You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. НОВОСТИ
  2. Новости

Почему за Эди Слиманом — будущее Celine

Дизайнер, устроивший революцию в модном Доме, редко дает интервью — и это делает его слова ценнее

Почему за Эди Слиманом — будущее Celine

Эди Слиман. Фото: Hedi Slimane

Безупречные кейпы, брюки-кюлоты, костюмы в мелкую клетку, повязанные бантом шейные платки — вторая коллекция Эди Слимана для Celine получилась необуржуазной. Да, по-своему дерзкой, но все-таки далекой от той рок-эстетики, которой обычно балует своих поклонников дизайнер. Казалось бы, эволюция женского образа — налицо. Но сам мастер не считает, что вышел из образа: «На фоне повального увлечения модной индустрии стритвиром, нормкором и логоманией девушка Celine — самый настоящий панк. Все ведь зависит от контекста: мы считаем радикальным то, что идет вразрез со вкусами общества. Моя идея в том, чтобы поиграть в буржуазию, как в свое время это делали Анита Палленберг и Кит Ричардс. Эстетика рока, в конце концов, многое заимствовала у так называемого высшего общества».

На самом деле классический гардероб Слиман переосмысляет уже больше двадцати лет. Сперва в Dior Homme и Saint Laurent, теперь на очереди Celine, куда Эди, кажется, хочет вернуть кинематографичный образ парижанки, которую мы все хорошо знаем и уже успели соскучиться. «Французское кино, к которому я часто обращаюсь, не растеряло своего шарма и энергии за минувшие десятилетия, — рассказывает дизайнер о своих источниках вдохновения. — Кроме того, я внимательно изучаю людей на улицах. Меняются поколения, меняется одежда. Но несмотря ни на что, парижанам все еще подражают во всем мире».

Кардиган, блузка, юбка, сапоги, очки, серьги и браслет, сумка, все Celine by Hedi Slimane
Кардиган, блузка, юбка, сапоги, очки, серьги и браслет, сумка, все Celine by Hedi Slimane

Доверие титана мировой модной индустрии Бернара Арно к видению Слимана колоссально: президент LVMH уже объявил, что планирует увеличить оборот Celine до двух-трех миллиардов евро в течение пяти лет. Но амбиции начальства Эди не пугают: «Думаю, надежды Бернара связаны не столько с финансами, сколько с перестройкой самого Дома Celine, формированием нового имиджа в долгосрочной перспективе, обновлением энергетики и культуры. Моя задача — удобрить почву для всех этих изменений. Что же касается давления, я его ощущаю постоянно, на протяжении двадцати лет работы, каждый божий день. И все-таки это не мешает мне сосредоточиться на главном — дизайне одежды».

Получив назначение еще в январе 2018-го, Слиман откладывал подиумный дебют вплоть до сентября. Публика приняла новичка более чем прохладно: робкие голоса поддержки легко заглушили поклонники англичанки Фиби Фило, в конце нулевых буквально вдохнувшей жизнь в слегка занафталиненный бренд. Теперь фанатки сокрушались, что недостойный наследник беспечно уничтожил пронизанное феминизмом наследие предшественницы, нашив легкомысленных мини. Как ни странно, Эди, об обидчивости которого слагают легенды (помните, как еще во времена своей работы в Saint Laurent он отлучил от показов Кэти Хорин и нескольких других критиков?), отнесся к разносу философски: «Нельзя угодить всем, особенно когда разворачиваешь модный Дом на 180 градусов. И я хотел вступить в диалог, хотел вернуть в Celine парижский шик — как вернул его в Saint Laurent в 2012-м. Что тогда, что сейчас — шумиха вокруг первой коллекции пошла только на пользу. Мне нужно было разбудить город, который вдруг стал очень пуританским, чтобы шесть месяцев спустя продолжить разговор. У меня большой опыт работы в модных Домах с историей, и я знаю, что большие перемены — забег на длинную дистанцию».


