You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. УКРАШЕНИЯ
  2. Украшения

Вне моды и времени: коллекция Bvlgari Heritage

Лючия Боскаини — директор по наследию римского ювелирного Дома — рассказала Vogue о его удивительной сокровищнице

Вне моды и времени: коллекция Bvlgari Heritage

Сокровищница требует системы и стратегии. За это отвечает Лючия Боскаини

Собственное славное прошлое — проверенный источник вдохновения для старинного ювелирного Дома. Легендарные римские ювелиры Bvlgari оказали очень серьезное влияние на ювелирное искусство ХХ века и решительно запротоколировали свои достижения, собрав настоящую сокровищницу собственных драгоценностей. Самые интересные и редкие вещи сегодня находятся в Москве.

В сентябре открыла свои двери выставка-ретроспектива «Очарование женственности. Великолепие римских драгоценностей», которая бы не состоялась без помощи уникального специалиста — Лючии Боскаини, директора по наследию Bvlgari. Мы рады, что она согласилась рассказать нам о своей удивительной работе.

T

Лючия Боскаини

директор по наследию Bvlgari

Vogue:

Как давно марка собирает архивную коллекцию драгоценностей Bvlgari Heritage?
Что из драгоценностей стало краеугольным камнем?

Лючия:

Работа по созданию архива началась еще в девяностых. Одним из ярких стимулов стала находка предметов старинного серебра работы Сотирио Булгари, основателя ювелирного Дома. Несколько вещей, датируемых концом XIX века ждали своего часа в одном из сейфов исторического бутика на виа Кондотти. Это самые старые наши экспонаты. Они и послужили отправной точкой для коллекции, в которую входят и драгоценности, и эскизы, и редкие фотографии, и документы, связанные с историей Дома. Структура коллекции и стратегия ее формирования были пересмотрены Bvlgari в 2009 году, накануне 125-летия марки. Так получилось, что к моменту присоединения к группе LVMH наша компания смогла с гордостью продемонстрировать богатство своего наследия — одно из важнейших ценностей на этом уровне.

Серебряное колье в характерном для конца XIX века историческом стиле, работа Сотирио Булгари

V:

И это богатство поражает. По долгу службы, мне пришлось выслушать десятки мнений о вашей выставке в Кремле. Как правило, они полны восторга. За таким успехом всегда стоит огромный труд. Что было самым сложным моментом в подготовке?

Конечно же отбор экспонатов! Главной темой выставки стала эволюция стиля Bvlgari в параллели с развитием феномена женственности, влиянием его на вкус клиентов и поклонников марки. Нам важно было показать не только художественную мощь ювелирного Дома, но и социальные и культурные тренды, которые влияли на роль женщины в обществе. Необходимо было учесть разделение экспозиции на два зала и обыграть его должным образом.

Вместе с Еленой Гагариной, генеральным директором музеев Московского Кремля, мы искали идеальный баланс между огромными возможностями повествования и ограниченным выставочным пространством. Эта трудность превратилась, в итоге, в преимущество: путь гостя по выставке насыщен красотой. У нас получилась уникальная в своем роде экспозиция, которая оставляет незабываемые впечатления.

Л:

V:

Как давно вы работаете на Bvlgari?
И какими еще достижениями вы особенно гордитесь?

Л:

Назначение меня куратором наследия и бренда случилось в 2014 году, на тринадцатый год работы в компании. Сегодня я отвечаю за исторические ценности марки, главным образом — за коллекцию Bvlgari Heritage, это более 800 экспонатов. До этого я занимала должности директора по маркетингу и главы отдела, который отвечал сразу и за наследие, и за мероприятия. Обе должности подразумевали совместные проекты с Паоло и Никола Булгари, и этот опыт подарил мне уникальные знания о развитии ювелирного Дома, его стиле и ключевых символах.

Особенным моментом для меня стала покупка в 2011 году платинового колье с изумрудами и бриллиантами, которое принадлежало Элизабет Тейлор, легендарного подарка от Ричарда Бартона. Ода любви на сотню каратов. Во-первых — любви Ричарда Бартона к Элизабет Тейлор, во вторых — любви Элизабет Тейлор к изумрудам.

На сегодня именно это колье — самая дорогая драгоценность в коллекции Bvlgari Heritage. 

Тогда, семь лет назад нам необходимо было выкупить сразу несколько ключевых ее украшений на торгах Christies, уложившись в заявленный бюджет. Все получилось! Сегодня у нас есть восемь драгоценностей из личной коллекции этой великой актрисы, и все они пользуются огромной популярностью, когда дело доходит до выставок, съемок и торжественных выходов на красную дорожку.

Колье Bvlgari, свадебный подарок Элизабет Тейлор

V:

Наверное, каждые торги
такого уровня — это приключение?

Л:

Да. За последнее приобретение, великолепный сотуар с резным изумрудом, созданный в семидесятых годах, на торгах в Женеве нам пришлось буквально сражаться с большим количеством коллекционеров и дилеров. Сотуар этот мы выслеживали не один год, с тех пор, как в нашем архиве оказался портрет Верушки, которая позировала в нем для Франко Рубартелли. И когда мы увидели его в каталоге Sotheby’s — сначала не поверили своему счастью. Это роскошная вещь: редчайший изумруд более 127 каратов весом, оттененный сонмом первосортных самоцветов и бриллиантов. Резной изумруд ювелиры марки добрых полвека назад поставили на массивную цепь, каждое звено которой инкрустировано самоцветами-кабошономи. Авангардно и выразительно украшение выглядит и сегодня.

Сотуар Bvlgari, изумруд 127 каратов

Верушка позирует для Франко Рубартелли. Фото: Conde Nast

V:

Что происходит с интересной для архива драгоценностью Bvlgari,
после того как она вас заинтересовала?

Л:

В первую очередь мы проверяем подлинность и авторство, не без помощи эскизов изделий, которые хранятся в архиве. Затем мы смотрим — существует ли в коллекции вакантное место именно для этого экземпляра, особенно если речь идет о культовых коллекциях Monete, Serpenti или Tubogas. Обязательно будет назначена встреча для того, чтобы мы могли убедиться в своей правоте и договориться о цене, уже изучив украшение предметно.

Все проверки проводятся группой экспертов, но только я принимаю финальное решение по их результатам.

Если необходима реставрация, в игру вступают мастера собственного ювелирного ателье Bvlgari, в распоряжении которых — достижения нескольких поколений ювелиров, скопившиеся у марки за 130 лет практики. Кроме того, моя команда оказывает содействие аукционам, когда речь идет об аутентификации драгоценностей высокого коллекционного значения. Буквально с октября у нас есть официальная сертификационная процедура, по результатам которой украшение получает документ от Дома.

V:

Дает ли ваша команда прозвища или внутренние имена каким-то известным драгоценностям?



Л:

Случается. Одно из самых узнаваемых наших исторических украшений и квинтэссенция стиля dolce vita носит прозвище «колье Киры» — его очень эффектно показала миру Кира Найтли в 2006 году во время вручения премии «Оскар». Да и название «Семь чудес», присвоенное великолепному изумрудному колье 1962 года выпуска — сначала было прозвищем.

Сотуар Bvlgari, изумруд 127 каратов

V:

Как это — держать в своих руках что-то настолько ценное
и удивительное, как колье «Семь чудес»?

Л:

Именно в такие моменты ты действительно чувствуешь особенную энергию первосортных и редких драгоценных камней. Эти сокровища отличаются удивительным шармом, который сразу же повышает настроение.

{"width":990,"column_width":127,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Helvetica Neue; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}
комментарии