Theyskens’ Theory

Когда в прошлом году Оливье покинул Theory, пресса и поклонники в нетерпении стали ждать следующего шага бельгийца. Возрождение собственной марки, уже тогда было самым логичным и почти очевидным ходом, а начать парижскую Неделю моды с показа Olivier Theyskens — отличной идеей. Тискенс вернулся со своим готическим минимализмом, который сегодня смотрится особенно уместно на волне повального увлечения модой 90-х годов. С теми же вытянутыми силуэтами, лаконичными линиями и сложными тканями. С тем же умением играть фактурами (сочетать тяжелый шелк с невесомым кружевом так, чтобы платье даже на фотографии было трехмерным), с обманчиво простыми кожаными платьями и жакетами, в которых каждый шов и каждая деталь лепит совершенный силуэт. Уже сейчас понятно, что его идеальные брючные костюмы будут покупать с расчетом на то, чтобы носить многие годы. И особенно жакеты, которые запросто можно надеть и к вечернему платью, и к старым джинсам с майкой. Что многоярусная белая юбка, словно парящая в воздухе,   станет мечтой всякой модной невесты, а от платья из черного шифона в белый горох и вовсе невозможно отказаться, потому что оно переживет любые модные революции и останется любимейшим навсегда. Короче, Оливье Тискенс вернулся таким, каким мы его ждали, и это отличная новость!


Olivier Theyskens весна-лето 2017

Почему мы любим Оливье Тискенса
комментарии