You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Почему ювелирный Дом поддержал премьеру балета «Анна Каренина» в Большом театре

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Великая княгиня Мария Павловна в колье Cartier

23 марта в Большом театре состоится премьера балета «Анна Каренина» на музыку Петра Чайковского и Альфреда Шнитке. За хореографию отвечает Джон Ноймайер. И не только. Он же создал костюмы и декорации и выступил художником по свету. Премьеру поддерживает Cartier. Такая благотворительность — красивое проявление ностальгии. Основатели этого ювелирно-часового Дома имели немало возможностей лично оценить нравы и быт дворянской среды Петербурга и Москвы, внутри которой разворачивается сюжет первоисточника Толстого. Французский ювелирный Дом и его русские клиенты оказали друг на друга историческое влияние: Пьер и Луи Картье не раз посещали Российскую империю, были очарованы ее культурой. Они с одинаковым интересом принимали и тайны камнерезных мастерских, и увлечения клиентов, одним из которых был русский балет.
из
Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Колье, изготовленное по заказу великой княгини Марии Павловны в 1900 году

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Диадема-кокошник для великой княгини Марии Павловны, 1909

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Диадема для Ирины Юсуповой, 1911


В 1909 году в парижском театре «Шатле» гремели «Русские сезоны» — великое шоу Сергея Дягилева, прославившее в Европе легендарных Вацлава Нижинского и Тамару Карсавину. Любоваться на балет пошли уже опытный ценитель жанра Луи Картье и его друг и подчиненный, дизайнер  Шарль Жако. Они были поражены смелостью постановщиков и костюмеров в сочетании цветов. Вдохновения хватило на доброе десятилетие. Поэтому даже в бриллиантовую пору belle époque в мастерских Cartiеr то и дело рождались экзотические в своей яркости украшения.

из
Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Пудреница с гербом Российской империи

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Портсигар с отделениями для спичек

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия

Настольные часы в гильошированной эмали


Эмали — витражные и гильошированные — именно в начале XX века обретают у Cartier оттенки уральских самоцветов. Знакомство с ремеслом работавших под руководством Карла Фаберже камнерезов тоже сказалось на торжественных настроениях Дома. И презабавным образом. Пафос золотых будильников и бриллиантовых канцелярских ножей в ателье на Ру-де-ля-Пэ несколько потускнел, когда мастера стали делать очаровательных животных из хрусталя, оникса и другого поделочного камня. 

Кстати, первые упоминания о связи Cartier с Россией относятся к 1860 году. Вот уж действительно — роман прошел проверку временем.

Роман длиною в жизнь: Cartier и Россия
Статуэтка из уральского дымчатого кварца, созданная в 1905–1912 годах под впечатлением от работ Фаберже

комментарии / 0

оставить комментарий