Новости

Что нужно знать о нынешней ситуации в Бейруте и как помочь

Ливано-канадский дизайнер и активистка Селин Семан рассказывает, с чем страна столкнулась после взрыва, унесшего жизни более 150 человек, и до него — и почему Ливану сейчас особенно важна помощь международного сообщества
TOPSHOT  EDITORS NOTE Graphic content  A helicopter puts out a fire at the scene of an explosion at the port of...
STR

«Мой дом разрушен!» Во вторник я получила от сестры сообщение, которого боятся все экспаты; весточку из дома, уведомляющую о катастрофе и потрясающую до глубины души. Под воздействием двух взрывов в порту Бейрута образовалась ударная волна, ощутимая на расстоянии до 240 километров — не только в городе, но и за его пределами. Даже на соседнем острове Кипр сообщали о шуме и дребезжании окон.

Жилые дома, предприятия и целые кварталы были разрушены, тысячи людей получили ранения и нуждались в немедленной помощи. Медицинские учреждения, и без того переполненные из-за роста числа заболевших коронавирусом и ограниченные в ресурсах, столкнулись еще и с массовыми жертвами катастрофы. По данным Al Jazeera, три больницы были полностью разрушены, еще две — повреждены. В настоящее время число погибших превышает 150 человек и продолжает расти, более 6000 человек получили ранения.

Местные жители общались и узнавали, что происходит, с помощью социальных сетей и WhatsApp, а видео взрыва транслировались в режиме реального времени в интернете, опережая основные средства массовой информации. Благодаря этому ливанская диаспора оставалась в курсе событий. Когда все случилось, большинство из нас день и ночь висели на телефоне с членами семьи и близкими — разделяя с ними горе, иногда молчание и слезы, если кто-то получал уведомление о смерти или уничтожении имущества.

STR

Однако не вся информация в соцсетях достоверна. Например, в инстаграм-аккаунте @locatevictimsbeirut утверждают, что помогают находить пропавших без вести, хотя люди сомневаются в его истинных намерениях. Ливанцы отслеживают информацию, распространяющуюся в интернете, и проверяют счета для пожертвований и оказания помощи.

«Это правда похоже на апокалипсис», — говорит Синтия Мерхедж, владелица модного бренда Renaissance, в голосовом сообщении в WhatsApp. На заднем плане эхом разносятся испуганные голоса, придавая записи еще больше пустоты. Инфраструктура Бейрута разрушена, его жители, мои соотечественники, и без того убитые горем и борющиеся за выживание, потеряли надежду. Мое сердце разбито.

Как такое произошло?

По данным Al Jazeera, около 3000 тонн нитрата аммония, очень опасного химического соединения, прибыли в порт Бейрута по стечению обстоятельств еще в 2013 году, на борту направлявшегося в Мозамбик судна Rhosus. Из-за технических проблем груз был помещен в бейрутский портовый ангар №12 и брошен.

Правительство Ливана попросило тщательно следить за ним: было очевидно, что в случае взрыва город будет разрушен. Сообщается, что в период с 2014 по 2017 год сотрудники таможни направили шесть писем судье Бейрута по срочным вопросам с просьбой вывезти опасные материалы, но никаких действий не было предпринято.

Еще до катастрофы ливанцы еле сводили концы с концами из-за пандемии COVID-19, длительных политических волнений, беспрецедентного экономического кризиса и голода. В связи с коррумпированностью политической элиты, высоким уровнем безработицы и недостаточным обеспечением жизненно важными ресурсами, включая электричество, воду и вывоз отходов, цены на продукты питания, топливо и предметы первой необходимости резко выросли.

По данным Ближневосточного центра Карнеги, каждый третий ливанец потерял работу. А по оценкам Всемирного банка, около 22% жителей страны живут за чертой крайней бедности, тысячи людей голодают. Инфляция достигла почти 90% в июне 2020 года, в то время как цены на основные товары выросли примерно на 55% в мае.

STR

Ливан

Ливан — крошечная страна площадью 10452 км² с населением более 6,8 миллиона человек, то есть одна из самых густонаселенных в мире. По оценкам, в самом Бейруте проживает 2,4 миллиона человек. Мы небольшое и сплоченное сообщество с внушительной диаспорой, почти втрое превышающей число местных жителей.

В Ливане самая высокая концентрация беженцев на душу населения в мире: примерно 250 000 рабочих-мигрантов — выходцы из соседних африканских стран. Многие оказались здесь в ловушке из-за эксплуататорской системы кафала, в соответствии с которой все неквалифицированные рабочие должны иметь в стране спонсора, часто работодателя, который отвечает за их визу и правовой статус. Многие работодатели отбирают паспорта и жестоко обращаются с подчиненными, практически не неся за это ответственности. И недавно в стране прошли демонстрации против столь несправедливых законов.

Ливанский фунт обесценился на 80% с октября из-за того, что правительство хронически неспособно управлять государственным долгом, к тому же теперь банки ввели ограничения на снятие средств гражданами. Курс ливанского фунта был привязан к доллару США на протяжении нескольких последних десятков лет, но из-за нестабильности валюты все изменилось. Людям едва ли хватало средств на еду до этой катастрофы, но теперь Ливану грозит гуманитарный кризис беспрецедентного, немыслимого масштаба. Ни денег, ни еды, ни дома. Абсолютный хаос.

Страна и так давно находится на грани голода, а в результате взрыва были уничтожены еще и зернохранилища с пшеницей и крупами. В ту ночь 300 000 человек остались без крова, им негде было спать и нечего есть. Для страны, которая импортирует почти все, что потребляет, взрыв в столичном порту имеет серьезные последствия: доступ к медикаментам и продовольствию перекрыт.

