You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Как драгоценности становятся инвестициями

Рассказывает Дарья Волкова, глава ювелирного ателье Darvol и самый успешный коммерческий геммолог в России

Как драгоценности становятся инвестициями

Дарья — известный gem-hunter, специалист по поиску редких драгоценных камней

Первое и самое важное. С какой стартовой суммой денег имеет смысл приходить на рынок инвестиционных драгоценных камней?

Сразу предупрежу: мой подход — это не стандартное «мнение крупной инвесткомпании». Мой метод учитывает феномен редкости, красоты, желанности и природного происхождения камня на всех уровнях рынка. Неважно, есть у клиента пара тысяч долларов на «аквамарин как у Меган» или сотня на «сапфир как у Кейт» — я всегда буду думать о том, чтобы эта покупка была правильной именно с точки зрения инвестиций. Есть ли понятная сумма для комфортного старта? Если говорить об одном камне для кольца, то удобно начинать с пяти тысяч долларов. Можно и меньше, если вы — постоянный клиент Darvol и опытный коллекционер.

Кольцо из золота с изумрудом 10,7 ct и бриллиантами
Кольцо из золота с изумрудом 10,7 ct и бриллиантами

Как ты считаешь, есть ли какая-то инвестиционная «иерархия» драгоценных камней, подтвержденная продажами? Или для каждого камня существует своя динамика?

Как и у любого инвестиционного инструмента — все зависит от ваших целей и задач. Очень привлекательно выглядят за счет своей стабильности бесцветные бриллианты. По цветным камням (включая бриллианты фантазийных оттенков) наблюдается более динамичная ситуация, пики роста. Тут и маркетинг сказывается, и периоды добычи камней, реальные истощения тех или иных месторождений или только слухи о них. Хочется стабильности? Кладем в банковскую ячейку группу бесцветных бриллиантов с определенными параметрами, которые учитывают интересы будущего покупателя и дальнейший путь камней на рынке. Стоит задача не просто сохранить, а приумножить, пусть даже в краткосрочном моменте? Тут я бы делала ставку на цветные камни. Причем при одном бюджете мы будем рассматривать изумруды, танзаниты или коллекционные разновидности турмалина, при другом — подойдём к розовым и голубым бриллиантам. Вот и вся иерархия. «Цветники» — это про рост в правильный момент после покупки по правильной цене, а бесцветные бриллианты — это про стабильность.

Кольцо из белого золота с турмалином параиба 2,27 ct и бриллиантами
Кольцо из белого золота с турмалином параиба 2,27 ct и бриллиантами

А что входит в твоей практике в понятие инвестиционного «цветника»?

Инвестиционный цветной камень — красивый, максимально природный, драгоценный, редкий, коллекционный и желанный. За этими словами — множество факторов. По федеральному законодательству драгоценными считаются природные алмазы, рубины, изумруды, сапфиры, александриты и жемчуг. Это довольно устаревшее определение, которое не учитывает сегодняшнего состояния рынка. Например, великолепные австралийские опалы. Их стоимость иногда начинается от пяти тысяч долларов за карат даже для камней площадью менее сантиметра, но в упомянутой системе они — не драгоценности.

Специализация Darvol — редкие камни. После того как желанный самоцвет найден, он чаще всего отправляется не в банковскую ячейку, а в руки к опытному ювелиру. На фото: изумруд, рубеллит, сапфир и желтый бриллиант
Специализация Darvol — редкие камни. После того как желанный самоцвет найден, он чаще всего отправляется не в банковскую ячейку, а в руки к опытному ювелиру. На фото: изумруд, рубеллит, сапфир и желтый бриллиант

Однако именно эта формулировка лежит в основе иерархии желанности камней у обывателя, правда?

Когда мы только начинаем работать — да. Еще обыватель смотрит на красоту. Инвестиционные камни в 99% случаев однозначно хороши собой, ведь «высокими» и дорогими те или иные показатели цвета и чистоты камня считаются за счет привлекательности внешнего вида, который обеспечивают. Для коллекционной ценности важно месторождение: синий сапфир с волшебным шелковым оттенком будет дороже, если найден в Кашмире, а не на Мадагаскаре. Это про редкость! Фактически разница будет видна в микроскоп или при спектральном анализе химии кристалла, но именно в ней «прячутся» дополнительные деньги. Когда-то человечество договорилось о денежной системе, да? Вот есть и договоренности про ценность и редкость драгоценных камней. Кстати, в бриллиантах месторождение не играет роли за некоторыми исключениями. Например, хорошо показывают себя «австралийцы» из Аргайла в пурпурно-розовой палитре. Во-первых, там действительно красивые насыщенные цвета, во-вторых — среди экспертов на очень высоком уровне обсуждается потенциальное истощение месторождения. Сегодня именно австралийские розовые бриллианты — моя первая рекомендация инвесторам с большими бюджетами. Если хочется купить что-то более понятное и популярное, я советую делать ставку на самые яркие желтые бриллианты Fancy Vivid Yellow.

