You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. УКРАШЕНИЯ
  2. Украшения

Бриллиантовые дороги: уникальный путь Bvlgari в ювелирной моде XX века

От небольшого римского магазина — к империи легендарных и узнаваемых драгоценностей

Бриллиантовые дороги: уникальный путь Bvlgari в ювелирной моде XX века

Уникальный художественный стиль Bvlgari сформировался более полувека назад

Этой осенью в музеях Московского Кремля открылась не имеющая аналогов
выставка-ретроспектива драгоценностей Bvlgari. Исторический Дом привез в Москву уникальную коллекцию выдающихся украшений, по которым сразу становится ясно,
как много ювелиры марки сделали за последние сто лет для становления высокого
ювелирного искусства.

T

XX век марка Bvlgari
встретила скромно, 
но со вкусом.

Уроженец греческого Эпира, потомственный ювелир Сотирио Булгари уже больше пяти лет держал в престижном районе Рима, на виа Кондотти магазин, который торговал антиквариатом, серебром и драгоценностями. В 1905 случился судьбоносный переезд — из дома номер 28 в дом номер 10, где сегодня находится сердце Дома, его штаб квартира и самый красивый бутик. Тогда же к делу приступили сыновья Сотирио — Константино и Джорджо. Первый отвечал за традиционное ювелирное дело, второй — много путешествовал. Его насмотренность и готовность к экспериментам стали главной движущей силой, которая определила первые успехи марки. 110 лет назад, будучи 18-летним юношей, он ознакомился с расстановкой сил на Вандомской площади и понял — как должно развиваться семейное дело.

Джорджо Булгари впервые сделал ставку на роскошь и моду и не прогадал. Уже через десять лет ювелирный магазин стал известным в Риме ателье, мастерам которого стали поступать заказы от именитой и интересной публики. Двадцатые годы Bvlgari встречают во всеоружии. Забавно, что именно тогда в истории Дома появляется первая яркая Тейлор — именно такую фамилию носила одна из легендарных «бедных богатых девочек» Америки, графиня Дороти ди Фрассо. Через 30 лет, когда к драгоценностям Bvlgari начнет присматриваться уже всем известная Тейлор (Элизабет, прославившая марку на добрые полвека вперед), Де Фрассо покинет этот мир. С шиком: в купе первого класса поезда, следующего из Лас-Вегаса в Лос-Анжелес. 

Газеты сообщат: мадам ди Фрассо путешествовала в украшениях стоимостью
250 тысяч долларов.

В пересчете на сегодня — примерно 3.5 миллиона. Но это потом. В двадцатых же именно ее связи и авторитет обеспечили Bvlgari ряд солидных заказов. Например, создание из старинного венца Бурбонов-Баттенбергов роскошной аквамариновой диадемы. И несколько дюжин массивных и узорных бриллиантовых колье в стилистике позднего ар-деко.

Платиновое
колье-тиара
 с бриллиантами, 
1930 год

Платиновая
тиара с бриллиантами и аквамаринами,

1935 год

Платиновое
колье с бриллиантами,

1935 год

В начале тридцатых Джорджо Булгари увлекся цветными камнями

Пока французы упражнялись с резными самоцветами и единичными яркими акцентами, вверенные ему ювелиры собирали на холодном бриллиантовом кружеве целые стаи кабошонов. Тогда и зародилась геммологическая база ДНК Bvlgari, ценностями которой навсегда остались яркие густые цвета, плавные линии и благородное атласное внутреннее свечение камней. К началу тревожных для всей Европы сороковых годов бриллиантовое кружево вышло из моды. Хорошим тоном стала роскошь суровая и строгая. Новая ювелирная геометрия красиво контрастировала с традиционной палитрой желтого золота. Клиентки ателье начали активно, не маскируя циферблаты, носить часы и демонстративно пользоваться другими типично мужскими аксессуарами. Например — портсигарами, которые тогда окончательно перестали маскироваться под пудренницы и кошельки, но все еще отличались богатым декором. 

Золотой портсигар с редкой монетой, 1939 год

Романтизация  эстетики мирного времени

Не без труда, как и страна вокруг, оправившись после военных лет, ювелиры Bvlgari тогда впервые начали искать вдохновение в прошлом. Подобные настроения витали в воздухе: пара мировых войн за полвека располагали к романтизации эстетики мирного времени. Вернулись кринолины и корсеты — вернулись и классические драгоценности. Например, браслеты в виде змей, реверанс викторианской эпохе. Тогда же, в пятидесятые, Джорджо Булгари в последний раз «оглянулся» на французскую ювелирную школу XIX века, запустив серию брошей Tremblant — бриллиантовых «букетов» с подвижными, подрагивающими от малейшего движения элементами. Затем патриотизм взял свое и появилось собственное прочтение цветочной темы Giardinetto — драгоценные миниатюрные «корзины» цветов, бутонами которых стали первосортные цветные камни. 

