В гостях у Мариякарлы Босконо в ее доме под Римом

Кружево и тюль, летящие платья и расшитые жакеты — топ-модель Мариякарла Босконо с мамой и дочкой примеряют богемные образы и рассказывают, чем их семья не похожа на итальянскую
В гостях у Мариякарлы Босконо в ее доме под Римом
На странице справа. Шерстяной комбинезон, металлическое колье, все Chanel; сапоги из искусственного меха, Miu Miu; носки, GCDS; шелковый тюрбан, Prada; кольца из розового золота Clash de Cartier, Cartier

Из-под магнолии раздаются громкий смех и лай, следом появляются топ-модель Мариякарла Бос­коно, ее мама Джильола и девятилетняя дочка ­Мариялукас. Все три говорят одновременно, перескакивая с итальянского на английский и обратно: «Мам, а ты помнишь, как мы на Бали выбирали школу и я хотела в ту, где во дворе паслась коза, а ты решила, что это уже чересчур?»

«Мам, что там опять подобрала с земли эта несносная собака?» Собак две: такса и пинчер — Орландо и Кикки. Младшая Босконо утверждает, что они для нее как братья — родной и двоюродный. Босконо-старшая рассказывает, как в 1982 году побывала в Москве: «Тогда еще приходилось добывать еду в специальных магазинах, и на улицу было просто так не выйти». Она прилетела с хором, но не как певица («Мам, умоляю, не пой!»), а как стюардесса — из чистой любви к приключениям.

На Джильоле: шифоновое платье, очки, металлическое колье с кристаллами, все Gucci; кольцо из белого, желтого и розового золота Trinity, Cartier; металлические серьги с кристаллами, Saint Laurent by Anthony Vaccarello. На Мариилукас: платье из тюля, расшитое кристаллами, Anna Molinari by Rossella Tarabini; металлическая тиара, Bijou Brigitte. На Мариякарле: шифоновое платье с отделкой из металлических цепочек, кружевные кюлоты, все Gucci; цепочка из розового золота Trinity, кольцо из розового золота Clash de Сartier, все Cartier

Любовь эта была так велика, что даже дом семейство купило поближе к аэропорту, чтобы легче было перемещаться между Римом и Бангкоком (там Босконо-отец был торговым представителем марки Fiorucci). Но и такая жизнь на два полушария была по их меркам оседлой: немалую часть детства Мариякарла провела в Кении, где родители управляли сафари-парком, и ее лучшее Рождество случилось где-то на пустынном океанском берегу, где не было ресторанов, а рыбу и лобстера, купленных прямо с лодки, пришлось готовить на костре. Именно там синьора Босконо подружилась с местными женщинами, которые показали ей, как это прекрасно — ходить полуголой, и с индианками, которые научили ее носить разноцветные, струящиеся, вручную расшитые шелковые платья и шелковые туфельки — чуть повзрослев, будущая супермодель уверенно присвоила и мамины наряды, и styling tricks: «У нас по наследству передаются не вещи, а манеры: мамина манера одеваться, папина манера пить вино и общаться с самыми разными людьми — ему со всеми интересно, он с каждым готов найти общий язык».

На Мариякарле: платье из тафты, Alberta Ferretti; цепочка из белого золота с кулоном из белого золота c ониксом, изумрудами и бриллиантами Panthère de Cartier, Cartier; головной убор с ­отделкой из ­перьев, Torriani. На Джильоле: хлопковая футболка, джинсы, все Frame

Дальше была Америка, от Ки-Уэста, который тогда был центром мировой гей-культуры, до Ниа­гарского водопада. И конечно, до Манхэттена, где юная модель осела, как только у нее началась ­серьезная карьера. Поскольку на подиум она впервые вышла в 15 лет, сначала по свету пришлось помотаться всей семьей. «Родители, конечно, мечтали о какой-то другой профессии для меня, но я выбрала эту — и они не просто поддержали меня. Они были для меня всем. Возили и в Париж, и в Лондон, и на край света. Папа настаивал, что не нужно брать машину с водителем, и с удовольствием катал нас сам. Только не всегда в нужном направлении. Однажды на показ Dior я явилась с часовым опозданием: мы никак не могли отыскать дурацкий парижский ипподром, где он проходил. Google-карт не было, мы плутали по бумажной схеме».

