Новости

Гарри Нуриев представит в Майами диван, полный ненужных вещей Balenciaga

Апсайклинг, наследие прошлого и «cупервысокотехнологичность»

Коллекционеры модной мебели, записывайте: Гарри Нуриев, нью-йоркский дизайнер российского происхождения, известный своими инстаграмными интерьерами, подарил новую жизнь ненужным вещам Balenciaga, сделав из них софу, которая будет представлена на грядущей ярмарке Design Miami. Над многоцветным диваном Гарри работал два месяца, это его официальная коллаборация с брендом. Мебель собрана из материалов, оставшихся от прошлых проектов Нуриева и обрезков и нераспроданных вещей Balenciaga.

© Inna Kablukova

В Design Miami Нуриев будет участвовать не первый раз: год назад Гарри показывал офисное пространство, тоже посвященное Balenciaga, среди прочего в нем был и рабочий стул, покрытый белой тканью с традиционной русской вышивкой. Как многое в стиле Гарри и в облике Balenciaga времен Демны Гвасалии, новая софа полна того «скользкого» шика, что произрастает из ностальгии по надувной мебели девяностых. Однако сияющая пластиковая оболочка не та, какой покрывают диваны, — это прозрачный винил. «Мне хотелось передать ностальгическое ощущение, но в новом, супервысокотехнологичном ключе», — говорит Гарри. В сердце софы — манекен, завернутый в слои вещей Balenciaga разных лет. «В наших квартирах хранятся коробки одежды», — отмечает Гарри. Сидя на таком «складе» вещей (в случае с Balenciaga все предоставил бренд), Гарри решил использовать поврежденную, нераспроданную или оставшуюся одежду из предыдущих коллекций Дома. Итог — яркий калейдоскоп предметов одежды фирменных цветов Balenciaga с логотипами, выглядит он как мерч в вакуумной упаковке. По мнению Нуриева, этот образ напоминает о ворохе одежды, который появляется, пока вы наряжаетесь. «Его цветовой паттерн всегда случайный, но красивый», — говорит Гарри.

Нуриев подчеркивает, что память оказывает наибольшее влияние на его дизайн. Гарри черпает идеи из того, что называет «треш-библиотекой форм», отмечая, что сами формы, как и материалы, тоже могут быть переработаны. «Я просто беру образ и перепридумываю его», — говорит Гарри. Новой софой он отсылается к диванному «силуэту» из дома, где жил в детстве, в регионе Кавказских Минеральных Вод в девяностых и начале нулевых. «Обожаю эти уродливые диваны, — признается Гарри. — Софа этой формы была первой мне знакомой, на ней я сидел со своей семьей, со своими бабушкой и дедушкой. Я чувствовал себя таким маленьким, мое тело было крошечным, а диван огромным в сравнении со мной».

© Inna Kablukova

Проект Нуриева появился в тот самый момент, когда производители предметов роскоши и бренды масс-маркета задаются вопросом, что делать с нераспроданным товаром. В прошлом году H&M и Burberry осуждали за сожжение избытка своей продукции. Художественное видение освежает: Гарри интерпретирует неиспользованные, непригодные по торговым стандартам вещи в совсем ином виде, получая предмет мебели.

Нуриев нацелен сделать свой бренд Crosby Studios полностью устойчивым и надеется, что эта концепция передастся и другим. «Мне кажется важным показывать молодым дизайнерам, что можно применить апсайклинг в красивом виде и правильной форме, с нужным материалом». Сидение на ворохе вещей еще никогда не выглядело и не ощущалось так хорошо.

Liana Satenstein / Vogue.com

Читайте также

Мода

Вещь дня: домашний «халатик» Balenciaga

Радости жизни

Юлия Снигирь о своей роли в «Новом папе», моде и юморе