You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro

Дочь Джироламо Этро Вероника рассказывает, куда движется женская линия Etro, и вспоминает важнейшие этапы развития как бренда, так и своего собственного

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro

На Веронике Этро топ и браслеты Etro. Фото: Эрик Панов; Vogue Россия, Август 2018

Каблуки скользят по брусчатке, Красная площадь с разметкой для танковых колонн кажется непреодолимой преградой. Но Вероника Этро так просто не сдается. Вперед, только вперед, на съемку в Александровский сад, весело подсмеиваясь над собой по пути: «У меня трое старших братьев. Меня с детства стригли под мальчика, я играла в мальчишеские игры, а на каблуках, как видите, толком ходить так и не научилась». Креативный директор женской линии Etro приехала в Москву открывать выставку в Петровском пассаже.


Марке исполнилось 50 лет, торжества идут весь год и по всему миру. Кульминация и самая масштабная выставка, посвященная прошлому и будущему марки, назначена на сентябрь и пройдет в миланском музее Mudec. В Москву приехал ее краткий пересказ. О том, что осталось за кулисами, Вероника Этро рассказала Vogue.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Приглашение на открытие магазина-ателье в 2003 году

Больше чем инстаграм

Мы очень много экспериментируем с техниками, многослойными принтами, пигментами, вышивкой. Уделяем огромное внимание деталям — пуговицам, подворотничкам, подкладкам, не говоря уже о качестве самих материалов. Так что настоящую вещь Etro очень легко отличить от подделки с фирменным рисунком пейсли, пусть даже в инстаграме с первого раза этих по­дробностей и не разглядеть. Вообще мне кажется, что инстаграм исчерпал себя. Wow-платья на тысячу лайков уже недостаточно, людям хочется глубины и понимания. Почему решено было кроить так или иначе? Почему именно этот цвет? Как все сделано?

Сегодняшняя мода шире, чем прос­то луки: в ней обязательно есть ­истории, рассказанные от первого лица. Мы смогли в этом убедиться, когда Миланская торгово-промышленная палата вместе с мэрией и Политехническим университетом придумала фестиваль Apritimoda — «Мода, откройся!». Раз в год все наши Дома открывают двери и показывают посетителям то, что обычно остается за кулисами. Мы, например, попросили сотрудника, который отвечает за архив, объяснить зрителям, как устроен процесс создания коллекции. Вынесли на публику эскизы, выкройки, альбомы с «огурцами». И все были страшно довольны. Эта история послужила вдохновением для юбилейной выставки в Милане.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Изготовление кожаных изделий Etro

Чувства и чувствительность


Заранее сформулировать тему коллекции невозможно — скорее отталкиваешься от ощущений, воспоминаний, увиденных фильмов или выставок, случайных кадров в телефоне. Вместо логики — сплошные эмоции. Например, я попадаю в Японию, вижу там старинное кимоно и под впечатлением от узора перестраиваю всю цветовую гамму. В общем, ­конечный результат может сильно отличаться от исходной точки. И это у меня еще мало времени на раздумья! Когда папа начинал, коллекции выпускались раз в полгода, снимать рекламу на Мальдивы летали на неделю всем кагалом, а заказ шерсти в Ирландии требовал долгих и обстоятельных личных переговоров с заводчиками. Теперь любой выезд укладывается в 24 часа, куда влезают видео, фото, инстаграм, интервью и переговоры. Ритм довольно утомительный.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Etro весна-лето 2018

Дела семейные


Уверена, что и колоссам моды тяжело, что уж говорить о такой небольшой семейной компании, как наша. По счастью, мы любим свою работу, а главное — нас много. Брат Джакопо занимается тканями, брат Кин — мужскими коллекциями, брат Ипполито следит за счетами, а я отвечаю за женскую линию. И папа все еще с нами, он по-прежнему много работает, и это здорово, хотя и не всегда просто, учитывая его сложный характер. Поначалу я старалась во всем ему уступать. Потом поняла, что он далеко не всегда прав, и научилась отстаивать свое мнение. По знаку зодиака я Телец, упрямства мне не занимать, и в конце концов он смирился: раз я упираюсь, проще сдаться сразу. А вообще у нас как в любой итальянской семье: все спорят, жестикулируют, иногда немного орут, но на самом деле любят друг друга, ценят общее дело, постоянно что-то придумывают и в любой момент готовы прийти друг другу на выручку.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Джироламо, Джакопо, Кин, Ипполито и Вероника Этро