В шестидесятые на Bvlgari обрушивается мировая слава

Ставка на цветные камни и оргинальность сработала: в шестидесятые на Bvlgari обрушивается мировая слава. Ей, в обмен на безупречный сервис и великолепную экспертизу, делятся с Домом кинодивы. Элизабет Тейлор и Джина Лоллобриджида соревнуются в размере изумрудов, Анна Маньяни возвращает в моду барочный жемчуг, изредка отвлекаясь на рубины, Анита Экберг подчеркивает свою холодную красоту шелковым сиянием синих сапфиров.

Умение носить великолепные драгоценности, перестает быть характеристикой отстраненной и холодной аристократки.

Теперь это — просто признание любви к себе и к жизни. Палитра сладкой жизни — dolce vita — обогащается оттенками первосортных самоцветов, а Bvlgari на долгие тридцать лет становятся законодателями ювелирной моды во всем ее многообразии, вплоть до бижутерии. Важным источником вдохновения становится феномен поп-арт — дизайнеры марки эффектно перевели на язык декоративно-прикладного искусства подходы художников, которые решились в то время искать масштаб и величие в повседневности и популярной культуре. Это достижение минувшим летом [переродилось в очень смелой коллекции. В шестидесятые же взошла звезда линии украшений Monete (популярность к ней пришла десятилетием позже), в которой золото и цепи окружали старинные монеты высокой археологической ценности.

Наведите курсор на активную точку, 
чтобы увидеть украшение ближе

Эстетика хиппи — отличный источник вдохновения

Авторитет такого масштаба дарит художественную свободу, которой марка во всю пользуется в семидесятые. Эстетика хиппи — отличный источник вдохновения. Впервые за долгое время ведущие ювелирные дома смотрят на Восток, чтобы предложить клиенткам драгоценные интерпретации амулетов, новые узоры и оригинальные материалы.

Ключевыми драгоценностями декады для Bvlgari стали авангардные интерпретации наследных колье восточной знати.

Так появились легендарные сотуары из узорной цепи с цветной инкрустацией и кулоном, в центре которого сияет выдающийся с коллекционной точки зрения изумруд, сапфир или рубин. Параллельно марка работает над узнаваемостью готовых украшений ассортимента. Тогда же, в семидесятых «расцветают» коллекции Serpenti и Tubogas, созданные на основе инженерных находок ювелиров прошлого. С тех пор, от сезона к сезону эти вещи либо вторят актуальным трендам, либо нарочито контрастируют с ними.

Наведите курсор на активную точку, 
чтобы увидеть украшение ближе

Восьмидесятые годы в ювелирной индустрии были отмечены становлением коммерческой геммологии.

Эксперты по всему миру наконец-то договорились о единой системе оценки бесцветных и цветных бриллиантов. Усложнились параметры экспертизы, определяющие редкость и коллекционную стоимость цветных драгоценных камней. Цены на сырье — необработанные еще кристаллы самоцветов — резко выросли. Огранщики стали бороться за каждую сотую карата. Даже калиброванные камни стали выше и объемнее, что повлияло на геометрию предметов высокого ювелирного искусства. Bvlgari тогда пришлось решать непростую художественную задачу и адаптировать дизайнерские достижения прошлых лет для создания новой узнаваемой тенденции. 

Художники марки изменили объем у старинных мотивов. Особенно, если речь шла об узоре из отдельных сегментов: графичные контуры сделали плавными, а функциональные элементы — нарочито объемными. Успех не заставил себя ждать: в этой стилистике марка работала до конца ХХ века. В девяностые ювелиры Bvlgari просто щедро усыпали бриллиантами поверхности массивных золотых деталей. Самым ярким экспериментом на закате ХХ века стало обращение марки к фарфору в коллекции Chandra. Многие историки ювелирного искусства считают, что именно это дизайнерское решение повлекло за собой бум на керамику, который позже случился в ювелирно-часовой индустрии.

В целом, стоит отметить, что несмотря на яркий характер всех художественных находок Bvlgari, красота и желанность ключевых драгоценностей марки различного периода оставалась актуальной, как бы не менялась мода. Еще одна концептуальная шкала, на фоне которой особенно интересно наблюдать за развитием этого ювелирного Дома — идея женственности. Именно трансформация этого понятия стала важным моментом для кураторов уже упомянутой выставки, которая сейчас проходит в московском Кремле.

Если вы еще не успели полюбоваться на сокровища, которыми
Bvlgari ненадолго — лишь до 13 января — поделились с Москвой, постарайтесь успеть на выставку

{"width":990,"column_width":127,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
false
767
1300
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Helvetica Neue; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}
комментарии