Мода

Почему стиль буржуа «выстрелил» именно сейчас

Как парижские протесты 2018 года стали прелюдией очередной модной революции — на этот раз буржуазной

*На Алесе: серьги Messika; колье Chanel Fine Jewelry; колье-трансформер и браслеты Boucheron; часы Cartier; кольцо David Yurman; блузка Bottega Veneta. Фото: Павел Харатян. Стиль: Светлана Вашеняк. Vogue Россия, октябрь 2019 *

В прошлом ноябре сразу три десятка бутиков на Елисейских Полях пали жертвами протестов: разбитые витрины, расхищенное имущество, в общем — серьезнейшие убытки. Сильнее всех пострадал Dior, чей ущерб составил не меньше миллиона евро. Шла вторая неделя бунта «желтых жилетов»: беспощадные к люксу революционеры требовали снижения цен на топливо и отставки Эммануэля Макрона — «президента богатых».

Показ Yves Saint Laurent Haute Couture, 1978

В марте 2019-го — четыре месяца и много разбитых витрин спустя — в Париже «выстрелит» со своей холеной, необуржуазной коллекцией Эди Слиман. Компанию Celine составят Givenchy, Chanel, Louis Vuitton, Balenciaga, Chloé и, разумеется, Dior. Проще говоря, авангард модной индустрии, причем даже не локальной, а мировой. Желтым жилетам противопоставят пиджаки — приталенные, юбки — длиной до колена, блузы — с кружевными воротничками, а также мелкую клетку, высокие сапоги, тонкие ремешки, кожаные перчатки, шарфы, сумки с тиснением под крокодила.

Chanel, Louis Vuitton, Alberta Ferretti осень-зима 2019

К этому времени вред, нанесенный стране манифестациями, перевалит за сто семьдесят миллионов евро, но, как говорила маркиза де Помпадур: «После нас хоть потоп!» Кажется, модные Дома, чьи шоу из‑за протестов оказались под угрозой срыва и лишились части гостей (некогда безобидный Тюильри вдруг показался опаснее Булонского леса), захотели потроллить разъяренную публику — и сделали так, чтобы через полгода на улицах «визуализировался» тот самый господствующий класс. Ненавистный, между прочим, для всей «прогрессивной» Франции, для которой bourgeois — слово с негативной коннотацией, а вовсе не комплимент.

Принцесса Диана в Лондоне, 1983

«Буржуев» принято обвинять в отсутствии культуры и вкуса, и что еще хуже, по мнению левых интеллектуалов, адепты капитализма всегда противились прогрессу. Немудрено, что в стереотипном представлении женщина-буржуа — заносчивая домохозяйка, которая наряжается «как положено» и знать не знает, чем ей, бедняжке, себя занять. Эталонный пример — холодная Северина из «Дневной красавицы» Луиса Бунюэля, от скуки подавшаяся в бордель, хотя Флобер и Стендаль в XIX веке высмеивали класс нуворишей не менее едко.

Серьги Mattioli; колье и подвеска Cartier; часы Chopard; верхний браслет Boucheron; нижний браслет Tiffany & Co.; кольцо de Grisogono; жилет Ralph Lauren

Так отчего же дизайнеры как по команде повернулись лицом к этому малопопулярному образу? Неужели просто дразнят гусей — то есть пролетариат с прекариатом? Едва ли. Если копнуть глубже, в одержимости традиционными ценностями (а именно их символизирует буржуазная классика — твидовые жакеты, идеально скроенные тренчи, белоснежные блузы) можно заприметить банальную мечту о стабильности в мире, ставшем максимально нестабильным. В конце концов, напряжение растет не только во Франции: на улицы по разным причинам выходят жители Тбилиси, Гонконга, Лондона, Москвы, Каракаса, крупнейших городов США. А брюки-кюлоты и небрежно повязанный шарфик на этом фоне — ностальгия по «старым добрым» временам. Которые необязательно были лучше, но ретроспективно были будто бы стабильнее.

Показ Yves Saint Laurent Haute Couture, 1989

К тому же, будем честными, антибуржуазный пафос, как правило, не выдерживает проверки взрослением. Конечно, 74-летняя муза Ива Сен-Лорана Бетти Катру до сих пор оскорбляется, если кто-то принимает ее за буржуа. Но большинство «революционеров» 1968 года в итоге закончили свои Сорбонны и Монпелье, заработали на квартиры и загородные дома с каминами. А для поколения их внуков в большинстве своем классовую борьбу сменила борьба за права меньшинств и экологию. Так что есть подозрение, что миллениалы и джензеры с радостью поддадутся обаянию тренда. Во-первых, речь о квинтэссенции французского шика; именно такую девушку — с небрежно повязанным на шее платком, в кейпе и высоких сапожках — мы представляем, когда говорим, что хотим одеться как парижанка. Во-вторых, в развитых странах белые воротнички стали новым пролетариатом, а буржуазный стиль отлично вписывается в категорию work-friendly (да-да, в мире по-прежнему существует офисный дресс-код). Ну а в-третьих — только ленивый сегодня не жалуется на то, как утомили спортивная эстетика и нормкор, и в этом смысле «буржуа» обещает стать спасением. Мы ведь и правда хотим перемен. В том числе — в собственном гардеробе.

Слева: серьги, колье, кольцо и брошь (внизу) Mercury; брошь слева Van Cleef & Arpels; брошь справа Chanel Fine Jewelry; жакет Chloé; блузка Ralph Lauren. Справа: серьги de Grisogono; ожерелье-шарф Tiffany & Co.; кулон Mercury; часы Bvlgari; браслет Chanel Fine Jewelry; блузка Bottega Veneta

Модель: Леся Кафельникова/AvantПрическа: Константин КочеговМакияж: Юлия ТочиловаМаникюр: Наталья Котова/TheagentagencyАссистент фотографа: Сергей БузинАссистент стилиста: Анастасия МитинаПродюсеры: Карина Чистякова, Магда КупреишвилиАссистент продюсеров: Полина Никифорова

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Павел Харатян

Читайте также

Украшения

Новинки коллекции Clash de Cartier

Украшения

Maillon, Pasha, Tank Asymétrique и другие новинки Cartier