Мой талисман


В начале работы Кин меня просто спас. В 1997 году я выпускала первую коллекцию, и это был кошмар. Придумать и проконтролировать исполнение — еще полбеды. Главная жуть — внезапно оказаться на первом плане, отвечать от собственного лица за работу стольких людей. Перед показом я сбежала в Мексику, лазила по горам с рюкзаком, но даже там, несмотря на усталость, просыпалась среди ночи в холодном поту. В конце концов Кин выдал мне прозрачный камушек, что-то вроде талисмана. Велел положить в карман и ни о чем больше не беспокоиться. Так я и поступила, его подарок до сих пор со мной. Теперь уж я привыкла выступать на публике. Хотя я была и остаюсь робким человеком.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Джакопо, Кин, Ипполито и Вероника Этро

Чем страннее, тем лучше


К продолжению семейного дела никого из нас специально не подталкивали. Но я помню, как в детстве папа иногда брал меня на работу по выходным, и это было лучше любого кружка или аттракциона: кругом кисти, краски, куски тканей, клей, ножницы. Я находила лист бумаги и принималась сочинять коллажи — один такой до сих пор хранится где-то в рабочем столе. Шить платья для кукол мне не нравилось, а вот играть с лоскутками — очень даже. Приятно было трогать их, гладить, мять, сочетать. О моде я, впрочем, не думала. Все вышло само собой.


У мамы был антикварный салон, она ездила по ярмаркам и выставкам и брала с собой меня. В этих поездках я влюбилась в Лондон. По окончании школы решила податься туда. Поступила в Сент-Мартинс, который тогда считался прежде всего арт-колледжем, где важно не столько уметь что-то делать руками, сколько неординарно мыслить. Чем страннее, тем лучше. Платье из дерева? Пожалуйста. Мы красили ткани в ванной, печатали фотографии в кладовке, вручную делали бумагу из вторсырья. Любой наряд рассматривали как художественное высказывание: важно было не только сшить, но и придумать, как его преподнести, сочинить легенду. После четырех лет колледжа я собиралась учиться дальше, но из дома написали, что мода не медицина, семь лет перфекционизма необязательны. И вернули меня в Милан.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Фото: Марио Виванко; Vogue Россия, 2016

Этика и эстетика


Мама не сразу смирилась с тем, что после троих мальчиков родилась девочка. Даже чуть было не назвала меня Андреа, чтобы никто не мог с ходу разобрать, какого я пола. И на всякий случай решила воспитывать в максимальной строгости. В пять лет меня одну отправили в Шварцвальд — готовиться к поступ­лению в немецкую школу. Первые две недели я проревела. Потом начала проявлять интерес к окружающему миру. Хотя эстетическое воспитание я получала в основном дома. Родители собирали старинные ткани, вазы, фарфор. И я до сих пор обожаю вещи с историей — у нас даже свадебный вишлист был в антикварном салоне.

Но коллекционера из меня не выросло. Покупаю только то, что самой нравится. Люблю вещи Bertozzi & Casoni. Это пара скульпторов, они живут в глуши и делают из керамики гиперреалистические композиции — например, груды грязной посуды, как будто хозяева забыли убрать со стола. Что касается одежды, ходила бы в одних джинсах и белых рубашках. А вот в школе я маниакально продумывала наряды. Выкладывала себе все с вечера — и не дай бог оттенок чулок не подходил к оттенку блузки.

Мои собственные дети, конечно, не такие. Во-первых, они мальчики и носят что дают. Во-вторых, я стараюсь одевать их максимально демократично. Ничего дороже Gap, все равно быстро вырастут. И только когда выходят в свет с дедушкой, наряжаются в пиджаки и галстуки. Ну и на работу ко мне идут как на праздник. Потому что попадают туда главным образом по выходным, когда мы снимаем лукбуки или репетируем дефиле. Им кажется, что у меня в офисе всегда до отвала еды и играет музыка.


Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
На Аните жакет, топ и шорты Etro; на Саше платье, сапоги и ремень Etro; на Веронике топ и браслеты Etro; на Адели платье и сапоги Etro

Все дома


За облик дома отвечаю я, вообще в эстетических вопросах муж высказывается только про мою прическу — ему нравятся длинные волосы. Мы знакомы с 16 лет, постоянно сталкивались на днях рождения: Милан, в сущности, маленький город. А когда нам стукнуло по 30, что-то щелкнуло. В свободное от адвокатуры время муж отвечает за еду. Делает домашнюю пасту, пиццу, сладости. В доме, на его взгляд, всегда должны быть мука и яйца, остальное приложится. Я в готовку особо не лезу: во-первых, мало времени, во-вторых, что бы я ни сделала, ему все не так. Лучше уж пусть сам. Зато я отлично умею наводить чистоту.

Вероника Этро о самом важном, что нужно знать про модный Дом Etro
Дизайнер по кашемиру Серж Маури за работой

Стиль: Ксения Проскурякова

комментарии