Image may contain: Furniture, Shelf, Chair, Shop, Stand, Tabletop, and Table

Дизайн

Джонатан Сондерс теперь выпускает мебель

Первую коллекцию дизайнер представил на ярмарке Frieze в Лос-Анджелесе

«Быть может, это начало новой главы, — пишет редактор американского Vogue Лэрд Боррелли-Перссон. — Однако, я следила за многими творческими людьми, возвращавшимися к тому, что у них получается лучше всего — или, в случае с Джонатаном Сондерсом, к своей первой любви». Выпускник Школы искусств Глазго и Central Saint Martins представил свою дебютную коллекцию в 2003-м и прославился как своей чуткостью к цвету, так и дизайном тканей. Теперь Джонатан запускает линейку высокохудожественной мебели Saunders, которая возвращает к самым истокам его творческой жизни.

«Я всегда создавал объекты вроде бы не слишком функциональные, но работал с материалами и цветами, — рассказывает Сондерс Vogue. —  С раннего возраста я хотел освоить целый список умений, и первым было создание мебели — занялся этим еще до того, как пошел в арт-школу». В школе же Сондерс отошел от продуктового дизайна и увлекся текстильным. Как говорит сам Джонатан, ему всегда нравилось взаимодействие людей с тем, что он придумывает, так что работа в сфере моды стала вполне естественным шагом дальше. Цвет и узоры всегда были характерны для дизайнера, но, по его же словам, окружающих привлекают не только они. Здесь и простота, и графичная природа вещей, что особенно важно для тех, кто ценит минимализм форм.

Сондерс говорит, что Баухаус — краеугольный камень для него. Джонатан увлечен и эстетикой, и мультидисциплинарной философией теперь уже столетнего немецкого движения. Если копнуть глубже, дизайнер называет имя Чарльза Ренни Макинтоша, шотландского архитектора, построившего Школу искусств Глазго. Редактору Vogue заметен и намек на «Мемфис» — как в некоторой игривости форм выпущенной Сондерсом мебели, так и в ее палитре.

Дерево, металлические трубки и смола — главные материалы для Сондерса, и работу его выделяет среди других особенное использование цвета. «Мне кажется чудесным то, какие эмоции он пробуждает, особенно если применяется не поодиночке, — отмечает дизайнер. — Простота формы дает цвету слово». Отвечая на вопрос, анализировал ли он когда-нибудь свое увлечение цветом, Джонатан говорит следующее: «Думаю, притягивает все то, против чего ты восстаешь; быть может, все дело в моем детстве, проведенном в тоскливом Глазго». Говорят, домой возврата нет, но Сондерсу это в некоторой степени удалось — что хорошие новости для всех. Мебель, в отличие от эфемерной моды, с нами навсегда.

Laird Borrelli-Persson, Vogue.com

1/10
Native Share

Табурет, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

2/10
Native Share

Стол, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

3/10
Native Share

Кресло, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

4/10
Native Share

Кресло, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

5/10
Native Share

Скамья в технике маркетри, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

6/10
Native Share

Скамья в технике маркетри, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

7/10
Native Share

Стеллаж в технике маркетри, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

8/10
Native Share

Табурет в технике маркетри, Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

9/10
Native Share

Текстиль Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

10/10
Native Share

Текстиль Saunders

© Photo: Image Group / Courtesy of Saunders

Читайте также

Мода

Камерунский дизайнер Иман Айисси о своем дебюте на Неделе высокой моды

Радости жизни

Новая коллекция посуды Hermès посвящена силе флоры

Edition