070 Shake о своем дебютном альбоме и работе с Канье Уэстом

Исполнительница из Нью-Джерси успела подписать контракт с лейблом GOOD Music, поработать с лучшими представителями хип-хопа и теперь, в свои 22, выпустила очень личную пластинку под названием Modus Vivendi
070 Shake о своем дебютном альбоме Modus Vivendi и работе с Канье Уэстом
070 Shake, 2020

Несмотря на то, что 070 Shake совсем недавно, 17 января, выпустила свой дебютный сольный альбом Modus Vivendi, выглядит она абсолютно расслаблено и непринужденно. Капюшон худи надет на голову, почти закрывая ставшую визитной карточкой 070 Shake татуировку — число 070, набитое рядом с левым глазом.

22-летняя исполнительница занимается музыкой с подростковых лет, и ей уже есть чем похвастаться — взять хотя бы трек Proud (2017), за которым последовал контракт с лейблом Канье Уэста GOOD Music и мини-альбомом Glitter 2018 года. С тех пор музыкальный стиль Shake сильно изменился, и когда Modus Vivendi вышел в свет, эту эволюцию, наконец, увидят и поклонники.

070 — это название музыкального коллектива и телефонный код города Норт-Берген в Нью-Джерси, где Shake (ее настоящее имя Даниэль Бальбуэна) выросла и до сих пор живет. Прозвище Shake она получила в старшей школе, когда играла в баскетбол. Тогда Даниэль писала стихи, и это увлечение быстро переросло в создание музыки, которую она публиковала на Soundcloud. Ее вдумчивые, западающие в душу тексты, по большей части на тему подростковой депрессии, стали набирать популярность. «Я вообще когда-то существовала? Хотела ли я жить?», — спрашивает она в заглавном треке альбома Glitter. Теперь он звучит, как предвестник «Эйфории» — ода подросткам-наркоманам из маленького городка.

070 Shake, 2020

В Modus Vivendi смешиваются соул и ударные. Драматичные звуки синтезатора создают эффект кинематографичности, а сама 070 Shake исследует свой вокальный диапазон. Гипнотическая композиция Under The Moon описывает состояние эйфории, в других треках говорится о депрессии, сердечных терзаниях и незащищенности. Во время записи активно использовался автотюн — он дал ощущение отрешенности, даже апатии. Но и оптимистичных моментов у пластинки тоже хватает: композиция Guilty Conscience, например, вдохновлена треком Shaggy It Wasn't Me. Shake улыбается — говорит, работать над ней было весело.

Твой дебютный альбом вышел совсем недавно, как аудитория его приняла?

Очень позитивно. Думаю, слушатели удивлены, так как это совсем не похоже на то, что я делала раньше, — я повзрослела. Звук стал шире. У меня появилась возможность больше экспериментировать, избавиться от предрассудков во всем. Это коснулось и вокала, и сэмплов, самых разных звуков, и особенно музыкальных инструментов — мы работали с такими, которые обычно в хип-хопе не используют, вроде виолончелей и скрипок. В первом треке Come Around, например, слышна флейта. По мне, звучание стало разнообразнее.

070 Shake, 2020

Что значит Modus Vivendi?

Я читала книгу Raising the Curtain о медитации и духовности и наткнулась на эти слова, полезла в словарь, нашла там определение и подумала: «Да это же то, что нужно. Эта фраза соотносится с моим мировоззрением и с идеями, которые я стараюсь донести до людей». Modus Vivendi означает соглашение между противоборствующими сторонами, позволяющее им сосуществовать в гармонии. По сути, это мирный договор. Ты веришь в свое, я — в свое, но мы можем оставить свои убеждения в стороне и жить в ладу друг с другом. Не нужно позволять противоречиям влиять на взаимоотношения. Мы все — единое целое.

Во время работы над альбомом ты думала о каких-то конкретных отношениях? Он весь пронизан глубокой печалью.

Да, но все не так однозначно. Мне не раз приходилось болезненно расставаться — и с вещами, и с людьми. Наблюдение за своими чувствами стало для меня своего рода исследовательским проектом — я изучала свою боль и на основе этого написала альбом. Во многих текстах есть скрытый смысл: вы можете решить, что речь о чем-то одном, а на самом деле — о другом.

Ты начала сочинять стихи, а потом и тексты песен, будучи подростком из Нью-Джерси. Каково это, расти там?

