Image may contain: Furniture, Couch, Skin, Human, and Person

© Слик Вудс с сыном Сафиром Боссом. Фото: Tyler Mitchell 

Мода

Vogue Hope: модель Слик Вудс о «черном самосознании»

В рамках инициативы Vogue Hope модель и актриса поделилась мыслями о том, как существующие системы не позволяют темнокожим людям подняться по социальной лестнице, и рассказала, каким видит будущее своего сына

«Интересно наблюдать, как мир наконец-то познал реальность, в которой я и многие другие люди живут долгие годы. Внезапно темнокожее самосознание стало «трендом». Темнокожее материнство и отцовство. Темнокожее детство. Темнокожее взросление. Темнокожий образ жизни. И тем не менее общество по-прежнему мало говорит о том, как по-настоящему помочь афроамериканским комьюнити, которые являют собой суть темнокожего самосознания в Америке.

Многие думают, что я из Лос-Анджелеса, но на деле я родилась в Миннеаполисе, штат Миннесота. Cистемный расизм всегда был неотъемлемой частью жизни черного населения городов-побратимов — Миннеаполиса и Сент-Пола, крупнейших мегаполисов штата. Например, свидетельства о праве собственности до сих способствуют расовой сегрегации. Проект Mapping Prejudice при Университете Миннесоты доказал, что в Миннесоте и Сент-Поле действуют законы, которые удерживают количество собственников недвижимости среди темнокожих на самом низком уровне в стране.

Предыдущий абзац посвящен всем, кто сомневается в существовании преград, не позволяющих афроамериканцам преодолеть низкий социальный порог. Я всегда акцентировала внимание на своем цвете кожи, из-за чего многие представители модной индустрии считают меня «слишком эксцентричной». Стоит напомнить, что эта сфера стабильно страдала от недостатка расового разнообразия, пока на авансцену не вышло целое поколение темнокожих моделей, включая меня.

Люди не понимают, что мне и другим темнокожим девушкам всегда приходилось следить за своей «чернотой». Некоторые из нас выросли в городах вроде Миннеаполиса, где такой цвет кожи — почти приговор. Мало кого волнует, что мы продолжаем страдать от посттравматических стрессовых расстройств, даже сумев вскарабкаться по социальной и экономической лестнице. Многим плевать, что из-за общественных систем темнокожее население чувствует себя разобщенным. Не думаю, что эти люди понимают, как трудно пытаться выжить в мире, который даже не старается тебя понять, и никогда не сможет этого сделать из-за особенностей социальных структур.

Я прошла через все этапы афроамериканской жизни: детство, взросление, материнство. И могу смело сказать: то обстоятельство, что я родилась с высоким уровнем меланина в организме, подарило мне свободу, но, с другой стороны, отняло столько сил. Надеюсь, моему сыну не доведется испытать и половину того, что пережила я. К счастью, мы с его отцом сейчас находимся в том положении, когда имеем возможность подарить ему детство и юность, о которых сами могли лишь мечтать. Молюсь, чтобы существующие системы рухнули к тому моменту, когда сын начнет осознавать свое происхождение, и чтобы он испытывал гордость за то, кто он есть.

Говоря, как пришла к такому уровню самосознания, признаюсь честно: я никогда не мечтала о славе, но благодарна, что у меня есть платформа, которая помогает мне поддерживать не только свои комьюнити, но и другие меньшинства, лишенные многих возможностей в сравнении с остальными. Ради моего сына, Сафира Боссо, его поколения и тех, кто придет после них.

С любовью,

Слик Вудс»

Читайте также

Lifestyle

Гороскоп Vogue: октябрь 2020