Как создавались свадебное платье из зеркальных осколков и корона из битых бутылок авторства Джона Гальяно для невесты...

Как создавались свадебное платье из зеркальных осколков и корона из битых бутылок авторства Джона Гальяно для невесты Айви Гетти

«В том, что Джону удастся воплотить свадебное платье моей мечты в реальность, сомнений быть не могло»

Но вернемся к платью. Первая официальная встреча Айви и Джона состоялась в Zoom, они довольно быстро поладили, несмотря на то что в реальной жизни на тот момент еще не виделись ни разу. «Мы просто тут же поняли друг друга, — говорит Айви. — Я росла в окружении творений Джона, знала его почерк, поэтому и он сам казался мне знакомым давным-давно. А сейчас я будто бы открыла его для себя с новой стороны. Этот очень личный процесс сблизил нас. Эмоции, которые я испытала в ходе работы над платьем, никогда не померкнут, знаете, иногда мне все еще хочется себя ущипнуть».

Невеста обратилась к дизайнеру без каких бы то ни было конкретных представлений и ожиданий относительно того, как должен выглядеть финальный результат. «Я целиком и полностью доверилась Джону и его таланту, — говорит она. — Знала, что попала в надежные руки». Гальяно попросил Айви составить мудборд, поделиться идеями. Так она и поступила, накидала отсылок и образов — бабочки, звери, ореховое дерево, гитары и танцующие слоны, каждый элемент олицетворяет важнейших в ее жизни людей — но порекомендовала особенно на них не ориентироваться, пусть лучше авторское видение оживет. «Орех символизирует мою бабушку, она выросла на ореховой плантации, — говорит Айви. — А гитары на фате отсылают к отцу, он был музыкантом».

И бабушка, и отец Айви, к великому сожалению, ушли из жизни в 2020-м. «Тот факт, что два важнейших для меня человека не смогут физически присутствовать на свадьбе, было очень тяжело принять. Но благодаря фантазии Джона и силе его творческой мысли нам удалось их «воскресить», — рассказывает невеста. Так на фате появилась вышивка в виде орехов и гитар. «Мы с Джоном как-то дурачились, шутили, и он сказал, что в принципе я могу изобразить на фате все, что угодно — «хоть танцующих слонов». В ту же секунду я поняла, что и их (слонов) добавлю — в знак напоминания о самом Джоне. В итоге фата стала трибьютом людям и событиям, без которых этот день никогда бы не состоялся».

«Я старался понять, каких ощущений Айви ждет от свадьбы, — поясняет Гальяно. — Коллажи получились замечательные. Я их изучил, выделил повторяющиеся темы и помог довести их до ума. Одной из тем, например, стала телесность — снимки Мэрилин Монро».

Свадьбе предшествовало три примерки. «На первой в отеле Beverly Hills в Лос-Анджелесе я наконец увидела Джона и его команду вживую», — вспоминает Айви. Вторая примерка прошла в штаб-квартире Margiela в Париже, а финальные штрихи вносили в лондонском отеле Claridge’s, на встрече присутствовало нескольких подружек невесты.

«Моя душа будто бы покинула тело! — восклицает Айви. — Каждая примерка была сном наяву. Мне постоянно приходилось напоминать себе, что происходящее реально. Как же здорово, что мне удалось разделить столь интимный момент с тем, кем я так восхищаюсь, и с ближайшими подругами, которых знаю с самого детства. Оказаться наконец рядом с любимым дизайнером — просто фантастика. Для меня было честью узнать, что его вдохновляет, где он заказывает ткани, понаблюдать за магией его творчества. Джон — настоящий художник, способный реализовать любую идею, за каждым его творением стоит история, все продумано до мелочей. Моя бабушка всегда так им восхищалась, поэтому мне казалось, словно она тут с нами.

«На церемонии Айви точно не будет одиноко, — добавляет Гальяно. — Духовные узы не позволят. Все, по кому она так тоскует, будут там. Стоит лишь взглянуть на фату, как бабушка и папа тут же окажутся рядом. Думаю, в компании мужа и друзей она должна быть по-настоящему счастлива».