«Порт Бейрута — главная артерия для всей страны», — говорит Бачар эль-Халаби, аналитик по Ближнему Востоку и Северной Африке (MENA) и политический обозреватель TRT World. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, более 80% необходимых Ливану продуктов питания и материалов импортируется, при этом через порт проходит 60% всего импорта страны. С тех самых пор, как в 1990-м закончилась гражданская война, в Ливане ничего не производят в достаточном для удовлетворения нужд населения количестве.

STR

Катализатор революции

С октября 2019 года народ Ливана требует, чтобы нынешний правящий класс немедленно ушел в отставку. И взрыв только подтверждает, что крики «таура» («революция») оправданы.

«Необходимо провести международное расследование. В противном случае мы так и не узнаем истину, справедливость не восторжествует», — написал в твиттере эль-Халаби. Взрыв стал еще одним источником давления, которое страна не сможет выдержать, поэтому жителям Ливана пришло время коллективно выступить в ее защиту.

Кто виноват в катастрофе? Почему ливанское правительство так много лет пренебрегало взрывчатыми веществами? Перла Джо Маалули, художница и одна из ведущих активистов ливанской революции, говорит: «Это произошло из-за халатности. Пренебрежение нашим народом, нашей землей, нашим духом, нашим будущим!» Мир наблюдает, как Ливан не может подняться с колен. Проигнорировав химические вещества в порту, ливанское правительство не защитило своих граждан.

Народ Ливана призывает международных лидеров не финансировать нынешний правящий класс. Им нельзя доверять деньги. С момента начала эпидемии коронавируса банки закрылись, граждане не могут даже снимать собственные деньги. Похоже, что более 6 миллиардов долларов были перечислены за пределы страны. Эти средства, принадлежащие народу Ливана, при нынешнем руководстве были фактически выведены из банков.

Хлоя Каттар, получившая докторскую степень по истории Ливана в Кембриджском университете, стала связующим звеном между местными жителями и миллионами представителей ливанской диаспоры, живущими по всему миру. Каттар передавала информацию и фотоматериалы из Бейрута. «Международное сообщество может помочь, пожертвовав средства, продукты питания и медикаменты напрямую больницам, местным НПО и ливанскому Красному Кресту, — рассказывает историк мне в WhatsApp. — Граждане призывают не связываться напрямую с правительством Ливана, поскольку те замешаны в многолетней коррупции и хищении государственных средств. Местные гуманитарные объединения ливанского населения поистине достойны восхищения, и именно они больше всего нуждаются в поддержке. Через день после взрыва в Бейруте активность проявляли только добровольцы — полиция и военнослужащие ничего не делали».

STR

Время для женщин-лидеров и объединения населения

Карма Экмекджи, консультант структуры «ООН-женщины», вчера заявила в видео в инстаграме: «Все зависит только от нас: от каждой девушки и каждой женщины в Ливане, в арабском мире и на Ближнем Востоке... Только мы можем уберечь наши сообщества от войн друг с другом».

Как и во время протестов, ливанские женщины находятся в авангарде гуманитарных усилий. Они навещают соседей, помогают разбирать завалы и выносить мусор, а на улицах — раздавать еду и спасать людей.

Как говорит ливанский историк Каттар, взрыв в Бейруте можно рассматривать как плачевный результат 30 лет коррумпированной политики. «О наличии взрывоопасных материалов в порту было известно на различных уровнях руководства, от администрации порта до судебных органов и правительства, и то, что с ними так безалаберно обращались, — прямое доказательство некомпетентности и пассивности администрации Ливана. В свою очередь, отсутствие проактивности и диффузия исполнительной власти являются не чем иным, как преступлением и виной всех вовлеченных сторон».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

После взрывов ливанцы постоянно помогают друг другу, в том числе и предоставляют кров. Превосходный пример того, как работает инстинкт выживания и как мы способны самоотверженно расширять свои границы и выходить из зоны комфорта ради сообщества. Мы полагаемся исключительно на своих соотечественников вместо того, чтобы ждать хоть какой-нибудь помощи от коррумпированного правительства, вновь и вновь оказывающегося замешанным в ужасных преступлениях против человечества и собственного народа. Но чтобы вести борьбу, нам необходима помощь международного сообщества.

«Ливанский народ нуждается в образовании, — говорит Перла Джо Маалули. — Необходимы инвестиции международного сообщества. Все рухнуло, и система образования в том числе». Поскольку более 37% жителей Ливана моложе 20 лет, мы лишаем себя надежды на лучшее будущее. 

Пожалуйста, помогите нам добиться радикальных изменений, поддержав следующие благотворительные организации и фонды:

Продовольственная помощь

Lebanese Food Bank

Atfalouna campaign 

Ahla Fawda

Kafe be Kafak 

Общая помощь

Lebanese Red Cross

Offre Joie

Beit el Baraka

Impact Lebanon 

Baytna Baytak 

Daleel Thawra 

Lebanon Needs 

Rebuild Beirut 

Помощь домашнему персоналу

Egna Legna

Об авторе

Селин Семан-Вернон — ливано-канадский дизайнер, писательница, активистка, оратор, основательница Slow Factory Foundation. Эта некоммерческая общественная организация выступает за экологическую и социальную справедливость и проводит серию конференций Study Hall, пропагандирующих экологическую грамотность. Кроме того, Семан-Вернон — организатор первого научного модного инкубатора One X One. Селин также входит в Совет международной организации Progressive International, в 2016 году стала членом совета директоров медиалаборатории МТИ и входит в совет директоров некоммерческой организации AIGA NY, способствующей развитию дизайна в Нью-Йорке.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.