CЛИМАНУ НЕ НУЖНЫ НИ АРТ-ДИРЕКТОР, НИ СТИЛИСТ, НИ ФОТОГРАФ — ОН ВСЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ САМ, БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИХ ЛИЦ. НАПРИМЕР, ЭТУ СЪЕМКУ.

Перемены, которые случились в Celine после прихода Слимана, и правда большие, если не сказать грандиозные. Логотип лишился фирменного аксана над «е» (его по сей день оплакивают «филофилы»), появилась мужская линия. Поклонникам обещаны еще как минимум две премьеры — парфюмерная и Haute Couture. Все это Эди называет закладкой нового фундамента. Встав у руля уже третьего по счету модного Дома, уроженец Парижа мудро отмечает, что не существует универсального определения роли креативного директора: «У каждого Дома — собственная судьба, история, свои ценности. Тем не менее важно делать все для того, чтобы даже модный Дом с богатой историей оставался максимально современным». Как-то Слиман сказал, что талант дизайнера напрямую зависит от его способности идти в ногу со временем. Считает ли он, что с определенного возраста человек неизбежно лишается этого навыка? «Инстинкт понимания времени не имеет ничего общего с возрастом. Я думаю, это врожденное. Умение не терять интерес к жизни, оставаться вовлеченным. В моде без этого никуда». Эди знает, о чем говорит: в этом году он отметил 51-летие, но его работа — и как дизайнера, и как фотографа — по-прежнему несет на себе отпечаток молодости. Может быть, потому что Слиман не чужд тяги к свободе, поисков себя и готовности принять непривычное. «Я с разочарованием наблюдаю рост популизма, нетерпимости, непринятия в обществе. Но каждый раз, когда мне случается пообщаться с молодежью — в Калифорнии, Франции и других местах, — я вижу, что еще есть надежда».

Кейп, водолазка, джинсы, ботфорты, шляпа, ремень, все Celine by Hedi Slimane
Кейп, водолазка, джинсы, ботфорты, шляпа, ремень, все Celine by Hedi Slimane

В свое время Эди тоже был подающей надежды молодежью и, как водится, боролся с шаблонами. В Dior Homme, например, он запросто выпускал на подиум мужчин в длинных юбках еще в 2004 году, когда термин «гендерфлюидность» только искал дорогу на страницы словарей. Бескомпромиссного творца быстро взял под свое крыло Карл Лагерфельд, героически сбросивший десятки килограммов просто для того, чтобы втиснуться в узкие костюмы Слимана. Разумеется, уход вечного, казалось бы, Карла Эди перенес нелегко. «Мне его очень не хватает. Я часто вспоминаю мое первое шоу в Dior, с Карлом за кулисами и Ивом в первом ряду. Наши поездки в Берлин и Монако, наши уроки бальных танцев, долгие ужины, во время которых мы до ночи говорили обо всяких глупостях... Он всегда будет в моих мыслях, рядом со мной. Последние несколько лет оказались очень тяжелыми, я потерял многих моих друзей и наставников: Дэвида Боуи, Пьера Берже, Аззедина Алайю и, наконец, Карла. Все это очень печально».

За годы работы, которая, по словам Слимана, никогда не прекращается («Все, чем я занимаюсь, так или иначе связано с работой: мои поездки, книги, которые я читаю, концерты, на которые мне удается попасть, мои фотографии...»), он успел выработать целостный, очень узнаваемый стиль. Этот почерк теперь ставят дизайнеру в вину: мол, куда бы Эди ни пришел работать, он везде показывает примерно одно и то же. К счастью, такие упреки француза не сильно расстраивают: «Понимаете, модные Дома — не роскошные отели, где каждый получает то, к чему привык. Дизайнер оставляет отпечаток собственной личности на одежде, переносит на нее свое ощущение стиля — при условии, конечно, что этот стиль есть. Это не мешает ему, как режиссеру, чье видение признано, иметь на руках сценарий — то самое наследие бренда. Когда, напротив, нет личного стиля, дизайнеру приходится существовать в тени своего предшественника, методично заимствуя его художественные приемы. Это мило и наверняка многих устраивает, но это, наверное, уже другая работа, и я не знаю, как она называется».


