© Виржини Виар на показе Chanel Haute Couture 2019

Мода

Виржини Виар о будущем: «Рука об руку искренность и реалистичность поведут меня вперед»

Публикуем сокращенную версию беседы креативного директора Chanel с Хэмишем Боулзом для Vogue US

Последние несколько дней я много размышляла. Как и все, ударилась в воспоминания — особенно в воспоминания о людях, которых уже нет с нами. Я думала о Карле даже больше обычного (хотя мысли о нем со мной каждый день), думала, что бы он делал и говорил сейчас.

Наблюдая за кризисом системы здравоохранения и критической ситуацией в больницах, я не могла не думать о своем отце — о том, что бы делал и говорил он. Возможно, вы знаете, что мои родители были врачами. Отец всегда подбадривал меня, всегда сопереживал своим пациентам, всегда улыбался, с какими бы трудностями ни сталкивался на работе. Все мое детство связано с воспоминаниями о том, как родственники пациентов каждый день звонили нам домой, чтобы узнать, как прошла операция, и родители находили время поговорить с каждым. Когда я была маленькой, мы с братьями и сестрами каждое воскресенье одевались медсестрами и врачами и шли с отцом в больницу, чтобы пообщаться с пациентами, подбодрить их. То были особенные моменты моего детства. Думаю, моя любовь к медикам зародилась именно тогда — профессии врача и медсестры всегда были моими любимыми.

Отец Виржини Виар и сотрудники больницы, в которой он работал

Я выбрала именно эту фотографию, потому что мне нравится смотреть на отца в окружении множества юных улыбающихся лиц. А еще здесь он напоминает мне французского актера Мишеля Пикколи в фильме «Мелочи жизни» Клода Соте. Я вообще разобрала множество снимков из прошлого. Например, наткнулась на фотографии Карла с моделями и друзьями на вечеринках в начале 2000-х — они тоже дарят теплые эмоции.

Сейчас я дома со своей семьей. В безопасности. На время карантина мы перебрались за город. Мне не хватает работы, особенно моей студии — это то, что я больше всего люблю в мире Chanel. Хожу туда более 30 лет. Раньше в этой студии работали и Карл, и Габриэль Шанель, так что она никогда не была для меня просто «рабочим местом». До начала пандемии я успела поразмыслить над темами круизной коллекции. Отчетливо представляю все детали, и мы с командой на одной волне. Постоянно общаемся, продолжаем обмениваться идеями, обсуждать проекты, и, конечно, я всегда интересуюсь, все ли у всех в порядке. У нас сложились прочные отношения, все отлично друг друга понимают, так как давно трудятся вместе. Не сомневаюсь — мы найдем новые способы работы, подстроимся к развитию ситуации. Лично я стараюсь просто жить день за днем, готова адаптироваться и менять свои привычки и сложившийся распорядок.

Мой подход к работе всегда был очень простым и прагматичным, но сейчас я больше, чем когда-либо, ощущаю, что в будущее меня рука об руку поведут искренность и реалистичность. Сосредоточусь на самом главном, и, хотя знаю, что все изменится, я уверена, все будет хорошо. Меня вдохновляет ответственное поведение столь многих людей и благородство тех, кто, рискуя собственной жизнью, помогает другим. Когда я вспоминаю родителей, когда вижу, как работают сейчас больницы, я смотрю в будущее с надеждой. Меня в целом вдохновляет жизнь. Пожалуй, сейчас, когда я живу за городом, в мою голову приходят такие идеи, которые бы ни за что не родились во время обычной жизни и работы в Париже.

Chanel весна-лето 2020

© OLIVIER.SAILLANT

Hamish Bowles/Vogue.us

Читайте также