На Мариякарле: шерстяной джемпер с отделкой из перьев, платье из тюля с кружевом, все Valentino; (здесь и далее) хлопковые носки, Puma; (здесь и далее) кожаные сандалии, Birkenstock × Jil Sander. На Мариилукас: шерстяная ­рубашка, хлопковые футбол­ка и шорты, все Dsquared2; кеды из текстиля, Converse; (здесь и далее) шапка из полиэстера, Torriani

У Мариилукас не было выбора, кроме как влиться в кочевую жизнь: родилась она на Ибице, отец если и был в курсе этого события, то никак себя не проявил. В Рим они с мамой попали, потому что матери-одиночке­ и одновременно топ-модели сложно обойтись без бабушки и дедушки. «Бабушка у нас за главную, — говорит Мариякарла, — она распоряжается, принимает решения». («И выращивает сад!» — раздается голос из-под магнолии.) «Дедушка готовит (чему я от него так и не выучилась), заботится о том, чтобы все было красиво, чтобы всех поддержать и похвалить. Гендерные шаблоны — чушь. Дедушка — самый эмоцио­нальный человек в семье, я не раз видела, как он плачет». Может, как раз из-за презрения к шаблонам внучка получила наполовину мужское имя — Мариялукас.

На Мариилукас: купальник из поли­эстера, CoccoleBimbi; кожаная куртка, собственность героини; ботинки из эко­кожи, Demonia

Когда девочке пришло время поступать в школу, мама внезапно решила, что ей срочно нужен побег от рутины, и купила билет на Бали. В один конец. Так что сначала Мариялукас встала на серф, а потом они с мамой объехали окрестные школы (включая ту, что с козой), нашли лучшую и выбрали рядом с ней домик в лесу. Но тут начался ковид, и от всех приключений остались гимнастика с обручем во дворе да английская школа по зуму. И домашняя фотостудия: Мариялукас собирается учиться на фотографа, «такого, который ездит в самые глухие уголки, снимает людей и зверей и меняет жизнь к лучшему». Для начала она тренируется на «Полароиде» и строит фантастические планы. Например, о переезде во Французскую Полинезию или еще на какой-нибудь совсем дальний, не требующий карантинов и масок остров.

На Мариякарле: кружевное платье, Ermanno Scervino, cандалии из тек­стиля, Chloé; цепочка из розового золота и подвеска из белого, желтого и розового золота Trinity, все Cartier

«Мы всей семьей только и делаем, что придумываем прожекты. Возможно, поэтому в Италии нам тесновато, особенно учитывая общепринятое лицемерие. Здесь мне кажется, что мы слишком непохожие. Но стоит удрать, как становится ясно, что мы до мозга костей итальянцы. Когда родители приезжали ко мне на Манхэттен, они готовили лазанью впрок, я ее потом замораживала и угощала друзей. Очевидцы думали, что вот-вот друг друга поубиваем, а речь шла всего лишь про соль».

На Мариилукас: купальник из поли­эстера, CoccoleBimbi

Как спустя 25 лет модельной карьеры не терять к работе интереса? «Главное, чтобы история была про меня и вокруг меня, как недавняя капсульная коллекция для спортивной марки K-Way. Там я была и автором, и продюсером, и фотографом. Люблю, когда приключения под контролем». Или, оказывается, можно маму подключать. «На вашей съемке в Gucci она королева!»

На Мариякарле: хлопковое боди, пиджак с отделкой из пластика, металлические колье с искусственным жемчугом и крис­таллами, все Saint Laurent by Anthony Vaccarello; шуба из экомеха, Alabama Muse

Как ни крути, семья — залог успеха Мариякарлы: «Они дали мне возможность прожить столько жизней, окунуться в такое количество культур, научиться принимать себя — всегда одинаково — и выражать себя — всегда по-разному. Быть любопытной и независимой. Надеюсь, у дочки история получится еще интереснее». 

На Мариякарле: шерстяной жакет, Max Mara; колье из розового золота Clash de Cartier, Cartier. На Джильоле: шер­стяное пальто, Max Mara; цепочка из розового золота, подвеска из белого, желтого и розового золота Trinity, все Cartier

На ­Мариякарле: шифоновое платье с отделкой из ­перь­ев, Giambattista Valli

Фото: Camilla Åkrans. Стиль: Simonetta Vian. Прическа: Franco Gobbi/Streeters. Макияж: Fredrik Stambro/Lundlund. Маникюр: Silvia Magliocco. Модели: Mariacarla Boscono/Women, Mariacarla’s daughter Marialucas, Mariacarla’s mother Gigliola. Сет-дизайнер: Victoria Salomoni/The Magnet. Ассистенты фотографа: Robin Berglund, Matthieu Laurent Espinoza, Niccolò Berretta. Ассистент сет-дизайнера: Alice Ariano. Ассистенты стилиста: Cecilia Broschi, Benedetta Baruffi. Продюсеры: Emanuele Mascioni, Lavinia Montefoschi, Lapo Gioacchini/MAI Productions.