Желтый бриллиант оттенка Fancy Vivid Yellow в огранке «кушон» более четырех каратов весом — большая редкость, надежная инвестиция и очень эффектный кандидат в помолвочное кольцо
Желтый бриллиант оттенка Fancy Vivid Yellow в огранке «кушон» более четырех каратов весом — большая редкость, надежная инвестиция и очень эффектный кандидат в помолвочное кольцо

Облагороженным камням инвесторы сегодня говорят однозначное нет или смотрят на нюансы?

Облагороженные бриллианты инвестиционными не бывают, особенно цветные. С остальным рынком все сложнее и интереснее. Рубины и сапфиры в регионах их добычи облагораживаются нагреванием не одну сотню лет, их желанность и ценность до восьмидесятых формировалась почти без оглядки на этот факт. Однако в основе инвестиционного подхода лежит не классическая геммология, а коммерческая. Облагороженный камень, даже дорогой, будет с годами терять в цене, просто потому, что необлагороженные экземпляры будут естественным образом уверенно расти.

Такой редкий неоново-голубой оттенок турмалина называют «параиба» — в честь штата в Бразилии, где впервые была обнаружена эта разновидность самоцвета.
Такой редкий неоново-голубой оттенок турмалина называют «параиба» — в честь штата в Бразилии, где впервые была обнаружена эта разновидность самоцвета.

Важно ли, у кого куплен камень, или значение имеют только его характеристики?

Безусловно, ключевую роль играют характеристики, которые указаны в сертификате. Они должны быть истинными, а сертификат — подлинным. С точки зрения как инвестора, так и коллекционера, важнейшую роль играет месторождение камня: рубины оттенка «голубиная кровь» из Бирмы и Таджикистана стоят по-разному. А дальше уже совершенно не важно — нашла я камень в Индии в крошечном офисе посреди очаровательно или пугающе грязного города, или в Нью-Йорке на 47-ой улице.

Есть ли не самые очевидные для обывателя камни, которые высоко ценят знатоки и профессионалы?

Да. Есть прекрасные камни, прелесть которых еще не успели объяснить маркетологи крупных ювелирных марок. Есть просто пробелы в коллективном знании, вызванные рядом исторических причин. Вот большинство россиян считают, что сапфир — это камень синего цвета. На самом деле сапфир может иметь любой оттенок. Один из самых редких и самых ценных — «падпараджа», союз розового и оранжевого. Я месяцами ищу крупные камни этого типа. Очень советую ярко-розовые сапфиры оттенка Vivid Pink весом от трех каратов. Впрочем, популярность камня влияет на желанность: все-таки к цветным сапфирам люди приходят, уже насладившись обладанием классическим синим.

Полностью природный в своей красоте синий сапфир весом более 30 каратов — настоящее сокровище
Полностью природный в своей красоте синий сапфир весом более 30 каратов — настоящее сокровище

Правда ли, что если камень для вас в первую очередь инвестиция, то его не надо оправлять, чтобы не было потерь в стоимости?

Потерять в стоимости камень может в только в том случае, если вы его оправили в кольцо, а потом нечаянно разбили, уронив, например. Это главный риск украшения с камнем – возможность его механического повреждения. Если мы исключаем человеческий фактор, то рисков нет. Да и если бы ношение камней инвестиционного уровня заметно угрожало бы их ценности, не было бы оправ у бриллиантов-рекордсменов, которые выставляют Sotheby’s и Christie’s. Не было бы примерок для клиентов и прессы. Страховые компании, специализирующиеся на драгоценностях, регулярно бы громко разорялись. Оправа — не зло, сегодня важно носить драгоценности, жить с ними. Покупая драгоценный камень, мы вкладываем не только деньги, но и эмоции. Может показаться, что это понятие неприменимо к инвестициям, но очень часто крупные камни покупают в ознаменование важных событий в жизни. Когда дарят кольцо на свадьбу, серьги — «на роды» и так далее. Вот и получается, что ты в драгоценностях сохраняешь не только финансы, но опыт, который не повторится. Смотришь потом на камень — и вспоминаешь не цифры, а эмоции.

В этих серьгах использована пара крупных танзанитов фантазийной огранки, которая дает необычную игру света. Общий вес самоцветов — 34 карата — впечатлит даже опытного коллекционера
В этих серьгах использована пара крупных танзанитов фантазийной огранки, которая дает необычную игру света. Общий вес самоцветов — 34 карата — впечатлит даже опытного коллекционера
Предмет особой гордости Дарьи Волковой — роскошное колье с бесцветными и желтыми бриллиантами. Для марки, основанной только пять лет назад, изготовление подобных драгоценностей — очень серьезный аргумент в пользу большого и блестящего будущего
Предмет особой гордости Дарьи Волковой — роскошное колье с бесцветными и желтыми бриллиантами. Для марки, основанной только пять лет назад, изготовление подобных драгоценностей — очень серьезный аргумент в пользу большого и блестящего будущего
комментарии