Там всюду такая темная энергетика. Но когда рядом близкие, ты чувствуешь позитив. Там всех бросает из крайности в крайность, друзья в Нью-Джерси — это самое ценное, что у тебя есть, но они могут как помочь тебе, так и навредить. На мой взгляд, проблема заключается в системе школьного образования. Цели, которые перед нами ставят в школе, только истощают морально и физически, пресекают всякое творчество. Вот подростки и ищут утешения в дурных привычках. Думаю, виной всему власти — они не дают развиваться.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Когда тебе было 18, ты подписала контракт с лейблом Канье Уэста GOOD Music. Как это произошло?

В то время много разных лейблов ко мне присматривалось, а я решила, что не стану подписывать контракт ни с кем, кроме Канье Уэста, — и вот через пару недель они со мной связались. Тогда я почувствовала, что оказалась именно там, где должна была.

Ты работала вместе с Канье над треками Ghost Town и Violent Crimes из его альбома Ye, который вышел в 2018 году. Неужели было совсем не страшно?

Странно, но нет. Я пару раз приходила к нему в студию, он ставил мне какую-то музыку. На третий раз мы впервые взялись за работу вместе в его студии в Вайоминге. Канье многому меня научил. Он тот, кто найдет в тебе лучшее и покажет это людям, сделает тебя таким крутым, каким ты только можешь быть. Мне тогда было 20, но этот опыт сделал меня куда взрослее.

В своих текстах ты говоришь о девушках и специально используешь местоимения женского рода. По-твоему важно, чтобы люди акцентировали на этом внимание?

Не думаю, что все должны так делать. Я стараюсь никак себя не определять, я — ничто и все одновременно. Да, я люблю женщин, даже представить себя не могу с мужчиной, но я не лесбиянка. Я просто люблю женщин. И предпочитаю не называть себя лесбиянкой, потому что это помещает меня в некие рамки. Мне нравится, когда все предельно просто, когда нет никакой политики. Ведь в противном случае ты борешься за равенство, но сам от этого равенства отдаляешься, потому что навешал на себя слишком много ярлыков. А чем их меньше, тем ближе мы друг к другу. Главное, что всех нас определяет и объединяет, — то, что мы люди.

070 Shake, 2020

У тебя много татуировок. Какая была самой первой?

О да, я человек спонтанный — самые настоящие Близнецы. Есть у меня и дурацкие татуировки… Могу проснуться утром с мыслью, что мне что-то нравится, а на следующий день я это уже ненавижу. Близнецам нужно запретить делать татуировки! Мне было 19, когда я набила первую — эту самую на лице. Да-да, я сделала татуировку на лице, и моя мама вынуждена была ею любоваться. Она была вне себя, плакала. Я набила 070 в Техасе на фестивале SXSW, мы с подругой просто проходили мимо тату-студии и думаем: «Почему бы не сделать татушки на лице». Потом я забила руки. Теперь думаю изобразить что-нибудь на животе.

Какая из татуировок для тебя самая значимая?

Люблю эту, она олицетворяет меня (Shake указывает на символ небинарного гендера на своем предплечье). Моя девичья половина с длинным хвостом на голове носит брюки, а мальчишеская — юбки. Такая уж я — не что-то одно, а все разом.

И ты покупаешь одежду в обоих отделах?

Могу проторчать в отделе для маленьких мальчиков целый день! Еще с тех пор, как сама была ребенком. Мама терпеть этого не могла. Но это не столько про отождествление себя с мальчиками или с девочками — в женском отделе тоже найдутся вещи, которые мне понравятся. По-моему, у одежды просто нет гендера. Глядя на юбку, я не вижу девочку в ней, а вижу материал и фасон. Я обо всем забываю, когда дело касается одежды.

070 Shake, 2020

Где ты покупаешь одежду и кто твои любимые дизайнеры?

В магазинах «Армии Спасения»! Я не особо сильна в моде. Да, я могу надеть туфли Prada, но если мне что-то нравится, то оно мне просто нравится, вне зависимости от бренда. Восторженные крики в духе «Ты видел эту коллаборацию?» — совсем не про меня. Я предпочитаю ходить по комиссионкам. Один мой друг из Джерси, его ник в инстаграме — @jjjreese, сшил штаны, которые на мне сегодня. Он далеко пойдет! Я недавно сделала вместе с ним мерч для своего тура — футболки с псами и надписями Modus Vivendi.

И последний вопрос — что ты сейчас слушаешь?

Много Radiohead. Еще я постоянно слушаю Фрэнка Оушена и Blood Orange. Постоянно. Одним словом, я довольно скучная, но меня эта музыка заряжает.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.