You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

«Талант надо шлифовать, как драгоценный камень»: оперные певцы о работе и украшениях

Солисты Большого театра Венера Гимадиева и Андрей Жилиховский примерили изделия Damiani и рассказали Vogue, что общего между ювелирным и оперным искусством

«Талант надо шлифовать, как драгоценный камень»: оперные певцы о работе и украшениях

На Андрее: запонки Blasoni; кольцо Damianissima, все Damiani; смокинг 2112, NOB; рубашка, Eton; брюки, Brooks Brothers; бабочка, Van Laack. На Венере: колье Special Classic; часы Mimosa; кольца и крестик Belle Epoque; серьги Emozioni, все Damiani; пиджак и рубашка, Vassa & Co.; брюки, Ermanno Scervino; бабочка, Van Laack

Солистов Большого театра Венеру Гимадиеву и Андрея Жилиховского, обладателей потрясающих сопрано и баритона, не просто так называют звездами мирового уровня: они выступают на лучших сценах мира и блестяще справляются с самыми сложными ариями. Вена, Берлин, Мадрид, Мюнхен, Цюрих, Амстердам, Вашингтон, Нью-Йорк — у Венеры и Андрея выступления расписаны вплоть до 2020 года. Блестящий успех обоим не вскружил голову: оперные певцы преданы делу и свою миссию видят в постоянном развитии мастерства, а не наслаждении достижениями. Наслаждаются они своим искусством и теми эмоциями, которые передают зрителям. Vogue расспросил солистов Большого о вдохновении Италией, подлинном искусстве и красоте, которая рождается в свободе.

Венера Гимадиева

Кольцо и серьги Emozioni c аквамарином; кольца и крестик Belle Epoque; колье Special Classic, все Damiani; комбинезон, Vassa & Co.

Кольцо и серьги Emozioni c аквамарином; кольца и крестик Belle Epoque; колье Special Classic, все Damiani; комбинезон, Vassa & Co.

Об Италии

Я не удивлена, что итальянская опера и итальянские ювелирные украшения Damiani известны во всем мире. Италия вообще настолько яркая страна, что в ней можно черпать вдохновение бесконечно. Не зря столько художников, архитекторов, писателей обращались к итальянской культуре, природе и эстетике. Солнечная, приветливая, подталкивающая людей на творчество — на мой взгляд, это одна из самых прекрасных стран.

Об украшениях

В украшениях я стараюсь соблюдать умеренность, не люблю ощущение, будто весь «праздник» на мне. В повседневной жизни ограничиваюсь одной минималистичной подвеской Damiani, ношу ее с удовольствием.

Серьги Emozioni; кольцо и колье с жемчугом Fiori d’ Arancio; кольца Belle Epoque, все Damiani; пиджак 2112, NOB; блуза Odor, NOB; брюки, Ermanno Scervino; туфли, Dior

Серьги Emozioni; кольцо и колье с жемчугом Fiori d’ Arancio; кольца Belle Epoque, все Damiani; пиджак 2112, NOB; блуза Odor, NOB; брюки, Ermanno Scervino; туфли, Dior

О важности традиций

Любовь к традициям и следование им — вот что еще объединяет оперное искусство и украшения Damiani. Но в моем случае такой семейной традиции, как в Damiani, где отец передает дело жизни детям, не было. Мои родители не были связаны с музыкой, хотя мама очень поддерживала меня, когда я определилась с профессией. А бабушка с дедушкой были очень чувствительными к искусству людьми: часто дедушка играл на гармошке, а бабушка подпевала ему. Они мечтали, чтобы в семье кто-то умел петь.

«Самая приятная похвала для меня, когда говорят: «Вы поете так, будто вам это ничего не стоит»

О создании шедевров

Сложно сказать, что именно делает искусство искусством. Однозначно, когда человек создает что-то в любви, с любовью к тому, что он делает, к родным или людям, для которых он старается, будь это постановка в театре или браслет потрясающей красоты — это всегда чувствуется. С другой стороны, многие шедевры были созданы гениями, которые делали это ради того, чтобы элементарно выжить, вряд ли они испытывали любовь к миру в этот момент. Мне кажется, дело в какой-то искре гениальности. Не так важно, создает человек что-то, потому что ему невыносимо плохо или очень хорошо, важно, что он делает это искренне. Не ради того, чтобы о нем говорили, а потому, что он так чувствует.

