© Fille Roelants Photography

Мода

Раф Симонс о роли дизайнера в современной индустрии моды

Вдохновившись первым публичным выступлением бельгийца после ухода из Calvin Klein на конференции Fashion Talks в Антверпене, разбираемся, что сегодня значит «творчество» и как мода стала «корпоративной машиной»

«Когда я только создал свой бренд, я ничего не знал об LVMH и всех этих больших корпорациях, равно как и о том, что вообще существует должность креативного директора, — признался Раф Симонс в интервью Александру Фьюри на четвертой конференции Fashion Talks в Антверпене. Это было его первое публичное выступление с момента увольнения из Calvin Klein в декабре 2018 года. — Все, что я видел, — это как Вальтер ван Бейрендонк, Анн Демельмейстер, Дирк ван Саен, Дрис ван Нотен и Мартин Маржела создают собственные бренды».

В 1995 году, как многие другие бельгийские дизайнеры, Симонс самостоятельно создал свою марку, но впоследствии карьера Рафа взяла иной вектор. В 2005 году дизайнер был назначен креативным директором Jil Sander, бренд в то время принадлежал Prada Group. Через семь лет, в 2012-м, он получил должность креативного директора женского направления Christian Dior — французского Дома, владеет которым LVMH, — где проработал три года. И в 2016-м, после почти годового перерыва, дизайнер возглавил Calvin Klein. Перед ним стояла задача сделать масштабный ребрендинг столпа американской моды — и Симонс создал Calvin Klein 205W39NYC. Несмотря на признание критиков, его остроумные заигрывания с американской культурой в эпоху президентства Трампа не оправдали финансовых ожиданий, и Рафа вынудили покинуть компанию.

Раф Симонс и Александр Фьюри

© Fille Roelants Photography

«Крупные бренды все чаще действуют из соображений маркетинга и прибыли, но крайне ограниченное число дизайнеров одинаково преуспевает в этих аспектах», — сказал Симонс. Он явно не одобряет безудержную погоню современной индустрии моды за деньгами и большими объемами производств, которые воспринимаются ей как единственно значимые показатели успеха. «Это не те критерии, по которым должен оцениваться талант», — продолжил дизайнер. По его мнению, достижения бренда не зависят от его аудитории, количества магазинов или роста продаж: «Не думаю, что это мудрый подход. Иногда я вижу ужасные коллекции, которые получают хорошие отзывы, потому что прибыль компании растет».

Calvin Klein 205W39NYC весна-лето 2019

Как изменились приоритеты в индустрии за без малого 25-летнюю карьеру Симонса

Трудно игнорировать факт, что с конца прошлого века правила игры в модной индустрии стали другими. Сегодня аудитория моды шире, чем когда-либо, финансовые ставки все выше, а дизайнеры при этом оказываются под постоянным давлением, ведь им нужно удовлетворять запросы всех групп покупателей.

К слову, наши потребительские привычки тоже стали другими. Симонс вспоминает, что, когда он начинал показывать свои коллекции в Париже, «были люди, которые носили только Gaultier, или только Margiela, или только Ann Demeulemeester». Сейчас же такая преданность одному-единственному бренду — крайне редкое явление. Вместо этого крупные Дома предпочитают выпускать бесконечный поток понятных и пригодных для мерчандайзинга вещей. Им больше не интересно давать своим креативным директорам полную творческую свободу.

Раф Симонс

© Fille Roelants Photography

В скандальном интервью журналу System 2012 года Николя Жескьер также рассуждал о последствиях этого нового подхода к ведению бизнеса и поделился 15-летним опытом работы в Balenciaga — одном из главных активов конгломерата Kering. «Все усилия были направлены на то, чтобы сделать из бренда корпоративную машину, — говорил дизайнер. — Я начал чувствовать себя абсолютно выжатым, как будто они хотели украсть мою идентичность и просто делать «гомогенизированный» продукт».

В унисон Симонсу и Жескьеру звучит голос бывшего креативного директора Yves Saint Laurent и Ermenegildo Zegna Стефано Пилати. Во время недавнего опроса в его инстаграм-сториз один из фанатов умолял дизайнера вернуться в Saint Laurent. Ответ Пилати был ясен и краток: «Спасибо, но нет. Мне важнее свобода, чем престиж».

Как новое поколение дизайнеров пытается бороться с однотипностью современной индустрии моды

Наблюдая за формированием такой неоднозначной системы ценностей, молодые дизайнеры, кажется, больше не видят весомых причин в работе на крупные Дома моды. В последние годы появилось множество независимых брендов, которые ставят в приоритет творческую свободу, а не погоню за прибылью и стремительный рост. Впрочем, одно другому не мешает.

Один из таких примеров — Симон Порт Жакмюс. В этом году его компания отпраздновала десятилетний юбилей, и в интервью WWD дизайнер признался, что ожидаемая прибыль бренда за 2019 год должна превысить 20 миллионов евро. Ходили слухи о том, что Жакмюсу поступали соблазнительные предложения от крупных модных Домов, но он отказывается из раза в раз, не желая плясать под чью-то дудку. «Я всегда говорю: мне не нужен крупный бренд, у меня он уже есть, это Jacquemus. И я продолжаю повторять это снова и снова, — рассказывал дизайнер в интервью Vogue накануне своего показа весна-лето 2020, который проходил в лавандовых полях Прованса. — Моя миссия — быть голосом поколения, которое не только задумывается о будущем нашей планеты, но и стремится к счастливой жизни, в которой это самое счастье далеко не всегда измеряется деньгами».

Jacquemus весна-лето 2020

О таком же метафизическом восприятии успешности Жакмюс рассуждал в подписи к одному из своих инстаграм-постов — тогда темой стало отсутствие бренда в расписании последней парижской Недели моды. «Мы задаем себе много вопросов, особенно сейчас, проживая этот яркий момент. Я понимаю, каким человеком хочу быть и какой компанией хочу руководить», — написал дизайнер, закончив фразой «Je ne veux pas grossir, mais grandir», что переводится как «Я хочу не расти, а взрослеть».

Так что же ждет дизайнеров в будущем

История Симонса во многих аспектах метафорична — это наглядный пример того, какие проблемы индустрия моды по-прежнему не в состоянии решить. Он считает, что пора поступиться коммерческими ценностями и вернуться к более эмоциональному, инстинктивному процессу дизайна. «Мода переходит от творческой системы ценностей к другой — коммерческой», — говорит Симонс. Сейчас, на его взгляд, многие бренды «слишком зациклены на сроках, которые продиктованы исключительно соображениями коммерции и экономики». В результате, по его словам, «все покупается и продается, и в итоге мода становится просто бизнесом. Своей одеждой я хочу передавать те эмоции, ради которых я все это делаю».

В заключение он произносит слова, которые несомненно отзовутся в сердце любого дизайнера: «Я просто хотел создавать одежду». Резонное напоминание всей индустрии моды не обесценивать свою творческую составляющую.

Читайте также

Новости

Как итальянская мода реагирует на коронавирус

Мода

Камерунский дизайнер Иман Айисси о своем дебюте на Неделе высокой моды

Edition