НОВЫЙ КРЕАТИВНЫЙ ДИРЕКТОР ХОЧЕТ ВЫВЕСТИ CELINE ИЗ «ЗОНЫ КОМФОРТА», В КОТОРОЙ МОДНЫЙ ДОМ НАХОДИЛСЯ МНОГО ЛЕТ. ОТСЮДА — ПОЯВЛЕНИЕ МУЖСКОЙ ЛИНИИ. НА ОЧЕРЕДИ — ПАРФЮМЕРИЯ И HAUTE COUTURE.

Следит ли Слиман за творчеством коллег? Нет, не то чтобы — он с большим удовольствием обсудит музыкальную индустрию, нежели модную. «Мой стиль неразрывно связан с музыкой, тем, что вы называете рок-эстетикой. Он, кстати, формировался поэтапно. В начале нулевых я был увлечен Берлином, а после короткого английского периода, который пришелся на годы возрождения британского рока, десять лет прожил в Калифорнии. Я старательно исследовал ее музыкальную и арт-сцену, ее андерграунд, которому и посвящал коллекции. Все эти периоды оставили отпечаток и на мне, и на моем подходе к дизайну».

В отличие от многих коллег, чей индивидуальный стиль не имеет ничего общего с тем, что они показывают на подиуме, Слиман — ходячее воплощение своего видения. А еще он все привык делать сам. Ему не нужны ни арт-директор, ни кастинг-директор, ни стилист, ни фотограф. «Наверное, именно поэтому мой стиль особенно заметен, он существует без вмешательства третьих лиц».

Жакет и кюлоты, блузка, сапоги, очки, платок, сумка, все Celine by Hedi Slimane
Жакет и кюлоты, блузка, сапоги, очки, платок, сумка, все Celine by Hedi Slimane

Удивительно, что при довольно очевидном желании «распространять» свою эстетику креативный директор Celine не ведет инстаграм и вообще держится подальше от социальных сетей. То есть инстаграм-то у Слимана есть. Как и почти сто восемьдесят тысяч фолловеров. Только вот все фотографии, когда-либо там появлявшиеся, Эди удалил. «Вообще-то сперва мне очень нравилась идея инстаграма — собственного фотографического блога. Но меня искренне изумляет всеобщая озабоченность цифрами, например, количеством подписчиков, которое почему-то приравнивают к важности. То, что ничего из себя не представляет, вдруг становится достоянием общественности. Хотя я настроен оптимистично: думаю, в скором времени мы вернемся из виртуального мира в реальный».

Помимо влияния соцсетей Эди обеспокоен и положением модной индустрии. Да, она стала поп-культурным инструментом, получила возможность влиять на умы людей, как это делают музыка и кинематограф, но вместе с тем оказалась в заложниках. «Дизайнерам приходится быть очень аккуратными и политкорректными. Все воспринимается слишком серьезно и начисто лишено легкости. Это новая форма консерватизма, с которой необходимо бороться. Нужно отстаивать ценности прогресса, любой ценой сохранять свободу самовыражения, невзирая на обилие хейтеров и троллей вокруг», — пылко поясняет француз. И по сути именно так и поступает — вот уже двадцать с лишним лет.

И ничего удивительного, что на просьбу описать себя в трех словах Эди отвечает лаконично: «Постоянный. Остальное придумайте сами».

Celine осень-зима 2019
Celine осень-зима 2019
Стилист: Emmanuelle Alt
Модель: Fran Summers
Прическа: Sam McKnight
Макияж: Aaron de Mey
Маникюр: Anatole Rainey
Продюсер: Olivier Lalanne
Ассистенты продюсера: Jade Günthardt, Georgia Bedel
комментарии