Кольца Animalia и Belle Epoque, все Damiani; рубашка, Van Laack; брюки, Ermanno Scervino; смокинг, Dior; бабочка, Van Laack

Кольца Animalia и Belle Epoque, все Damiani; рубашка, Van Laack; брюки, Ermanno Scervino; смокинг, Dior; бабочка, Van Laack

О труде, скрытом от зрителей

Оперное пение — это не естественное пение, голос для него нужно ставить. Но при этом на сцене это само выглядит легко и просто. Не скажу, что у нас есть такая установка — петь так, чтобы никто не видел наши усилия, но во время обучения нам действительно говорили: «Не делайте брови домиком, ваши страдания зрителям не нужны». Мне не обидно, что люди не видят всего труда. Наоборот, самая приятная похвала для меня, когда говорят: «Вы поете так, будто вам это ничего не стоит».

На Венере слева: колье и серьги Emozioni с морганитом, все Damiani; жакет, Vassa & Co. На Венере справа: серьги Spicchi di Luna; браслет Fiori d’Arancio; кольца Belle Epoque, все Damiani; смокинг, Sashà; рубашка, Zara

На Венере слева: колье и серьги Emozioni с морганитом, все Damiani; жакет, Vassa & Co. На Венере справа: серьги Spicchi di Luna; браслет Fiori d’Arancio; кольца Belle Epoque, все Damiani; смокинг, Sashà; рубашка, Zara

О ролях — любимых и не очень

Я не делю своих героинь на добрых и злых, скорее, на простых и особенных. Честно говоря, самое сложное — играть таких героинь, как Джильда из «Риголетто» Джузеппе Верди. На мой взгляд, это рафинированная девочка, жертва, а мне нравтся более «ломкие» образы — героини, которые бывают и жесткими, и мягкими, увлекают зрителей такими контрастами. Можно играть одну роль, но с разными режиссерами она будет эволюционировать, обрастать новыми деталями — наверное, как бриллиант, который в руках разных мастеров открывает новые грани своей красоты.

Андрей Жилиховский

Кольцо Metropolitan; запонки D.Side, все Damiani; пиджак, Brooks Brothers; рубашка, Eton; бабочка, Van Laack

Кольцо Metropolitan; запонки D.Side, все Damiani; пиджак, Brooks Brothers; рубашка, Eton; бабочка, Van Laack

О красоте и хаосе

Я не могу знать, почему Италия стала такой «колыбелью искусств» и источников вдохновения и для музкантов, композиторов, певцов, и для ювелиров, как Damiani. Но я только что сам вернулся из Рима и осознал, что в очередной раз влюбился в Италию. Это пример того, как в хаосе рождается гениальность. Ведь в своем поведении итальянцы немного импульсивны, и самыми пунктуальными и дисциплинированными их не назвать. Мне кажется, в этом и рождается красота. Красоте нужна свобода, а не постоянная жесткая дисциплина.

О таланте

Думаю, что каждому бриллианту, каким бы потрясающим он ни был, нужна правильная огранка. В оперном искусстве все похоже. Действительно, бывают «самородки», потрясающие певцы, которым природой дан удивительный талант — они чаще всего и становятся теми гениями, о которых знает весь мир. Есть 2–3% певцов, у которых откровенно некрасивый голос, никаких данных, но они работали в триста раз усерднее остальных, и поэтому добились успеха. Но в целом тембр, «цвет» голоса, его красота — это либо есть, либо нет. Если есть — ты должен работать, должен шлифовать свой талант, как драгоценный камень. Зарыть его в землю и всю жизнь заниматься не тем — самое страшное, что можно сделать.

