You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

За что мы любим Ренату Литвинову

В день 50-летия актрисы вдохновляемся ее изящным стилем

За что мы любим Ренату Литвинову

Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru

Сегодня исполняется 50 лет актрисе, режиссеру, сценаристу  и просто богине российcкого кинематографа Ренате Литвиновой. В кино она пришла в 1989 году — снялась в фильме Аллы Суриковой «Две стрелы. Детектив каменного века», потом в шести фильмах Киры Муратовой, в сериале «Граница. Таежный роман» Александра Митты, у Веры Сторожевой, а позже стала снимать сама. Сегодня женский кинематограф как-то сам собой ассоциируется у нас с Ренатой, в каждом ее фильме есть загадочный образ прекрасной незнакомки, которую никому не разгадать, а вот мужчинам, например, в ее ранних сценариях доставалось крепко.
из
Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков

Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков

Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков

Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков


В молодости она носила черную водолазку, черную юбку, черные туфли, и сегодня черный по-прежнему ее любимый цвет. Униформа. Еще она с удовольствием носила платья, сшитые неизвестной советской портнихой. На первом курсе у нее было такое одно из фильма Антониони. А в этом году на бал Натальи Водяновой и Антонио Бандераса актриса пришла в мешковатом платье-толстовке Vetements. Она дружит и поддерживает арьергард нашей моды — Гошу Рубчинского, Демну Гвасалию, Ульяну Сергеенко. Ульяна создавала костюмы для ее киноновеллы «Петербург. Только по любви» — платья из воздушного крепа, вечерние костюмы из жаккарда, расшитые кружевные косынки и пальто с меховыми воротниками. А в прошлом году на Pitti Uomo они с Гошей привезли черно-белую короткометражную ленту «День моей смерти», в котором снялась и сама Рената, и ее дочь Уля.

Кажется, короткий метр Рената искренне полюбила —  «Сны Иосифа», «Случай в Мадриде с госпожой К», «Уходящая», «Девушка с коробкой», «Ну, простите!» — таких работ в ее копилке собралось немало. Сейчас она готовит спектакль с музыкой Земфиры и костюмами Рубчинского по своей собственной пьесе «Северный ветер». Последней же ее полнометражной лентой можно считать фильм «Последняя сказка Риты», который получился, по признанию самой актрисы, «очень модным». Нельзя пройти мимо желтого платья с наскальными рисунками Смерти, семидесятнических нарядов героини Татьяны Друбич, блестящих белых блузок с гигантскими разноцветными тюльпанами и роскошного черного платья со стразами, в котором Рената, повязав его бантом из траурной ленты, поет свою песню молодой Дебби Харри: «Меховой гарнитур, в котором я в прологе, я делала для Zarina, — рассказывала она в 2003 году в интервью Vogue Россия. — Гарнитур не пошел в продажу, их не стали отшивать, слишком изысканные и дорогие в производстве. Но вдохновлялась я исключительно русскими костюмами, душегрейками, там даже прилагалась муфта. Серьги Chanel, которые сочинила моя приятельница Летиция Крайе (она трудится там под началом Карла Лагерфельда), — это снежинки. Типично русская тема — и снимали мы этот эпизод в сорокаградусный мороз, так что не розовели даже вены на лице, настолько я была промерзшая. Наряд Риты шила с портнихой — юбку из сверкающей чешуи и из серой белки кацавейку. А бабочку на голову (бабочка — один из символов смерти, наряду с воронами, башнями, песочными часами, змеями, я долго изучала все знаки и приметы смерти из легенд и поверий) мы оторвали от одного костюма, переделали и соорудили свою. В некоторых изысканиях мне помогла Катя Сычева (у нее сейчас своя марка одежды Sestra). Она, например, мне сделала платье из крыс — очень я просила ее, чтобы они были везде разбросаны по плечам, а в результате я все эпизоды с ним выбросила из монтажа, но зато осталось потрясающее Катино платье из ворон — в нем я сижу в портале и даю отчеты архивариусу — белобрысой даме».  

Vogue Россия, фотограф Петер Фараго, ноябрь 2003
Vogue Россия, фотограф Петер Фараго, ноябрь 2003

В этом фильме, пожалуй, самой роскошной и правда вышла Смерть. Правда, как всегда, в том понимании, которое Рената сама вкладывает в это слово: «Роскошь – это когда ты ждешь чего-то большего, поднимаешься над собой, млекопитающим, хочешь чего-то для души. Именно тогда начинается роскошь. Это потребность в искусстве, в красоте. Ведь что такое роскошный предмет? Это предмет, который сделан в любом случае очень качественно. Но зачастую маскируется под что-то скромное. Это же правда дурной тон, когда везде вытащены надписи, ярлыки. Если только это не какой-то момент иронии. Почему нельзя позволить художнику быть ироничным? Однажды высказанной мысли, осмеяв ее и, казалось бы, уничтожив, можно придать совершенно новую жизнь».

Vogue Россия, фотограф Петер Фараго, ноябрь 2003
Vogue Россия, фотограф Петер Фараго, ноябрь 2003

Ее образ хрупкой, беззащитной блондинки, гостьи из призрачного мира, мы узнаем с закрытыми глазами: «Не было у меня никакой специальной прикладной цели, не думайте. Мне просто захотелось стать такой. Да и кому, скажите, я была интересна со своим образом? Только самам и наслаждалась», — говорит Рената в своем интервью Vogue. Тем не менее кинематограф 1990-х, как и зритель, этот образ безумно полюбил. И продолжает любить сегодня. Уже другую Ренату, ту, что перестала воевать с мужчинами, ту, что появляется на светском балу в толстовке, ту, что с возрастом становится только прекраснее. И обходится, к слову, без пластических подтяжек. Душа для нее важнее тела: «Вкалывают себе разные вещества, а сами — злобные и отвратительные. Нет, мне не нравятся все эти молодящиеся артистки с шиньончиками. Все эти искажения пластические, все эти лица натянутые-перетянутые. Что они о себе думают, что у них с головой? Это же кража души. На самом деле правильно состариться — это проблема головы. Есть красивые морщины, есть некрасивые. Нет, интеллигентные методы борьбы с возрастом я не отрицаю. Человек ведь внутри себя не стареет. Может чуть-чуть ломается. Но внутри он такой же маленький, каким родился когда-то. И очень несправедливо это несоответствие постаревшей оболочки детскому самоощущению. Поэтому я буду приветствовать желание ухода от старости. Пускай, пускай. Только надо чувствовать меру, не пытаться вообще время остановить». 

Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков
Рената Литвинова в Ulyana Sergeenko для Vogue.ru. Фотограф Николай Зверков

В день рождения актрисы предлагаем и вам вдохновиться ее стилем — 9 исключительно черных вещей и одна классическая красная помада в нашей подборке.

комментарии / 0

оставить комментарий