© На Аполлинарии: рубашка и брюки из вискозы с шелком, все Acne Studios; туфли Feel like mother of dragon today, кера­мика, глазурь, 2019. Фото: Павел Харатян

Мода

У этих художниц-керамисток из России и Украины большое будущее в мире моды 

Искусство лепки и обжига из хобби богемных девушек превращается в часть фэшн-индустрии

Анн Демельмейстер не скучает по ­моде. Звезда «антверпенской шестерки» обустроила дома гончарную мастерскую, лепит посуду и чувствует себя свободной. «Мне пришлось научиться терпению. Ждать, пока изделия высох­нут, запекутся. Принять, что они могут разбиться и придется начать сначала, — говорила она в интервью The New York Times два года назад. — Это противоположность вечно спешащей моды».

В 2021-м, однако, уже вся фэшн-индустрия увлеклась керамикой. Кто-то выпускает керамические коллекции в линейках для ­дома. ­Кто-то приглашает к сотрудничеству керамистов — и включает их объекты в презентации. Так, например, над осенней коллекцией JW Anderson с дизайнером работали художницы Магдалина Одундо и Шаванда Корбетт. А Крис ван Аш в новом сезоне объединился со скульп­тором Брайаном Рошфором. На рубашках из весенней коллекции Berluti появились принты, повторяющие керамические объекты Рошфора, — яркие, фактурные, словно в потоках красочной лавы. Увлеклась керамикой и команда Acne Studios. Эта история нам особенно приятна — partner in crime Джонни Йоханссона стала российская художница Аполлинария Брошь.

Аполлинария Брошь

Маленький единорог со звездами на боках. Смятая подушка с портретами принцев, диснеевских и настоящих. Подвешенный на прищепку голубой заяц — судя по выражению, застывшему на мордочке, растерянный, как и все мы сегодня. Все это — керамические скульптуры Аполлинарии, без которых не обходится ни одна ярмарка Cosmoscow последних лет. Активно выставляется художница и в Париже. А для коллаборации с Acne она создала серию скульп­тур, которые превратились в сумки, украшения и принты. Звонок из Парижа раздался накануне Нового года, на работу дали десять дней. Заказывали две фигуры, Аполлинария слепила пять — Йоханссону понравились все.

«Мне дали полную свободу, сказали делать, что захочу, — вспоминает художница. — Только обозначили тему сезона — степные кочевники. Рассказали, что отталкиваются от статуэток 1950–1960-х годов. Мне все это оказалось близко: я сама та еще кочевница. И коллекционные зверьки такие были у моей мамы. Стояла за ­стеклом огромная коллекция фигурок, с которыми нельзя было играть». Не все объекты в финальной, доступной для покупки версии сделаны именно из керамики, слишком она хрупкая — керамическими были прототипы. Их сканировали, переводили в 3D, а потом подбирали идеальный материал для каждой вещи, учитывая прочность и вес. Сережки, например, отлили из алюминия.

Мастерская ­Аполлинарии ­Брошь

На тех объектах, что уже мелькнули на подиуме, сотрудничество не закончится. Сейчас Аполлинария работает над новыми скульп­турами, которые появятся в магазинах марки по всему миру. И это будут уже не просто фигурки. «Первые звери, — объясняет художница, — олицетворяли разные эмоции: задумчивый пес, удивленный кот... А сейчас я предложила сделать так, чтобы у всех персонажей или у группы персонажей появилась история. Даже расскажем, как себя с каждым вести, чем каждый хорош. Например, если вам грустно — обнимите этого зверька и сможете погрустить с ним вместе. Такой тамагочи-формат».

Для Аполлинарии это был первый проект с таким крупным Домом — хотя до этого она уже делала аксессуары к показу друга, украинского дизайнера Антона Белинского.

Надя Шаповал

В Украине любовь моды к обожженной глине вообще прослеживается давно — главным фэшн-амбассадором этого искусства стала Надя Шаповал. «Я Надя. Я из Украины. Я делаю вещи», — представляется она в Instagram своего проекта Nadiia, посвященного керамике. Хотя в представлении у себя на родине Шаповал нуждается вряд ли — ее знают как модель и стилиста. А с 2018 года — и как художницу-­керамистку.

Первым ее крупным проектом в новой сфере стала коллекция с художницей Машей Ревой — керамическая серия, вдохновленная украинской гончарной традицией. Слепила округлые, несимметричные кувшины, вазы и тарелки Надя. А расписала — Маша. Коллаборацию оценил Симон Порт Жакмюс. И один из объектов — амфору-двуногу — поставил в своем ресторане Oursin в «Галерее Лафайет».

Работа Нади Шаповал. Подвеска «Три Оранты», керамика, позолоченная цепочка, Nadiia for Bevza

В новом сезоне Шаповал объединилась с дизайнером Светланой Бевзой. Для весенней коллекции Bevza художница создала керамические предметы декора, украшения — подвески и ожерелья — и фурнитуру. Отправной точкой стала история Триполья — региона, где за несколько тысяч лет до нашей эры сформировалась уникальная культура. Эта цивилизация обожествляла женщин, их способность к продолжению рода. «Трипольских Венер», статуи тех самых женщин-богинь, можно узнать и в украшениях Шаповал. Прототипы всех объек­тов Надя лепила из необработанной глины, чтобы «создать эффект найденного при раскопках предмета». А «размножили» их ­киевские мастера-керамисты 8komora.

Алина Золотых

Алина Золотых — российская художница, любящая «ручные» техники: вышивку, вязание, керамику, — пока делает работы в единственном экземпляре. Но тиражирование и сотрудничество с модными Домами — дело времени. Предметы одежды часто появляются в ее работах. Зоркий глаз разглядит у керамического сапожка каблук-зажигалку, как у Демны ­Гвасалии. Даже самый невнимательный узнает в ярко-желтой блестящей скульптуре тапочку Crocs. Ну а сумки — от холщового мешка до пластикового пакета, только сделанные из глины, художница использует постоянно — как чистые «холсты» для своих посланий.

Работа Алины ­Золотых. Thank you, керамика, глазурь, 2020

«Мои работы, — рассказывает Алина, — не про бренд. Изображение конкретных предметов — не самоцель. Просто вещи — понятные и близкие нам образы. Мы окружены ими ежедневно. Я исследую эмоциональную ­ауру пространств и предметов, соприкасающихся с человеком. В моих работах важны и материальность, и предыдущий опыт использования этих предметов. Материя оказывается неразрывно связана с памятью, а обожженная глина и краски — с личными историями и воспоминаниями».

Эмоции, память, личная история — эти слова часто звучат в рассказах наших героинь и других художников-керамистов. В этом, кажется, ключ к популярности керамики в современной моде. Дизайнеры, и не только они, насидевшись в Zoom, ищут чего-то аналогового, живого и теплого. Чего-то с отпечатком человеческой истории и человеческой руки — что в случае с керамикой можно воспринимать буквально.

Работа Алины ­Золотых. All I’m saying, керамика, глазурь, объект, 2020