Крестик Belle Epoque; запонки Damiani Blasoni; кольцо Damianissima, все Damiani; рубашка, Isaia; брюки, Brooks Brothers

Крестик Belle Epoque; запонки Damiani Blasoni; кольцо Damianissima, все Damiani; рубашка, Isaia; брюки, Brooks Brothers

О высоком искусстве

Наше искусство очень чистое и красивое, думаю, его можно называть «высоким», как и ювелирное. И к огромному сожалению, оно все же не для всех. Мне бы очень хотелось, чтобы большее количество людей любили и чувствовали искусство, но для этого нужна некоторая подготовка. Я сам не могу сказать, что понимал и любил оперу с детства, а сейчас это — моя жизнь. Конечно, неподготовленный человек может оценить красоту ювелирного украшения или оперного пения, но по-своему. Про спектакль он скажет: «Слишком громко» или «Неплохо» или даже «Вау», и в этой непосредственности есть своя прелесть. Но для меня это все равно, что прийти в лучший ресторан города и заказать простой бутерброд с сыром. К особенному опыту нужно готовиться, как к торжественному походу в ресторан с женой — вы ведь выберете хорошее место, красиво оденетесь. Можно и с улицы забежать в закусочную и съесть по бутерброду, но это совсем не то. Хотя кому-то это ближе. Красота же по-разному проявляет себя, каждый чувствует ее по-своему, а не обязательно так, как надо или так, как мы хотим.

«Надо шлифовать свой талант, как драгоценный камень. Зарыть его в землю и всю жизнь заниматься не тем — самое страшное, что можно сделать»
Кольцо и браслет Metropolitan; кольцо Damianissima; запонки D.Side, все Damiani; пиджак и брюки, Brooks Brothers; рубашка, Eton

Кольцо и браслет Metropolitan; кольцо Damianissima; запонки D.Side, все Damiani; пиджак и брюки, Brooks Brothers; рубашка, Eton

О сложных ролях

Я люблю репетиции и сам процесс подготовки к премьере. Если мы работаем над международным проектом, то на него уходит месяца полтора — и это мое любимое время. Мне нравится разучивать что-то новое и сложное, только при этих условиях происходит рост. Играть постоянно одно и то же — означает стоять на месте, то есть деградировать. У меня есть сложнейшие арии, но я уверен, что петь надо так легко, чтобы люди влюбились в персонаж. Я всегда переживаю во время выступления, получается ли у меня донести мысли и задумку режиссера до публики, при этом люди не должны понять, какой за этим стоит труд. А для этого надо жить профессией и обязательно вдохновляться. Мое вдохновение — это семья.

Браслет Metropolitan; запонки Metropolitan Dream; крестик Belle Epoque, все Damiani; рубашка, Isaia

Браслет Metropolitan; запонки Metropolitan Dream; крестик Belle Epoque, все Damiani; рубашка, Isaia

Об украшениях

Украшения Damiani я очень люблю, и не только из-за их внешней красоты. Да, эти ювелирные изделия действительно особенные, всегда сделаны со вкусом, выглядят элегантно и никогда — чересчур. Я с радостью подарил одно жене. Но мне глубоко импонирует политика этого ювелирного Дома. Мне всегда нравились личности, люди, которые что-то делают в жизни — неважно, в искусстве или бизнесе. Мне кажется, основатель Дома Энрико Дамиани был именно таким, и вместе с бизнесом передал своим детям такой подход и любовь к серьезной, кропотливой ручной работе, основательный подход к делу. Эта преемственность Damiani мне тоже очень нравится: они ценят семью и правильно расставляют приоритеты.

На Андрее: браслеты и кольцо Metropolitan, все Damiani; рубашка 2112, NOB; брюки, Brooks Brothers. На Венере: серьги Spicchi di Luna; колье Special Classic; крестик Belle Epoque, все Damiani; жакет, Vassa & Co.; юбка, Ermanno Scervino

На Андрее: браслеты и кольцо Metropolitan, все Damiani; рубашка 2112, NOB; брюки, Brooks Brothers. На Венере: серьги Spicchi di Luna; колье Special Classic; крестик Belle Epoque, все Damiani; жакет, Vassa & Co.; юбка, Ermanno Scervino

Любуйтесь украшениями Damiani в нашей подборке
Фотографии для материала предоставлены Damiani
Фотограф: Тимур Артамонов
Стилист: Анна Артамонова
MUAH: Максим Игнатьев
комментарии